{{$root.pageTitleShort}}

«Мама пытается из меня сделать леди, но я не сдаюсь»

Обычно люди стремятся из провинции в столицу, но 25-летний чеченский модельер Луиза Тайдаева решила действовать наоборот. Она выросла и выучилась в Москве, а потом отправилась покорять Грозный
3516

— Мои родители переехали из Грозного в Москву, когда мне было пять лет. Там я закончила школу, потом Московский университет дизайна и технологий. Еще в школе, когда все девочки мечтали стать певицами или моделями, я хотела заниматься одеждой. В университете начала делать мужские коллекции, мне вообще мужская мода нравится больше женской. Шила для подруг и соседей. В 19 лет устроилась мерчендайзером в компанию Bosco. Но я понимала, что в Москве у меня одна перспектива — консультант в магазине, а на родине я смогу реализоваться. Здесь никаких дизайнеров еще не было, все только зарождалось, и я могла начать свое дело и стать первой. Я переехала в Грозный и возвращаться назад не хочу. Мне многое нравится в Москве, но там много агрессии. Здесь, дома, мне спокойней.

Семейный подряд

—  С деньгами помог отец, но речь не идет о каких-то огромных суммах. Я стараюсь не нагружать родителей лишний раз. Например, когда я участвовала в конкурсах модельеров, то всегда оплачивала взносы и проезд сама. Помещение сначала арендовала в Урус-Мартане, чуть позже открыла магазин-ателье в Грозном. Придумала собственный бренд Lewis Hudson. Первое слово — мое прозвище, еще со школы все друзья звали меня Льюис. А фамилию Хадсон позаимствовала у героя книги «Как убить рок-звезду». Мне кажется, у нас с ним много общего. Мы работаем втроем: я и две мои двоюродные сестры. Махра — экономист, Милана изучала информационные технологии в дизайне. Шьем женские коллекции. Модели придумываю сама, но по поводу цвета и деталей всегда советуюсь с сестрами. Они отвечают за крой и пошив и подгоняют вещь под конкретного клиента.

Фотосессии в инстаграме

{{current+1}} / {{count}}

— У нас нет какой-то определенной аудитории. Выбрать себе платье в нашем магазине может и школьница, и взрослая дама. Мы работаем и по индивидуальным заказам. Узнают о нас от знакомых или через социальные сети. Есть страница в инстаграме, где мы регулярно публикуем фотосессии в наших платьях. Поэтому в основном у нас заказывают одежду нашего дизайна, но нужного размера. Мое увлечение мужской модой тоже сохранилось. Но мужские вещи мы шьем больше для показов, стараемся демонстрировать новые необычные фасоны.

Блистать всегда, блистать везде

—  Наши женщины любят наряжаться. Даже если они идут в соседний магазин за хлебом, им обязательно нужно быть при параде. В Москве я одевалась очень просто, а здесь почувствовала разницу. У местных девушек всегда маникюр, огромные ресницы, прически. Простой крой и лаконичная фурнитура не востребованы. Даже на работу принято надевать платья с пайетками и стразами, из блестящих тканей с восточным орнаментом. Сейчас повальная мода на Elle Saab и Zuhair Murad. Не все могут позволить себе такие дорогие платья, поэтому заказывают шить копии. Кавказцы любят блистать.

Главный аксессуар

— Наши девушки не выходят из дома без сумок. Не важно, на машине ты едешь, на автобусе или вышла в магазин у дома. Сумки непременно должны быть брендовыми, со значком, и не важно, настоящие они или нет. Хотя сейчас и звезды, думаю, носят подделки. Люди поумнели и уже не переплачивают огромные суммы за сумки. Многие мои знакомые, которые следят за модой, но покрывают голову, перестали носить серьги, потому что их все равно не видно. Заменили серьги браслетами поверх одежды, кольцами и сумками.

Чеченский фьюжн

—  Мне нравится смешивать разные стили. Люблю легкое бунтарство в одежде и необычные детали. Например, широкое платье с бантом, который потом можно снять. Всегда стараюсь привнести какие-то новые элементы от себя. Так, у нас можно купить платье в пол, но в то же время на нем буду грубые металлические детали. С одной стороны, традиционно, с другой — необычно. Сейчас в моде снова стиль милитари, и мы на закрытых платьях обыгрываем соответствующий принт. Но при этом я не бегу за модой, одежду шью ту, что нравится самой. Ткани используем самые разные: от полиэстра до тончайшей шерсти. Материалы заказываем обычно в Италии, а фурнитуру — в Германии и Китае. Пуговицы всегда должны выглядеть дорого, мы используем только лучшие пуговицы, молнии и клепки.

Леди в кроссовках

—  Мне невероятно нравится Джон Гальяно. У него такие сложные фасоны, удивительный взгляд на одежду и крой. Так и хочется раскроить его одежду и посмотреть, как же все сделано изнутри. Хороший крой у Jil Sander. Однако восхищение модельерами такого уровня вовсе не значит, что я стремлюсь одеваться в брендовые вещи. Для меня совершенно не обязательно, чтобы вещь была дорогой. Раньше вообще покупала футболки в переходе метро и носила достаточно долго. А сейчас шью себе сама. Это проще всего: пришла в голову какая-то идея, я набросала эскиз и сшила. Правда, то, что нравится мне, не всегда нравится моей маме. Из Москвы в Грозный сначала переехала она, и несколько лет я жила одна и одевалась как захочу, любила кеды, кроссовки, спортивные вещи. А когда я переехала в Грозный, мама решила снова взять мой гардероб в свои руки. Пытается из меня сделать леди. Я не сдаюсь, одеваюсь примерно так, как сейчас, — в платья прямого кроя.

Форма одежды — свободная!

—  Я считаю, что девушка сама должна решать, носить ей длинные платья или нет. Молодым, конечно, хочется носить короткие вещи. Но всегда есть золотая середина и разумные границы. И уж если ты надеваешь хиджаб, то юбка мини точно не допустима, хотя вовсе не обязательно облачаться в платье до пола. Я уважаю выбор каждого человека. Иногда молодая девушка хочет носить хиджаб, а ее родители против, потому что выросли в СССР и не привыкли к исламским традициям. Современная молодежь более религиозна, чем старшее поколение, и это, безусловно, отражается на моде. Мне кажется, что через десять лет 99% девушек в Чечне будут ходить закрытыми. Но еще раз повторю: каждый решает сам.

Фото: Магомед Хадисов

Кристина Тоноян, Анна Николаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Искусственный разум против шпаргалок: что ждет студентов в 2035 году?

Учиться в университетах будущего станет непросто: машина следит за зрачками, искусственный интеллект контролирует любое движение на экзаменах, нейросеть выносит оценки. Эти разработки — уже реальность
В других СМИ
Еженедельная
рассылка