{{$root.pageTitleShort}}

Махачкалинцы встали на защиту городского парка

«Демократия дошла до Дагестана», — ответил глава региона на акцию #ПаркНаш#ПилитеВдругомМесте
1292

В дагестанской столице вторую неделю обсуждают проект создания нового музейного комплекса в парке Ленинского комсомола. Пока чиновники проводят пресс-конференции и круглые столы, активисты пишут жалобы в надзорные органы и администрацию президента, проводят экскурсии по парку, подали иск в суд и заявку на проведение митинга протеста. Горожане постят в соцсетях фото с хэштегами #ПаркНаш и #ПилитеВдругомМесте и, опасаясь вырубки деревьев, дежурят в парке с зелеными ленточками на рукавах.

Здесь будет парк-музей

Парк Ленинского комсомола (бывший Вейнеровский сад) — самый большой и старый парк Махачкалы. Именно здесь, как сообщает пресс-служба мэрии, планируется построить «уникальный исторический парк „Россия — моя история“ с мультимедийными экспозициями, посвященными особенно ярким периодам истории России от древности до наших дней».

Речь идет о четырех экспозициях — об эпохах Рюриковичей, Романовых, истории России 1917−1945 годов и контрнаступлении под Москвой 1941 года, каждая станет точной копией музейного комплекса, который уже открыт в Москве на ВДНХ.

{{current+1}} / {{count}}

На сайте администрации Махачкалы говорится, что проект федеральный — в нем участвуют еще 9 регионов России, где планируется построить такие же исторические парки, и реализуется под патронажем президента Владимира Путина.

О реализации проекта в Махачкале пресс-служба мэрии сообщает следующее: «Для рассмотрения в Москву было отправлено 6 разных участков, расположенных в центральной части города. Местом реализации, по решению руководителей проекта в Москве, был определен парк Ленинского комсомола», «постановлением правительства Республики Дагестан от 15 ноября 2016 года № 329 было постановлено создать Дагестанский некоммерческий фонд „Россия — моя история. Город Махачкала“, главой Республики Дагестан Рамазаном Абдулатиповым издано Распоряжение № 199-рг от 30 декабря 2016 года, которое… разрешает предоставить Дагестанскому некоммерческому фонду „Россия — моя история. Город Махачкала“ на срок 49 лет в аренду без проведения торгов находящийся в собственности муниципального образования земельный участок площадью 1,05 га», «стоимость проекта для бюджета — 140 миллионов рублей при условии софинансирования, при котором внутреннее оформление музея профинансирует федеральный бюджет».

Современный парк Ленинского комсомола — это бывший Вейнеровский сад, разбитый сто лет назад промышленниками Аркадием и Николаем Вейнерами. В начале ХХ века братья построили и открыли в Махачкале (тогда она называлась Петровск) пивоваренный завод, а болотистую территорию, прилегающую к заводу, облагородили. Со временем сад превратился в любимое место отдыха горожан.

По данным Управления архитектуры и градостроительства администрации Махачкалы, предположительная площадь застройки — 3000−4000 квадратных метров, что составит 1,2−1,4% от общей площади парка.

«Все выполненные процедуры по выделению земельного участка и сдаче его в аренду сомнений не вызывают. Все действия законны», — уверяет председатель махачкалинского городского собрания Абдулмуслим Муртазалиев.

По словам руководителя Махачкалинского комитета по экологии Арслана Сайпулаева, фонд, который занимается реализацией проекта в Дагестане, должен будет возместить ущерб, нанесенный экологии города, в 10-кратном размере: вместо 60 вырубленных деревьев приобрести 600 1,5−2-летних деревьев.

Махти Рамазанов, назначенный руководителем фонда, прежде заметных должностей не занимал и в республике был известен мало. Но его выступление в Даггосуниверситете, где проходило обсуждение нового проекта, запомнилось многим фразой, уже ставшей крылатой: «Почему вы с такой гордостью говорите о братьях Вайнерах (правильно — Вейнерах. — Ред.), которые построили пивзавод — это бизнес-проект — и споили наш народ!»

Горожане — против

Сергей Манышев, историк:

«Трудно понять, для чего в Махачкале подобное заведение, ведь эти деньги можно было пустить на оснащение совсем недавно открывшегося после капитального ремонта Дагестанского объединенного историко-архитектурного музея, где отсутствует какая-либо мультимедийность. Это крупнейший на Северном Кавказе музей, с огромным количеством подлинных экспонатов, посвященных истории и культуре народов Дагестана, а также их взаимоотношениям с Россией. Именно залы этого музея могли бы стать местом притяжения как горожан, так и гостей Дагестана, если бы они были оборудованы соответствующим образом.

…А компенсацию вырубленных деревьев мы уже видели, когда в прошлом году строили сквер в Редукторном поселке. Вместо деревьев, которые росли здесь не один десяток лет, администрация посадила метровые туи и елки, большая их часть высохла через пару месяцев. Я — пессимист, уверен, что в центре города будет выстроено очередное уродство. А мы, махачкалинцы, останемся без одного из последних осколков старой Махачкалы, потому что по чьей-то прихоти у нас на конструктивистские здания лепят барочную балюстраду, как это было с бывшей библиотекой имени Пушкина, потому что памятник могут запросто выкрасить золотой краской, как Махача Дахадаева на привокзальной площади, или изуродовать постамент современной лепниной, как это сделали с памятником Кирову».

Анжела Ибрагимова, пенсионерка:

«Садики и поликлиники переполнены, школы работают в две смены, общественного транспорта практически нет, дороги в ужасном состоянии, в городе полно мусора и бродячих собак, а нам пихают непонятный музей. Я родилась в Махачкале, у меня с этим парком столько приятных моментов связано, я хожу сюда с внуками. Мне очень больно, что людей даже не спрашивают, нужен ли им этот музей. Это ведь наш город, в первую очередь».

Арсен Магомедов, юрист:

«2 февраля наша инициативная группа подала в Советский районный суд Махачкалы иск к администрации города. Мы считаем, что возведение музея на территории парка нарушает наше право на благоприятную окружающую среду, гарантированное Конституцией России. Мы считаем незаконными заключение договора аренды участка без проведения торгов и саму застройку озелененной территории общего пользования. Кроме того, в своем иске мы указываем, что решение о подготовке документации по планировке территории парка в установленном порядке не принято и не опубликовано, публичные слушания по проекту планировки проведены с нарушением закона».


Шамиль Хадулаев, член Общественной палаты Дагестана:

«Я против любого строительства в парке. Нельзя этого допустить. У нас и так не осталось ни одного парка, который бы не пострадал от застройки. Зелени в городе практически нет, хотя по нормам количество насаждений должно достигать 40% от общей городской площади».

Светлана Анохина, журналист, автор проекта «Был такой город»:

«В городе есть три места, которые особенно дороги махачкалинцам: улица Буйнакского, городской сад и Вейнеровский сад. Многие до сих пор так его и называют. На улице уже ничего не осталось: ни атмосферы, ни домов. В городском саду больше не играет духовой оркестр, сад растащили на рестораны, павильоны и ужасные монументы. Единственное, что осталось сегодня, — это парк и часть питомника. Ощипанный, безобразный, втиснутый между заправкой, спорткомплексами и ресторанами, но дышащий и живой. Когда мы собирали воспоминания махачкалинцев для проекта „Был такой город“, мне рассказывали про зайцев, которые здесь водились, про парашютную вышку… Так и хочется заорать, чтобы оставили, наконец, нас в покое со своими неживыми музеями. Эти технологии устареют через пару лет, а парк будет уже не вернуть. И никакие новые саженцы ничего не исправят».

«Демократия дошла до Дагестана»

Волна возмущения докатилась и до дагестанского Белого дома. 6 февраля, выступая с ежегодным посланием к парламенту республики, глава Дагестана Рамазан Абдулатипов так прокомментировал выступления защитников парка:

«По парку — это тоже сплетня, мы прорабатываем 7 вариантов, где будем строить этот исторический парк, музей. Парк — один из вариантов. Но то, что выступают, — это очень хорошо, значит, демократия дошла до Дагестана… Мы очень бережно относимся к паркам. За 4 года мы создали более 25 парков. В каждом районе и городе должен быть парк как зона отдыха людей. Если даже в парке создавать этот музей… Ну хорошо, пришел человек с ребенком, с женой, дай бог тоже. Походили вокруг трех деревьев, дальше куда? В грязные кафе, которые там есть рядом? А если бы мы там построили этот музей большой, внутри были бы игровые комнаты, современные кафе, библиотека и так далее. Один парк ничего не дает, надо чтобы были зоны отдыха внутри парка, зоны развлечения».

{{current+1}} / {{count}}

Иск городских активистов к мэрии пока лежит без движения: суд потребовал, чтобы истцы представили для рассмотрения оспариваемые документы, те самые, которые, по утверждению противников проекта, приняты неправомерно и не опубликованы. «Будем искать эти бумаги. Если суд снова не примет наше заявление — подадим жалобу», — говорит представитель инициативной группы Арсен Магомедов. О готовности выступить с аналогичными исками заявляют в своих публикациях в социальных сетях и другие горожане.

Митинг, который планировалось провести 11 февраля, тоже откладывается. «Имеется информация от правоохранительных органов Республики Дагестан о том, что существует вероятность совершения диверсий и терактов в общественных местах и местах массового скопления людей в планируемую для проведения публичного мероприятия дату… — написал минюст республики в ответ на уведомление организаторов акции. — Предлагаем подать уведомление о проведении публичного мероприятия с 10 марта по 25 марта 2017 года».

Яна Мартиросова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка