{{$root.pageTitleShort}}

Как делают настоящий ингушский ковер. Фоторепортаж

Раньше на этих ярких и теплых коврах с помощью орнаментов могли записывать целые послания. С годами старинное ремесло было почти утрачено, но теперь у него появился шанс на новую жизнь
516

В старину эти пестрые ковры, или, как их называют в Ингушетии, истинги, были практически в каждом доме. Но со временем техника их производства стала забываться, самих ковров практически не осталось, а что обозначали причудливые орнаменты, почти все забыли. К счастью, на защиту национального ремесла встали этнографы.

— Все началось в 2011—2012 году, когда мы основали историко-географическое общество «Дзурдзуки» и занялись изучением орнамента, — говорит историк и учредитель общества Танзила Дзаурова. — Мы поняли, что нашего национального орнамента нет вообще нигде: ни в архитектуре, ни в дизайне. Мы начали собирать материал: опрашивать стариков, искать фотографии, рисунки. Вовремя это сделали, потому что многих из наших респондентов, наверное 90 процентов, уже нет на сегодня в живых. Собранный материал мы стали рассылать дизайнерам, в типографии. Постепенно интерес к орнаменту появился и начал расти.

В 2019 году «Дзурдзуки» выпустили монографию «Ингушский национальный орнамент», в которой проанализировали и описали все собранные материалы. А после перешли от теории к практике. Победив в конкурсе президентских грантов, этнографы открыли в Назрани первую и единственную школу войлочного ковроделия.

— Ковры — это самый богатый источник материала по орнаменту, — говорит Танзила. — Первый поток учениц мы выпустили еще в прошлом году. Изначально хотели набрать 15 человек, но желающих было так много, что пришлось добрать еще четверых. Сейчас у нас второй курс, девочки уже освоили валяние ковров, скоро перейдем к игрушкам и одежде.

Ученицы первого курса основали собственную ассоциацию войлочного ковроделия в республике. На вырученные от продажи ковров деньги они сняли свое помещение, закупили шерсть и оборудование. Для многих это стало основным источником дохода, у некоторых появились постоянные клиенты. К ним планируют присоединиться и ученицы второго потока.

На изготовление самого простого молитвенного коврика, он в длину 1,5 метра, у одной мастерицы уходит около недели. А чтобы сделать большой и плотный ковер, нужно до полутора месяцев. Разброс цен — от 5−6 до 35 тысяч рублей.

—  Поскольку труд ручной, он дорогой, во всяком случае для человека нашего региона. Многие хотят, но не могут себе позволить покупку. Поэтому мы начали думать, как автоматизировать и упростить часть процессов, чтобы ковры стали дешевле. Пока же все от и до делается вручную.

Кроме того, мастерицы намерены обучиться окраске изделий натуральными красителями. Для этого девушки с приходом тепла будут собирать корни барбариса, кору дуба, листья грецкого ореха, чернику и т. п. — так, как делали их предки много лет назад.

Лиза Али

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка