{{$root.pageTitleShort}}

Черкеска для Кадырова: как из науки уйти в пошив одежды и стать дизайнером знаменитостей

Почти полтора десятка лет Мадина Хацукова создает сложнейшие национальные платья, на каждое из которых уходит не один месяц

Мадина Хацукова защитила кандидатскую по химии, но всю жизнь занимается созданием адыгских национальных костюмов. Черкески художника-модельера из Нальчика выставляются в музеях, их можно увидеть на политиках, танцорах ансамблей «Кабардинка» и «Вайнах» и на ценителях из США, Турции и Сирии. О том, как из ученого стать успешным дизайнером одежды, рассказала сама хранительница народных традиций.

Я не финансист, а творческий работник

— Мне одновременно сложно и легко отвечать на вопрос о том, как я решила посвятить свою жизнь созданию национальных адыгских костюмов. Я этому профессионально не училась, но знания откуда-то есть. Возможно, в прошлых жизнях я занималась этим, — с улыбкой говорит Мадина Хацукова, — и оттуда идет любовь к костюму.

Мало кто уверен, куда хочет идти, когда оканчивает школу, и я была в их числе. Я всегда очень любила конфеты, и мне хотелось быть директором конфетной фабрики. Еще любила печь, поэтому решила поступать в Воронежский пищевой институт. Для этого сдавала экзамены на химико-биологическом факультете в Нальчике. В пищевой не прошла и осталась учиться на химико-биологическом. Мне там нравилось, поступила дальше в аспирантуру, защитила кандидатскую, но начались 90-е годы. Сестра хорошо шила, и мы решили арендовать помещение и заняться этим.

Вначале шили все, но потом задумались о создании стилизованной коллекции. Я стала изучать традиционный национальный костюм адыгов (черкесов) и поняла: ничем другим заниматься не хочу. Книги, старинные рисунки, гравюры, музейные экспонаты. Я изучала все и не только о национальном, но и о европейском средневековом костюме. Смотрела, какой крой, какие ткани.

Нелегко было создавать свой бренд, открывать ателье, но я очень люблю дело, которым занимаюсь. Я этим жила, горела. Где трудно, там мое. Хотя я все-таки не финансист, а творческий работник — думать про бухгалтерию и организационные моменты мне сложнее, но в бизнесе без этого невозможно существовать. Если бы у меня был человек, который знает, как продавать, преподносить людям, то, что я создаю, было бы легче. У меня много проектов, которые хочу запустить. Чем больше людей увидят, узнают наши костюмы, тем лучше. Мы работаем для людей, поэтому планирую масштабировать свое дело.

Шьем национальные костюмы Рамзану Кадырову

— Я настолько увлечена творческим процессом, что забываю фиксировать всех знаменитых клиентов. Мы дарили национальный адыгский костюм Арсену Канокову (экс-глава Кабардино-Балкарии. — Ред.). На постоянной основе шьем национальные костюмы Рамзану Кадырову и его детям. Кроме того, создаем традиционные свадебные платья, сценические костюмы для танцоров из ансамблей «Кабардинка», «Терские казаки», «Зия», «Эльбрус», «Вайнах».

Для директора Национального музея Кабардино-Балкарии Феликса Накова, который обучал искусству владения шашкой, мы делали полную реконструкцию традиционной черкески. Он проводил в ней мастер-классы, и, если ему где-то было неудобно, мы меняли крой. Так сшили идеально удобную черкеску, максимально похожую на старинную.

Пять лет назад для гвардейцев короля Иордании разработала эскизы парадного, повседневного и походного костюмов. Я сшила полный повседневный костюм — начиная с папахи и заканчивая обувью. Парадный и походный отправила в виде эскизов. Ювелир из Кабардино-Балкарии Анзор Гетажеев продолжает с ними сотрудничать — делает кинжалы, газыри.

Недавно по приглашению молодежной черкесской хасы Иордании я участвовала в выставке. У них был ежегодный благотворительный вечер под эгидой королевской семьи, приезжал младший брат короля Иордании с сыном. Я предоставила для аукциона мужской черкесский костюм.

Поездка совпала с новым выпуском журнала Vogue Arabia, посвященным черкесской диаспоре Иордании. Там девушки одеты в копии одного из наших платьев. И еще один случай. На сцену выходят танцевать дети из молодежной хасы. Я подумала: очень знакомые наряды на них. Оказалось, скопировали наше красное платье — одно из самых узнаваемых — и сшили идентичные для всех девочек из ансамбля. Это говорит о популярности, о том, что моя работа нравится людям, что этими платьями восхищаются. Пусть копируют.

Диана Машезова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«А где парень, который за рулем был?»
Как живет и работает чеченская девушка-водитель

На женщин за рулем на Кавказе уже перестали коситься. Но девушка, которая открыла свое дело и возит туристов по разным республикам и даже за границу, — это все еще очень необычно для Чечни