{{$root.pageTitleShort}}

Деревянные ковры «Фаттана»

В столярном ателье в Назрани делают необычную мебель, соединяя в одно целое дерево, эпоксидную смолу и ингушский национальный орнамент, сохранившийся на старинных коврах — истингах
326

В старину истинги, свалянные из овечьей шерсти, были в каждом ингушском доме. После долгих лет забвения они вновь входят в моду, и современные невесты все чаще добавляют яркие и теплые ковры в свое приданое.

Столяры из мастерской «Фаттан» (в переводе с ингушского — «рубанок») тоже не остались в стороне от моды. Вдохновившись монографией «Ингушский национальный орнамент», выпущенной историко-географическим обществом «Дзурдзуки», мастера по дереву создают оригинальные предметы интерьера — большие обеденные столы и маленькие журнальные столики с национальными орнаментами. Для изготовления столешниц используются слэбы — продольные спилы дерева — и эпоксидная смола. Такая технология сейчас весьма популярна.

Муслим и Магомед Амерхановы

— Мы делаем ингушские национальные ковры — только в дереве, — говорит Магомед Амерханов, один из основателей «Фаттана». — Нередко в такой же технике нас просят изготовить фамильные гербы.

Идея создания столярного производства зрела у Магомеда давно. Кинорежиссер по образованию, он долгое время работал на местном телевидении, потом пробовал открыть школу картинга для детей с инвалидностью и ремонтную мастерскую — не вышло. А затем грянула пандемия.

Многие предприниматели в этот период сбавили обороты, а Магомед с приятелем Хасаном, наоборот, начали новое дело — организовали столярное ателье «Фаттан».

— У нас тогда были только фреза и шлифовочная машинка. Со временем еще докупили оборудование, что-то взяли взаймы, а станок с ЧПУ нам предложил в рассрочку мастер из Кабардино-Балкарии Ислам Калов. Они вместе с отцом такие станки сами собирают. Сказал, что расплатиться за него сможем, когда начнем зарабатывать.

Со временем напарник Магомеда отошел от дел, вернувшись к своему привычному ремеслу — резьбе по камню. Теперь в мастерской Амерханову помогает сын Муслим.

— Одному здесь очень сложно. Машина ведь только 10% работы выполняет, остальное делает мастер. У Муслима, например, хорошо получается шлифовать, я так не умею, усидчивости не хватает.

Магомеду часто заказывают столы-реки с эпоксидной смолой, декорированные шишками, камешками и даже стабилизированным мхом, столы-истинги тоже нашли свое место в интерьерах ингушских домов, а также кафе и ресторанов в национальном стиле.

— Истинги всегда были прямоугольной формы, но мы как-то сделали круглый журнальный столик с национальным орнаментом. Он так понравился мастерицам из «Дзурдзуки», что они изготовили такой же ковер — получился очень необычный комплект.

На производство одного стола уходит более 20 литров эпоксидной смолы, цена которой начинается от тысячи рублей за литр. Дерево тоже удовольствие не из дешевых. Магомед заказывает нужную ему древесину на лесопилке в соседнем Экажево или в Карачаево-Черкесии. В итоге изготовление такого вот эксклюзивного стола ручной работы обходится заказчику в среднем от 80 до 100 тысяч рублей — по местным меркам не дешево.

— Нам часто говорят, что мы берем слишком дорого за свою работу, но в других регионах подобные изделия стоят на порядок больше. Мы можем сделать стол под любой бюджет, но и качество будет соответствующим. Например, столы из столярных щитов — более дешевый вариант. Они вполне подойдут для кафе. Но мне бы не хотелось, чтобы наше производство стало массовым. У таких изделий теряется индивидуальность.

Наталья Минакова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка