{{$root.pageTitleShort}}

Семейная пара долгожителей — о браке длиной в 72 года

95-летний Умахан и 93-летняя Патимат из отдаленного горного села в Дагестане вместе почти три четверти века и считают свое супружество идеальным
1876

Общественный транспорт в село Кули Акушинского района Дагестана не ходит. Ехать сюда от столицы республики — 2,5 часа на машине, но село кажется будто бы стоящим в стороне от остального мира. Дорога, ведущая в него, — это местами глина, по которой вряд ли проедешь после дождя, а чаще всего — просто булыжники. Чтобы преодолеть семь километров, уходит полчаса.

В Дагестане название Кули носят два селения. Одно — крупный аул в населенном преимущественно лакцами Кулинском районе. Второе находится в Акушинском. Хотя район считается даргинским, живут в селе тоже лакцы.

«Это же хорошая дорога», — разводят руками немногочисленные местные жители, по-горски неизбалованные и не привыкшие к комфорту. Сейчас в селе жилыми считаются 10−15 хозяйств, часть старых домов уже разрушилась. Работы нет, молодежь здесь не задерживается. За парты сельской школы осенью сядут шесть или семь учеников.

Умахан и Патимат Хизриевы живут тут всю жизнь, последние 72 года — вместе.

Дедушке Умахану — 95 лет, бабушке Патимат — 93. До недавних пор старики жили вдвоем, сами ухаживали за скотиной и выполняли несложную работу по дому. Буквально неделю назад Умахан повредил ногу и слег. Помогать ухаживать за отцом приехали дети и внуки.

Всего в семье Хизриевых было семь детей, сейчас их осталось пять. Внуков у пары 14, а правнуков — 30. Но, как начиналась история их любви, Умахан и Патимат прекрасно помнят до сих пор.

Свадьба. «Я влюбился»

Патимат и Умахан Хизриевы

Патимат сидит рядом с мужем в небольшой комнате и прижимает руку супруга к себе. И хотя бабушка говорит только на родном лакском, по ее глазам и улыбке ясно, что она понимает то, о чем рассказывает по-русски Умахан.

— Моя мать умерла в 1937 году, — вспоминает дедушка. — Отец тогда женился на сестре матери, моей тете. Когда мне было 22−23 года, я, как и другие, стал думать о женитьбе и начал приглядывать будущую супругу. И выбрал Патимат. Почему именно ее? Красивая, быстрая, характер энергичный. Я влюбился. Отказать мне она не смогла бы. Я был видным человеком — и красивый, и из хорошей семьи, еще и учителем работал.

Патимат признается, что и Умахан ей понравился. Оказывать знаки внимания девушке будущий супруг начал еще до официального сватовства.

— На всех сельских свадьбах он меня приглашал танцевать, — говорит Патимат.

А потом тетя Умахана пришла сватать девушку, и вскоре молодые сыграли свадьбу.

— Свадьба прошла в селении, прошла нормально, — отвечает на вопрос, каким был праздник, аксакал. — Послевоенные годы были очень трудные, скудные. Все народы жили очень бедно. Так что много гостей у нас на свадьбе не было.

{{current+1}} / {{count}}

Ссора. «В нее будто шайтаны вселились»

Еще до брака, в Великую Отечественную, Умахана призвали в армию. Он строил оборонительные сооружения на границе Дагестана и Чечни, охранял Каргалинский гидроузел на Тереке, а после вернулся в село работать учителем истории и географии в местной школе. Потом трудился там же директором, работал председателем колхоза, пропагандистом райкома партии.

Бабушка Патимат всю жизнь посвятила семье и хозяйству.

Умахан рассказывает, что дважды отправлялся отдыхать за пределы родной республики: в Севастополь и Ленинградскую область. Патимат же за 93 года всего несколько раз выезжала из села в Махачкалу. Но город ей совершенно не понравился.

Разные взгляды на жизнь на равнине и стали причиной ссоры между супругами.

— Единственное, о чем я жалею, — не купил дом в Махачкале. Жена помешала, — эмоционально рассказывает Умахан. — Я хотел переехать в город и купить там дом, деньги были. Она ни слова не сказала, но всем видом дала понять, что никуда не переедет. Как будто шайтаны вселились в нее. И я не поехал. Такой случай был у нас. Супруга настояла на своем.

По словам детей, это был едва ли не единственный случай, когда родители не нашли общий язык. Но помирились.

Быт. «Ночами он вставал к детям»

Говоря о муже, Патимат без конца повторяет слово «хороший».

— Он никогда меня не обижал, ни словом, ни делом, — объясняет бабушка. — Он просто идеальный муж. Когда возвращался из командировок, привозил продукты, одежду, отрезы ткани, все сам покупал. Хорошие подарки привозил, всегда довольна была. Я же никуда не выезжала.

Несмотря на занятость, Умахан всегда старался помочь жене с детьми.

— Ночами вставал к детям, качал на руках. Он уравновешенный, спокойный, понимающий, — перечисляет Патимат.

Умахан уверенно заявляет, что главный в семье — мужчина.

— Но роль женщины выше, чем у мужчины, — тут же уточняет он. — Женщина отвечает за настроение в семье, несет ответственность за многое. Хотя главой считается отец, это нормально.

Основой благополучной семейной жизни супруги называют уважение.

— Никогда я не пожалел о своем выборе. Не было такого. Я женой очень доволен, — говорит дедушка. — Было бы по-другому, разве прожили бы мы столько лет вместе?

Дети. «Много не хотела, но родила семерых»

Патимат с одноклассницей

— Много детей я не хотела, но родила семерых, — делится Патимат. — Теперь понимаю, что детей надо много.

Дочерей и сыновей Хизриевы растили в строгости. Все помогали в огороде, смотрели за скотиной. Авторитет отца для детей должен быть вне всяких сомнений, считает Умахан.

— Слишком балованные дети быть не должны. Я такого терпеть не мог, — говорит он. — Поиграть, погулять — это безусловные атрибуты детства. Это я никогда не контролировал. Запретов не было. Руку не поднимал. Строгий взгляд, предупреждение — и этого хватало.

— И детям, и внукам мы делали наставление: не пить, не курить, уважать старших, — добавляет Патимат.

У Умахана же была одна мечта: дать всем детям образование. И она сбылась.

Долголетие. «Без дела не сижу и другим не даю»

{{current+1}} / {{count}}

Дети рассказывают, что за свои долгие годы родители практически не болели, а если и попадали в больницы, то только в последние годы — для поддерживающей терапии.

— Главное — жить нормально. Не злиться на кого-то, не расстраиваться, — поясняет Умахан. — Никогда у меня не было мысли кому-то отомстить. Всегда старался людям нести добро. Меня многие знают и в соседних селах как справедливого, порядочного человека, — не без гордости рассказывает долгожитель.

Бабушка Патимат к здоровью относится очень внимательно. Если заподозрила у себя недуг — переубедить ее трудно. Когда после приема от врача приходят идеальные анализы, она немного обижается.

— Как дожить до моих лет? — пожимает плечами Патимат. — Я никогда без дела не сижу и другим не даю.

Это подтверждает и зашедшая в гости одноклассница бабушки: мол, Патимат всегда была такая — «деловая».

Несмотря на годы, пожилая женщина сама смотрит за скотиной. Встает еще затемно, по крутой шаткой лестнице спускается на первый этаж дома, где находится хлев. Доит, чистит, разговаривает с коровами. Потом провожает на пастбище. А если вечером вдруг не вернутся, с фонарем выходит за ворота дома на поиски своих любимиц.

Мечты. «Уйти на тот свет с радостью»

— Мне кажется, раньше лучше жилось, веселее что ли. Хотя было трудно. Мы идеально прожили. Жизнь незаметно прошла, даже не почувствовала, — вздыхает бабушка. — Если Аллах даст, еще пару-тройку лет пожить хотелось бы.

Дети на это замечают, что мать боится смерти, потому что переживает за своих коров.

— У меня их четыре, — считает Патимат. Но тут же поспешно исправляет сама себя. — Пять!

У Умахана тоже есть мечта. Он начал писать историю родного села — дети записывали рассказ под диктовку.

— Сейчас тетрадь у младшей дочери. Хотелось бы завершить и опубликовать. А вообще, я мечтаю, чтобы мои дети жили в достатке, без каких-то проблем. Только такие мысли у меня. Чтобы я ушел на тот свет с радостью, — улыбается он.

Анастасия Расулова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка