{{$root.pageTitleShort}}

Ближе к Богу. Как живет мужской монастырь в горах

За суровыми стенами Аланского Успенского монастыря в Северной Осетии — особенная атмосфера
2772

Чтобы подняться к Аланскому Успенскому монастырю, надо преодолеть уходящую в небо лестницу с высокими ступенями. У подножия стен монастыря и небо ближе, и дышится легче — словно прошел первое испытание перед тем, как быть допущенным к чему-то сакральному.

Мужской Аланский Успенский монастырь считается самым высокогорным в России: он возвышается на 2000 метров над уровнем моря, и эта высота хорошо ощутима на смотровой площадке монастыря, где так любят фотографироваться туристы и паломники.

Монастырь рос день за днем на глазах у жителей Осетии, для которых горный поселок Фиагдон в Куртатинском ущелье — что-то вроде парка Коломенское в Москве: недалеко от центра, красиво и чистый воздух, поэтому сюда съезжаются отдохнуть на выходные в любое время года. Он появился летом 2003 года, когда в село Хидикус рядом с поселком Верхний Фиагдон перебрались два монаха и два трудника из монастыря в Беслане. Мужской монастырь в горах Осетии был создан по наставлению и благословению старца архимандрита Ипполита (Халина) из Свято-Николаевского Рыльского монастыря Курской епархии — в конце 90-х годов у него побывала чуть ли не половина жителей Осетии. Сегодня двое из их — игуменья Нонна (Багаева) и иеромонах Стефан (Дзугкоев) — являются наместниками монастырей: Аланского Богоявленского женского монастыря в Алагире и Аланского Успенского мужского монастыря в Фиагдоне, которые стали духовными центрами республики.

В Средневековье на территории Аланского Успенского мужского монастыря и вокруг было фамильное поселение Гусовых. В XVII, а затем и в XVIII веке здесь появились две крупные сторожевые башни — сейчас они вписались в монастырский комплекс и служат колокольней.

В 2003 году православной церкви возвратили полуразрушенный храм XIX века во имя Жен-мироносиц — он датируется примерно 1858 годом и располагается там же. Менее чем за год монахи восстановили маленькую церковь и построили братский корпус. Каменные стены ХIХ века отреставрировали, они и стали основанием современного большого храма, названного во имя Иконы Иверской Божией Матери и построенного по древним образцам.

Имя нового храма неслучайно: в пяти километрах от монастыря находится часовня, в ней шестьсот лет хранилась важная святыня Осетии и всего Северного Кавказа — Иверская Моздокская икона Божией Матери, подаренная царицей Грузии Тамарой Великой. Подлинник иконы был утрачен в годы Великой Отечественной войны. По преданию, с восстановлением православных монастырей в Осетии эта икона будет вновь обретена.

Причастие

Монастырь строили всем миром камень за камнем — и сами монахи, и прихожане, и нанятые рабочие. Осталось лишь завершить росписи. Богослужения проходят в стесненных условиях — посреди лесов.

Каждое воскресенье на утреннюю литургию из Владикавказа приезжает множество людей — целые семьи с детьми. Богослужения ведутся на церковнославянском и осетинском языках.

После общей молитвы и причастия прихожане собираются в трапезной и завтракают за одним столом вместе с настоятелем и братией монастыря: сейчас в монастыре двенадцать монахов в возрасте от 29 до 46 лет. После трапезы никто не спешит уезжать — к отцу Стефану выстраивается длинная очередь за благословением, которое переходит в дружескую беседу.

Внутри монастыря, который с дороги кажется недоступным и суровым, чувствуется атмосфера любви и тепла. В монастырь приезжают креститься и венчаться, а некоторые люди — трудники — остаются надолго, чтобы помочь на кухне и в подсобном хозяйстве: монахи держат пятнадцать коров, около трехсот кур, пасеку из пятидесяти пчелиных семей.

За коровами французской породы ухаживает Лука. Перед тем, как постричься в монахи, он получил медицинское образование. Ранним утром Лука отправляется на территорию, где живут коровы и куры, — это в 800 метрах от монастыря. Каждую корову Лука называет по имени и ласково с ней здоровается. Он сам кормит и доит животных, но молока так много, что в какой-то момент братия приобрела доильный аппарат. Яиц, как и молока, в хозяйстве получается много — часть идет на нужды монастыря, остальное продается.

Из молока монахи делают сыр — и сами, и с помощью трудников. А летом собирают в горах целебные травы для чая — его так же, как молоко, сыр и мед, можно приобрести в монастыре и в специальных лавках во Владикавказе и Беслане.

Ближе к обеду на территории монастыря появляются группы туристов. Каждые выходные из Владикавказа отправляется автобус с паломниками cо всей республики. Едут и из других регионов России: Ростовской области, Ставропольского края, Калмыкии, Чечни, Волгоградской области. На Престольный Успенский праздник в течение двух-трех дней монастырь посещают около 15−17 тысяч человек, а на праздник Крещения Господня приезжает около 50 тысяч паломников.

{{current+1}} / {{count}}

Таинство исповеди

Таинство крещения

По словам наместника монастыря отца Стефана, Осетию можно смело считать колыбелью христианства в России.

— Предки современных осетин — скифы и сарматы — в числе первых услышали Благую весть. Причем христианское учение на нашу землю еще в I веке принес один из апостолов Христа — Андрей Первозванный. Великое крещение Алании состоялось даже раньше крещения Руси. Так что христианство на нашей благодатной земле насчитывает ни много ни мало 1100 лет, и республика будет торжественно праздновать эту дату.

Анна Кабисова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка