{{$root.pageTitleShort}}

Эффект «светлого алана»

Мастер из Владикавказа создает копии исторических украшений, которые хранятся в музеях по всему миру, и обучает этому студентов. И все это — ради сохранения национальных традиций

Тимур Зембатов со студентами в мастерской

В мастерской Тимура Зембатова яблоку негде упасть: столько собралось подмастерьев, но крошечной шкатулочке в виде грецкого ореха место нашлось. Ученик Зембатова, подобно легендарному Левше, не только повторил форму плода, но и сделал к нему миниатюрный замок и ключик. У самого же мастера такие изделия теперь скорее редкость: Тимур увлечен своим проектом «Рохсалан» (от «рохс» — «светлый», то есть «светлый алан»), который стартовал в августе 2022 года и завершится в июле этого.

Цель инициативы, получившей грант от «Росмолодежи», — создать условия для командной работы по сохранению национальной культурной идентичности. За сложными формулировками скрывается простая идея: дать возможность начинающим мастерам, а это около 225 школьников и студентов профильных образовательных учреждений, попрактиковаться в создании национальных украшений на уникальном профессиональном оборудовании.

Копии, сохранившие магию оригиналов

Студенты кафедры технологии и художественной обработки металла Северо-Кавказского горно-металлургического института, выпускником которой является и сам Тимур Зембатов, в мастерской на практике изучают технологию литья, восковки каучуковых форм, формовку, полировку, шлифовку и создают копии скифских поясов, брошек, запонок и заколок, найденных в царских курганах. Занятия проходят три раза в неделю.

— Почему мы делаем акцент на национальной культуре? Тысячи лет на этой территории ремесленники создавали произведения в стиле, известном сегодня как кобанский звериный. Нам важно продолжать эти традиции, не утратить их, чтобы студенты буквально осязали, как создавалось то искусство. Копии изделий, представленных в крупнейших музеях мира, молодые мастера держат в руках, работают с ними — так формируется интерес молодежи к национальной художественной культуре, — рассказывает Тимур.

Площадка проекта «Рохсалан» находится на территории мастерских Союза художников Северной Осетии, и это персональная мастерская одного из членов организации. Пока Тимур увлеченно делится идеей проекта, студенты оживленно заняты восковкой.

— Ребята уже знают, как работать с давлением и температурой, как держать и открывать каучуковую форму. Они не отвлекаются от творческого процесса, я такой эффект наблюдал в художественной школе. Дети не «отлипали».

Искусство предков вдохновляет подмастерьев. Тимур не согласен, что реплики не могут передать магию оригинала. Копии по-своему ценны.

— Оригиналы находятся в музее, к ним там нельзя прикоснуться, украсить ими себя или близкого. Наши — доступны, но таинство сохраняется. Например, мы сделали копию барса с царского кургана. Так же, как и оригинал, он вызывает уважение. Ты знаешь, что это что-то родное. Родовая память никуда не исчезает.

Без заигрывания с сакральным

Тимур согласен с тем, что бездумное тиражирование национальных украшений может быть опасным.

— Меня, например, часто спрашивают: «Почему не делаешь кулон с Уастырджи (герой Нартского эпоса, покровитель путников и воинов. — Ред.)?» Меня возмущает, когда образ великого Уаса делают в виде брелока на ключи. Так нельзя. Но когда что-то сакральное изображают на одежде, носят на руках и на шее — это другой разговор. Поэтому стараюсь не заигрываться с такими вещами. Мое дело — приобщать молодежь к национальной культуре.

Тимур обучает и технике филиграни — изготовлению ажурных изделий из тонкой проволоки. С драгметаллами Тимур не работает.

— Меня восхищает кобанская бронза, но тот химический состав не повторить. Пока специализируюсь на сплавах — делаем копии из латуни и бронзы, но в будущем я хочу перейти исключительно на бронзу и создавать произведения, комбинируя кобанский стиль с собственным. И это будет авторское изделие: мы берем образцы, которые имеют культурную и историческую ценность, но дальше уже сами додумываем, стилизуем.

На вопрос, возьмет ли кого-то из учеников после окончания проекта к себе в подмастерья, Тимур пожимает плечами: все зависит от самого ученика. Если он будет гореть делом, желать и дальше совершенствовать знания и навыки, то такому человеку всегда найдется место. Однако глобальная цель проекта «Рохсалан» — дать выпускникам навыки, которые позволят им в дальнейшем творить самостоятельно. Станет ли работа кого-то из выпускников художественного отделения дипломной, покажет время и усердие самого студента, заключает мастер.

Анна Кабисова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Гастрогид по Владикавказу: где попробовать главные блюда местной кухни

Пять заведений столицы Северной Осетии, где подают легендарный фыджын, наваристую лывжу, кашу из сыра, гигантскую шаурму и уникальный напиток осетиано. Рассказываем, куда идти и сколько это стоит

«Семь черных бумаг»: как в горах Осетии снимали фильм о войне

В День Победы в широкий прокат выходит осетинская картина о жителях горного села, куда приходят похоронки. Поговорили с авторами о съемках, мистических совпадениях и возрождении национального кино