{{$root.pageTitleShort}}

Платок для карачаевской невесты

Никто не знает, как появились в Карачае шелковые платки. Известно только, что стоили они как стадо коров и назывались «николаевскими» в честь царя. Вышивают их и сейчас — чтобы надеть раз в жизни
797

Один из самых ценных и загадочных экспонатов государственного музея Карачаево-Черкесии в Черкесске — необычный желто-горчичный шелковый платок из аула Учкулан, с плотной вышивкой, изображающей испанскую корриду. Правда, некоторые видят в тореадорах китайцев. Так что одни специалисты считают, что платок испанский, а другие говорят, что это старинная китайская шаль.

{{current+1}} / {{count}}

Шелковые платки (по-карачаевски чилле джаулук) с вышивкой и бахромой, импортные и сделанные местными мастерицами, в старину носили только по особым, торжественным случаям, а сейчас и вовсе надевают лишь раз в жизни — на свадьбу. Особый шик — покрыть голову старинным платком, доставшимся от бабушки или даже от прабабушки. В некоторых семьях хранятся платки, которым около 150 лет. Цена таких шалей ручной работы была баснословной, да и сегодня они не каждому по карману. Стоимость зависит от плотности вышивки, качества ткани и нитей, сложности узора, длины и плетения бахромы и составляет десятки и сотни тысяч рублей. А мастериц-вышивальщиц в республике сейчас можно пересчитать по пальцам.

Одна на полреспублики

— Представь, течет река веками по своему руслу. А люди берут и сворачивают ее в сторону. Разве правильно это? — за работой 81-летняя Аклима Байрамкулова из станицы Зеленчукской рассуждает о нововведениях в народных традициях. Она одна из немногих мастериц в Карачаево-Черкесии, умеющих делать чилле джаулук. Из-под ее руки вышли десятки таких платков. Некоторые она раздарила, часть продала на местном базаре и на центральном рынке Черкесска. Последние годы Аклима Муссаевна редко берется за работу. Но руки помнят, ловко ведут иглу. На отрезе крепдешина вырисовывается золотой листочек. Затем появятся цветы.

Отрез шелка полтора на полтора метра, тонкая острая игла и большая цыганская, сотни метров шелковой нити и месяцы работы — создание чилле джаулук под силу только очень усидчивым женщинам. Самое долгое занятие — плетение бахромы. Чем она мудренее, тем лучше. Чтобы расшить весь платок двусторонней гладью и обвязать нарядной бахромой, порой требуется до полугода. В наш стремительный век на такое способны немногие.

{{current+1}} / {{count}}

— Как-то приходили ко мне три местные молодые девушки, попросили научить их шить такие платки. На пару занятий пришли и больше не появлялись. Молодежь думает: зачем мне это, если я могу готовый купить? — с легкой печалью говорит Аклима. — Сейчас китайские штампованные платки на рынке можно найти за полторы-три тысячи!

Шелк… и алюминий

Аклима вспоминает, что в детстве видела шелковые шали на девушках, танцевавших на праздниках в родном ауле Даусуз. Но собственный платок ей пришлось расшить своими руками.

— Я очень рано осталась сиротой. Растила меня как родную дочь невестка — жена старшего брата, покупала все, что нужно, собирала берне — приданое. Был там и шелковый белый платок. Однажды я пошла к двоюродной сестре и увидела, как она вышивает чилле джаулук. Это так увлекло меня, что тут же решила: попробую-ка и я! Достала тот самый платок из сундука и начала работать.

С иглой 18-летняя Аклима уже умела справляться: с самых юных лет шила рубашки, брюки, шапки всей соседской детворе. А вот с рисованием, нанесением узоров на ткань дело не шло. Художественным даром девушка не обладала. Но выход был найден. Та же кузина Алачык научила приему: нужно подложить под изделие какой-нибудь готовый платок, потом потереть о волосы алюминиевую ложку и поводить ею, прижимая к ткани, по узорам. После этого на шелке появлялся орнамент-калька серого цвета, словно сделанный карандашом. И по этим линиям уже можно было вышивать.

Платок удался на славу. За девушкой закрепилась слава мастерицы на все руки. К слову, сейчас тот платок хранится в районном музее.

В свой свадебный платок, который должен был быть шире и наряднее первого, она вложила больше труда.

— Ткани нужной ширины не нашлось, шелка шире 80 сантиметров в продаже тогда вообще не было, и мне пришлось соединить два полотна, а шов скрыть вышивкой. Расшила платок узорами и сама сделала бахрому. По традиции, мой свадебный платок был отдан кому-то из родни мужа. К сожалению, я не смогла его найти, а так хотелось бы сейчас посмотреть на него.

Овладев мастерством, Аклима стала оставлять на изделиях свое имя, скромно вышивая его в уголке платка. Так делали многие рукодельницы, в музее, например, есть платок, половину которого занимает вышитая надпись: «Джаухарат Каитова. Год рождения 26. XII — 1939 г. 1959 год. Село Карловка».

Платки-месседжи

А для свадьбы своей внучки Аклима расшила целых шесть платков — как того требует традиция. Три больших платка покрывают голову невесты. Два платка поменьше кончиками вдеты в золотые кольца на каждой руке. Четвертый повязан вокруг талии поверх свадебного платья. Такой комплект в среднем стоит 60−70 тысяч, а испанские платки ручной работы, особенно модные сейчас в республике, обойдутся в разы дороже.

Зато обряд снятия платков с карачаевской невесты настолько красив и эффектен, что, случается, его проводят и на свадьбах других народов. Это кульминация торжества: невесту, покрытую платками, выводят в центр зала или двора, чтобы познакомить с родней жениха. В старину чести снять покров с невесты удостаивалась образцово-показательная женщина из числа новых родственников, сейчас для этого обычно приглашают артистов хореографических ансамблей. Красивые юноши и девушки в танце под национальную музыку один за другим снимают с невесты платки и отдают их старшим представительницам рода. Теперь все могут увидеть лицо новобрачной и полюбоваться на ее красоту.

У каждого свадебного платка свой смысл. Снимая верхний платок, невесте как бы говорят: «Теперь ты своя в этом ауле». Снимая второй, принимают в круг семьи, рода. Самый нижний платок — символ невинности и чистоты девушки (если для женщины это не первый брак, третий платок надевать не положено). Платки на руках означают, что невеста щедра и пришла в дом не с пустыми руками, а с подарками. Платок, повязанный вокруг талии, говорит о том, что девушка намерена быть хорошей хозяйкой, трудолюбивой, почитать свою новую семью, ее традиции.

Платок имени царя Николая

10 коров, считай небольшое стадо, — такой в старину была цена за полностью расшитый чилле джаулук с богатой бахромой сложного плетения. В пересчете на нынешние деньги — около полумиллиона рублей. Оно и понятно: были они диковинкой, привезенной из далеких земель.

Китай, Персия, Россия, Грузия, Испания — мнения историков о том, какими путями и откуда пришел в горный край шелковый платок с бахромой, расходятся. А вот со временем определиться немного легче. Помогает второе название, которое дал этим платкам народ, — «николай джаулук», «николаевский платок», вероятно, по имени российского правителя Николая II. То есть речь идет о конце XIX — начале XX века.

Гармонистка Б. Гаджаева на празднике народностей Северного Кавказа. 30-е годы XX в.

Из десятков видов шелковых и других платков, которые носили карачаевские женщины в старину, чилле джаулук был наиболее престижным. По этому аксессуару можно было понять, какого достатка семья. Бывали они самых разных цветов и оттенков, с контрастной вышивкой и однотонной, с расшитым углом и полностью в узорах. Девушки из знатных и зажиточных семей носили белые и бордовые платки — эти цвета считались у горцев самыми статусными. Распространены были пестрые, а вот синие почему-то не любили. Женщины среднего возраста предпочитали черные платки. При этом они вовсе не ассоциировались с трауром. Девушки носили чилле джаулук, откинув один конец назад, другой — опустив на грудь.

Все дело в энергетике

В запасниках государственного музея Карачаево-Черкесии хранятся более двух сотен платков чилле джаулук всевозможных цветов и размеров.

— Большинство этих платков, которые правильнее называть «шали», сделаны руками жительниц селений Большого Карачая, Теберды, — рассказывает главный хранитель музея Ирина Заубидова. — Здесь жили великолепные мастерицы, умевшие вышивать двусторонней гладью и плести сложную бахрому. Но есть и немало привозных платков Николаевской эпохи, изготовленных в Китае. Как их различать? По нескольким признакам. Китайский шелк был качественнее, чем наш, отечественный. Здесь у нас чаще использовали крепдешин. Некоторые отличия есть в технике вышивки. Ну, а главный признак — ширина полотна. В России тех времен не существовало станков, на которых можно было бы сделать шелковую ткань шириной 120−150 сантиметров. Поэтому, если на шали имеется шов, можно с уверенностью говорить, что это работа местных мастериц.

{{current+1}} / {{count}}

Высококачественные китайские шали со временем сменил китайский же ширпотреб. К началу XXI века он завалил российский рынок. Именно обилие дешевых изделий заставило нашу героиню Аклиму бросить вышивку платков на продажу.

— Меня обидело, что люди стали предпочитать эти платки нашим, сделанным вручную. «Да какая разница, их носить-то всего день, зачем переплачивать!» — кинули мне в лицо несколько раз. А об энергетике платка они не задумываются, — возмущается мастерица.

В энергетику она верит особо.

— Вот однажды приезжала ко мне девушка-журналист. Побеседовали, а после она стала примерять мои платки, любоваться в зеркало. И вскоре вышла замуж! — смеется Аклима. Она верит, что придут времена, когда женщины вновь станут носить чилле джаулук, и вышивает платки для будущих правнучек.

Мадина Хапаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка