{{$root.pageTitleShort}}

Мода по древним лекалам

Половина ингушских невест выходят замуж в европейском наряде, половина — в национальном платье чокхи. В свадебном салоне «Зина» могут сшить любой из этих вариантов, но предпочитают все же родной
1378

Назрановский свадебный салон «Зина», основанный Зиной Инаркиевой 22 года назад, считается одним из самых дорогих в Ингушетии — среднее платье здесь стоит 80 тысяч рублей. И все же в республике есть семьи, в которых все девушки выходят замуж исключительно в платьях от Зины.

— У нас есть свой особый почерк. Это и ценят наши постоянные клиенты, — рассказывает Айна Инаркиева, старшая дочь свадебного модельера Зины Инаркиевой. После смерти матери они с сестрой продолжили ее дело.

На все руки мастер

Зина Инаркиева на протяжении многих лет работала в четвертой школе Назрани, преподавала труд и черчение, была завучем по воспитательной работе, а вечерами занималась рукоделием.

— В свободное время мама очень любила шить, вышивать, вязать. Когда мы были еще детьми, она шила нам всю одежду и даже обувь делала своими руками. Раньше ведь сложно было что-то достать, так она покупала импортные мужские рубашки большого размера, у них ткань хорошая, и шила нам с сестрой платья, сарафаны. Помню, у меня в детстве были босоножки с веревочками, такие сейчас в моде. Мама до утра сидела, чтобы мне их смастерить.

Свадебный модельер Айна Инаркиева

Зина шила детям костюмы для детсадовских утренников и школьных мероприятий, а коллеги по работе приходили к ней за обновками, и она никому не могла отказать — сидела за работой ночи напролет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Точка опоры: почему на Кавказе стало модно выходить замуж в национальном платье
Платье для невесты принца Иордании, наряды для Сати Казановой и еще сотен девушек — за свадебным образом многие едут в Нальчик, а после возвращаются за новым платьем — уже для своих дочерей

— Мы пели в хоре. Для выступления мама нам сшила костюмы бабочек — вырезала крылья из картона, приклеила к ним осколки новогодних игрушек. Очень красиво получилось. Костюмы так и переливались.

Дочерей Айну и Асю Зина тоже с малых лет приучала к труду.

— Мы с сестрой с детства все умели делать, в третьем классе уже борщ сами варили. Придвигали к плите табурет, потому что иначе до кастрюли не доставали, и так готовили.

Девочки освоили и рукоделие и, повзрослев, начали помогать маме с шитьем.

Свадебные наряды для дочерей Зина тоже шила собственноручно. У Айны было платье из модной тогда ткани «американки» со вставками из голубого шелка, расшитое пайетками и бусинками. Ася выходила замуж в белом чокхи, отделанном жемчугом. Шапочка, нагрудник и кисет были бордовые.

Идеи свадебных платьев в национальном стиле Зина Инаркиева черпала из старых книг и альбомов с фотографиями. А еще она очень любила общаться с бабушками.

— Они ей все рассказывали и, видя ее интерес, дарили ей хранящиеся у них старинные вещи несмотря на то, что у них были свои дети и внуки.

Первый свадебный салон

В 1999 году Зина Инаркиева арендовала в районе назрановского рынка крошечное помещение и начала шить свадебные платья — это был первый свадебный салон в городе.

— Папа был не в восторге от этой идеи. Было очень страшно начинать собственное дело. Это сейчас все легко: есть соцсети, реклама, а тогда было только сарафанное радио.

Сарафанное радио сработало — пошли заказы. Через несколько лет Зине стало тесно в маленьком ателье, и она переехала в соседнее здание. Совмещать работу в школе и творчество у мастерицы уже не получалось. Пришлось сделать выбор.

— Мама до последнего продолжала работать в школе и, только когда у нас появилось большое помещение, решила уйти. Ее очень не хотели отпускать, директор даже домой к нам приходил, уговаривал остаться, но она понимала, что не сможет совмещать.

Сначала выполнять заказы клиенток модельеру помогала старшая дочь Айна. Зина часто задействовала ее в качестве модели во время всевозможных выставок. Девушка вспоминает, как ее образ в национальном платье из черного бархата произвел настоящий фурор на одной из европейских выставок.

— К нам подходили посетители и просили сделать со мной фото. Очень им платье понравилось.

Когда подросла Ася, она тоже подключилась к работе. Позже Зина взяла в салон двух швей, еще две мастерицы работали на дому.

— Я сама решила маме помогать. Помню, как сидела над срочным заказом до рассвета, а утром мне нужно было уезжать в Ростов-на-Дону на учебу. Я так и села в поезд с наперстком на пальце: забыла его снять. Невесту же нельзя подвести. Когда появлялся срочный заказ, к его выполнению подключались все.

По такому же принципу в свадебном салоне «Зина» работают и сейчас. Сегодня коллектив мастерской насчитывает 5 швей. За каждой мастерицей закреплен определенный участок работ.

Красота напрокат

Правда, платья на заказ шьют все реже. Куда выгоднее взять наряд в прокат.

— Раньше платье покупали, потому что его нужно было передать золовке, но постепенно эта традиция ушла. Современные невесты подходят к вопросу выбора наряда более практично, ведь это далеко не дешевое удовольствие.

Цена готового платья напрямую зависит от сложности и объема работы, ткани, фурнитуры. На пошив платья без шлейфа уходит примерно 4 метра ткани. Если соблюсти традиции и сделать падуги (длинные рукава, которые исключают даже случайное прикосновение к руке невесты), несколько больше. Для отделки свадебного платья понадобится примерно 6−7 кг бисера, стекляруса или камней Сваровски. Они пользуются на Кавказе особой популярностью. Также в комплект входят пояс, нагрудники, шапочка и сумочка-кисет. В среднем изготовление свадебного наряда в салоне Инаркиевых обойдется невесте в 80 тысяч рублей. В то время, как за первый прокат она заплатит в 2 раза меньше, второй и последующий обойдутся еще дешевле, но, как показывает практика, и выглядеть такое одеяние будет не так безупречно.

— Бывает, что уже после первого проката наряд оказывается полностью испорченным, и не всегда удается вернуть затраченные на его изготовление средства. Например, если невеста случайно прольет на платье чай, то с таким пятном уже ничего не сделаешь. Если попытаться его вывести, то при отбеливании будет выцветать бисер. Недавно одну невесту водили к ручью, традиция у нас такая. Из-за дождливой погоды платье было безнадежно испорчено.

Но, несмотря на риск, мастерицы никогда не используют некачественные материалы.

— Ткани бывают разного качества и разной ценовой категории, но дешевые покупать нам самим не выгодно, иначе платье уже после первого проката потеряет вид и его придется просто выбросить.

Штучные штучки

Все платья в салоне Инаркиевых шьются в единственном экземпляре. Делать дубли им самим не интересно, поэтому каждый раз мастерицы придумывают что-то новое, благо сейчас широкий выбор тканей и фурнитуры.

— Когда мама начинала шить, то в ее распоряжении были только разноцветные пайетки. Сейчас очень большой выбор фурнитуры: стеклярус, рубка, бисер, жемчуг. Ткани тоже разные. В основном все они привозные.

Невеста может быть абсолютно уверена, что получит эксклюзив. А если ничего не приглянулось, можно заказать наряд с учетом собственных пожеланий. Правда, процесс создания будет долгим и трудоемким. Будущей невесте придется 2−3 раза прийти на примерку, чтобы подогнать платье по фигуре. Дальше на ткань нанесут орнамент и сделают вышивку. Все украшения мастерицы пришивают вручную.

— Клиентка сама решает, что для нее предпочтительнее — объемный рисунок или сдержанный, может быть, что-то нежное или, наоборот, яркое. Есть девушки, которые совсем отказываются от декора.

В комплект к каждому наряду изготавливается шапочка и кисет, в который невеста будет складывать подаренные ей деньги и украшения. Также индивидуально подбираются пояс и нагрудник. Их заказывают у ювелиров. На изготовление одного свадебного платья уходит до месяца.

Акцент на традиции

Айна признается, что за 22 года существования салона лишь однажды невеста отказалась от заказа.

— Мы все были очень удивлены. Девушка ко всему подошла очень щепетильно: сама выбрала ткань, кант, подкладочный материал. Первую примерку сделали — все хорошо, а на второй примерке сказала, что не хочет это платье. Позже я увидела ее фото в соцсетях в европейском наряде, хотя у нас она заказала национальный.

В салоне Инаркиевых шьют не только ингушские чокхи, но и европейские свадебные платья. Желание клиента — закон, но сами мастерицы все же отдают предпочтение национальным.

— Мама тоже не очень любила европейский наряд, хотя и шила. Когда клиентка говорила, что не хочет национальное платье, мама предлагала ей все же примерить чокхи, которое, по ее мнению, подойдет именно этой невесте, и та чаще всего останавливала свой выбор на нем.

По наблюдению Айны Инаркиевой, около 50 процентов современных невест в Ингушетии выбирают национальные платья, остальные 50 — отдают предпочтение европейским нарядам.

— Как ни странно, но чаще всего девушки, живущие за пределами республики, выбирают для свадьбы традиционное ингушское платье.

Свадебная мода в миниатюре

Говорят, найди себе работу по душе — и тебе не придется работать ни дня в своей жизни. Такого принципа придерживалась Зина Инаркиева, создавая свои шедевры. Одним из ее любимых занятий было изготовление сувенирных кукол в национальных костюмах, которые и по сей день можно купить в Ингушетии. Мастерица могла часами сидеть за работой, чтобы добиться желаемого результата.

— Первая кукла, которую мама сделала, ей настолько не понравилась, что она даже расплакалась, а папа тогда недоумевал, как можно в таком возрасте плакать из-за какой-то куклы.

Но внутренний перфекционист не давал модельеру покоя.

Основательница назрановского свадебного салона «Зина» модельер Зина Инаркиева

— Мама очень много фотографий наших невест давала кукольнику: хотела добиться именно ингушского типажа лица, а у него никак не получалось. В результате пришлось сменить мастера, и все заладилось.

Лица и руки кукол выполнены из фарфора, нагрудники и пояса изготовлены из серебра, а наряды из велюра и шелка расшиты настоящими циркониями. Стоит такая «безделушка» 60 тысяч рублей, но ценители не жалеют денег, чтобы заполучить экспонат в свою коллекцию.

— Свое дело надо любить. Мама сама так всегда говорила. Когда я что-то шила, она обязательно интересовалась, нравится ли мне результат. На мое неуверенное «ну, так» она отвечала, что в таком случае и клиентке не понравится.

В свадебном салоне Зины Инаркиевой уже 22 года помогают невестам выбрать наряд для самого важного в их жизни торжества. В Ингушетии немало семей, в которых все девушки выходили замуж исключительно в платьях от Зины.

— Многим кажется, что в свадебном салоне можно заработать миллионы, но это не так. Если бы на сегодняшний день мне пришлось начинать все с нуля, я бы вряд ли рискнула открыть салон, но дело мамы мы будем продолжать. Она столько души в него вложила.

Наталья Минакова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка