{{$root.pageTitleShort}}

Мусор — деньги

День за днем дагестанец Абдулгапур Насрулаев видел из окна машины одну картину: прекрасное водохранилище и кучи мусора. И решил делать из него мебель
3352

Трудно поверить, но эти скамейки, столы и урны изготовлены из мусора. Точнее — из переработанного пластика. Дагестанец Абдулгапур Насрулаев решил бороться с переизбытком бытовых отходов в республике, запустив производство уличной мебели из вторсырья. Но в регионе, где мусор — одна из самых очевидных проблем, добыть пластик для производства оказалось не так просто.

Полезное с прибыльным

Проблема сбора и утилизации мусора давно беспокоит Абдулгапура. Он живет с семьей в селе Чиркей — и, как и во многих населенных пунктах региона, проблема со сбором мусора здесь стоит остро. Пластиковые бутылки порой заполняют огромные участки Чиркейского водохранилища недалеко от любимого туристами Сулакского каньона.

— Я к экологическим движениям не имел никакого отношения, но, проезжая, почти каждый день водохранилище вижу, в каком оно состоянии, дороги наши, парков нет, зато везде летающие пакеты, деревья в пакетах, пластик разбросан, — говорит предприниматель.

Абдулгапур думал о том, как можно повлиять на положение дел, а потом в сети случайно наткнулся на информацию о компании по переработке пластика и изготовления из него садовой мебели «Умная среда». Эта российская компания по производству уличной экологичной мебели запустила сеть безотходных экозаводов по всей России — всего около двадцати.

Абдулгапур Насрулаев

— Посмотрел ролики, чем они занимаются, — понравилось. Сотрудничать начали по франшизе, то есть производство и технология от компании, а в Дагестане мы закупили специальное оборудование, арендовали помещение. — объясняет Абдулгапур. — На открытие ушло четыре-пять месяцев.

Предприятие заработало в апреле 2021 года. Место выбрали в пригороде Кизилюрта, на территории промзоны. Пока завод небольшой. На производстве — трое рабочих.

— Я и сам работаю непосредственно на нашем производстве, — говорит Абдулгапур. — У меня техническое образование — факультет информатики и управления. Раньше работал в разных цехах, к примеру, где металлические трубы изготавливали, но это всегда была работа на кого-то.

Его предприятие первое в Дагестане стало работать с использованным пластиком, утверждает он. Здесь изготавливают урны, скамейки, кашпо, столы, стулья, беседки — всю уличную и садовую мебель.

Рецепт скамейки

Самое ответственное — замешать материал по определенным пропорциям. У печи стоят мешки с бахилами и горка смеси из измельченного пластика и песка. Нам показывают процесс производства.

— Сначала мы дробим пластик, готовим смесь из него и из песка, — показывает бизнесмен. — Потом берем эту смесь, бахилы или пленку и закидываем в машину. На выходе получается горячая смесь — под 200 градусов, эту массу закладываем под пресс.

С помощью пресса выдавливаются изделия — например, детали скамейки. Уже на следующий день их обработают, соберут и покрасят.

На заводе перерабатывают любой пластик, сейчас это в основном бутылки, канистры, бочки, пакеты, пленки — все, кроме тонких бутылок из-под воды. Для них планируют приобрести специальную технику.

Прибыли, по словам руководителя предприятия, пока не получают, но намерены наращивать объемы производства.

— На одну скамейку уходит 80−90 килограммов пластика, 5 000 старых пакетов, на урну — до 2 800 пакетов. В месяц можно спокойно перерабатывать 5 тонн пластика. Я понимаю, это по сравнению с тем, что у нас творится с мусором, не такой большой объем, но хоть какой-то, — говорит Абудлгапур.

Изначально на заводе перерабатывали два-три вида пластиковых изделий, постепенно планируют взять в работу весь пластик. Планы — выйти на переработку 15 тонн вторсырья в месяц.

— Это уже будет работа в две-три смены. Но все упирается в реализацию.

{{current+1}} / {{count}}

Кому нужен мусор

Абдулгапур считает, что его мебель вполне можно было бы использовать при благоустройстве парков и скверов республики.

— Так мы стимулируем раздельный сбор мусора, переработку отходов. Но нашим чиновникам выгодно, чтобы ежегодно была статья расходов на деревянные скамейки. А наши изделия несколько лет не требуют ухода и покраски, — перечисляет бизнесмен плюсы пластиковой мебели.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Из какого сора: мусорный Апокалипсис в Махачкале стал искусством
Девушки в нарядных платьях позируют на фоне мусорных куч. Так авторы проекта «Внутренняя гармония» решили подчеркнуть парадоксальность Махачкалы — города пышных свадеб и огромных свалок

Вес одной урны — 70−80 килограммов, скамейки — около 90 килограммов.

— Не утащат точно, — шутит Абдулгапур.

За безопасность продукции для здоровья можно не переживать, утверждает он.

— Используется пластик 2−4 категории — это самый безвредный пластик, тем более мы его не сжигаем, а расплавляем. Наша продукция поддается вторичной переработке. А в случае поломки можно расплавить и собрать заново или прикрепить отдельную деталь.

Готовое изделие внешне напоминает деревянное, но материал намного тяжелее, прочнее, не боится влаги и сырости. Сверху мебель красят. Дизайн подбирают из предложенных компанией либо воплощают свои варианты сбора.

— Вот, например, стол очень подошел бы для домиков у моря, баз отдыха, потому что не будет сыреть или гнить, — показывает Абдулгапур. — Ржавчина нашим изделиям тоже не грозит. Их приобретали частные покупатели, но сбыт идет не так шустро, как мне хотелось бы, о нас пока мало знают.

Покупатели встречаются из Махачкалы, из Чиркея, из Кизилюрта. О производстве узнают из интернета или от знакомых. Помимо частников предприниматель рассчитывает на муниципальные закупки: он уже встречался с главами городов и получил обещания сотрудничества. Утверждает: изделия из пластика более выгодны для госбюджета. Скамейка из металла обойдется в 35−40 тысяч рублей, из дерева — в 12 000−15 000.

— Наша — без скидки 19 900, но она долговечна. Стол — около 25 тысяч рублей. Но вот этот стол я сам делал, он мне очень дорог, я бы вообще его не продал, наверное, — улыбается Абдулгапур. — У меня дома, кстати, есть скамейка наша.

В Махачкале и в Чиркее уже установлены подобные скамейки, есть договоренности с санаториями. Абдулгапур не теряет надежды на то, что удастся сотрудничать с муниципалитетами по федеральной программе «Комфортная городская среда», хотя в этом году в нее предложения предприятия Абдулгапура не попали.

Предприниматель планирует встречу с чиновниками из министерства природных ресурсов и экологии республики.

— Думаю, нас поддержат. В европейских странах уже давно занимаются переработкой вторичного сырья. Для Дагестана это в новинку — такого производства у нас еще не было.

Разделяй и властвуй

И если проблему реализации способен решить хороший маркетинг, другие трудности носят более глобальный характер. Загвоздка номер два — отсутствие раздельного сбора мусора в Дагестане.

— Хотелось бы выйти на более организованный уровень, чтобы мы вместе могли очистить наш край от пластика и пленки, которая годами не гниет и наносит вред нам и нашим потомкам, — размышляет Абдулгапур.

Пластик для предприятия приобретают у частников. Пункты приема есть в Хасавюрте и Кизилюрте, там Абдулгапур и закупает вторсырье. Килограмм обходится в 40−50 рублей, «как договоримся», говорит предприниматель. Песок закупает на карьере, использованные бахилы по договоренности поставляет частная клиника — это бесплатно.

— Руководители поликлиник реагировали на нашу просьбу нормально, удивленно, не верили даже, — рассказывает бизнесмен. — Проблема в другом — в том, что в самих организациях не налажена система раздельного сбора мусора, как и в республике в целом. Пластик у нас в больших объемах не перерабатывается, и люди наши, во-первых, кидают все в одну урну, во-вторых, не знают и не видят, какую интересную продукцию можно из использованного пластика сделать.

Проблему надо решать на уровне руководства республики и муниципалитетов, уверен предприниматель.

— Это обязанность государства — организация раздельного сбора мусора, подготовка экопунктов по приему пластика, а дальнейшие действия: приобретение сырья, переработка — это уже мы, производственники, можем взять на себя. По этому вопросу я встречался с зампредседателя правительства Дагестана, который хорошо понимает эту проблему и обещал оказать поддержку, — рассказывает предприниматель. — Разговор идет о раздельном сборе мусора и о дальнейшей переработке пластика и пакетов.

Само предприятие сбором мусора не занимается. В планах открыть приемочный пункт у входа на завод, чтобы любой желающий мог привезти свой пластиковый мусор. Его примут с радостью.

— А если отдельный сбор мусора организуют в населенных пунктах, это очень облегчит нам работу. Возможно, будем обсуждать это и с руководством муниципалитетов. Рано или поздно все всё равно придут к раздельному сбору мусора. Когда люди узнают о моем заводе, их первые эмоции — вау! — удивляются. Но некоторые говорят: «Зачем тебе это надо?» Я оптимист, наверное, но я верю, что этот корабль поплывет.

Махмуд Кочкарев, экоактивист, бизнесмен, автор блога @mkala_eco:


—  Точек, куда люди могут прийти и сдать пластик, в республике нет. Есть частники — в Дербенте, Карабудахкенте, Хасавюрте и, кажется, Кизилюрте, но они принимают мусор тоннами. Однако организовать точки сбора мусора для граждан для них затратно и невыгодно. Государство пока не участвует в таких начинаниях. В Махачкале есть единственный мусоросортировочный завод, на окраине города. Это просто свалка, куда свозят мусор, делают вид, что сортируют, а по факту просто отвозят на полигоны.


Контейнеры для сбора пластика очень помогли бы. Люди готовы сортировать мусор. Есть много сознательных граждан. Другие не готовы, не потому что категорически против, а от незнания. Понадобится еще много лет просветительской работы, но, уверен, со временем все привыкнут.


Я сепарирую органический мусор и неорганический. Органику собираю и, когда получается, передаю другу за город в качестве удобрений. Неорганический мусор выкидываю в контейнер. Но его я произвожу процентов на семьдесят меньше за счет разумного потребления. Это значит покупать продукты в свои пакеты/мешочки, выбирать продукты не в пластике. Брать ровно столько, сколько нужно. Покупать разливную или рассыпную бытовую химию в свои контейнеры. Не пользоваться пластиковыми пакетами. Бумагу и картон я собираю отдельно и складываю возле мусорного контейнера. Иногда приезжает машина и забирает их. Стеклянные банки собираю и отвожу бесплатно бабушкам на рынке, которые продают всякие урбечи, масла и другие сыпучие и жидкие продукты. Опасные отходы, типа лампочек и батареек, отвожу в специальные пункты приема. Их мало, но они есть — и это тоже частная инициатива коммерсантов, не государства.

Магидат Абакарова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка