{{$root.pageTitleShort}}

Ставрополье: год после наводнения

С уходом большой воды одни подтопленцы отметили новоселье, другие — до сих пор латают дыры в аварийных домах и ждут изменений в законах, чтобы получить заветные метры
488

Подтопленные паводком дома и сооружения Минераловодского городского округа. 26 мая 2017 года

В конце мая 2017 года на Ставрополье после затяжных ливней уровень рек превысил критические отметки, вода вышла из берегов, затопив 28 населенных пунктов в 7 районах края. В результате наводнения, ставшего самым сильным за полвека, оказались подтоплены 2076 жилых домов. Из них, по данным регионального Министерства ЖКХ, 571 дом не подлежит восстановлению: жить там невозможно.

Большая часть подтопленцев за прошедший год уже получили жилищные сертификаты и справили новоселье, но есть и те, кто до сих пор ждет денег или жилья от государства и боится повторения стихии.

Миллиард на компенсации

Любовь Карпинская

Село Левокумка стоит на берегу реки Кумы в десяти минутах езды от Минеральных Вод. В мае 2017 года оно пострадало сильнее других. Волна по реке пришла сюда утром 24 мая.

— В два часа ночи раздался вой сирены, в четыре утра мы уже на мосту стояли, — говорит Любовь Карпинская. — Из вещей практически ничего не взяли, только документы. Все, что было в доме, погибло, и 42 кролика утонули. Живем на квартире сейчас. Правительство выделяет нам 10 тысяч ежемесячно на съем жилья (за 10 тысяч рублей в Минводах можно снять двухкомнатную квартиру с мебелью или просторный дом в сельской местности. — Ред.), но платить их стали только с конца августа, а до этого мы почти три месяца по соседям ходили, из тех, кто меньше пострадал.

Согласно правилам выделения денег из резервного фонда Правительства РФ пострадавшим в наводнении оказывается единовременная материальная помощь в размере 10 тысяч рублей на человека, а также выдаются средства за утраченное имущество первой необходимости — 50 тысяч рублей на человека. За полностью утраченное имущество — 100 тысяч рублей на человека. Столько же денег выделяет и краевой бюджет.

Компенсации за утраченное имущество на себя и детей Любовь получила еще в июне.

— Мужу от края 110 тысяч рублей сразу заплатили, а федеральные деньги мы только по суду смогли получить из-за того, что он прописан был у родителей в Нефтекумском районе, — говорит она. — Чтобы доказать, что он здесь жил, кучу справок предоставляли. Теперь ждем сертификат, чтобы жилье купить. Нас заверили, что мы в списке на его получение. Краевые власти о сроках выдачи сертификатов ничего сказать не могут. Последняя инстанция по выдаче сертификатов — МЧС России.

В общей сложности в Левокумке затопленными оказались более 1000 домовладений. Составление списков пострадавших началось, когда еще не из всех дворов ушла вода. Первые выплаты за утраченное имущество люди стали получать уже в июне. Не обошлось и без скандала, когда в ходе «Прямой линии» с президентом одна из пострадавших в Георгиевском районе рассказала, что не может получить положенную ей компенсацию. На информацию оперативно отреагировали Следственный комитет, Счетная палата и Генпрокуратура. В итоге деньги женщина получила.

На одной из подтопленных улиц села Левокумка. 26 мая 2017 года

Впрочем, как отчитались в Министерстве финансов Ставропольского края, недостатки, выявленные Счетной палатой, были незначительными — не более одного процента от суммы федеральных траншей. И к концу июля 2017 года, по данным ведомства, из федерального и краевого бюджетов пострадавшим от наводнения перечислили в общей сумме более 1,6 миллиарда рублей.

Кроме того, подтопленцы получили и жилищные сертификаты. Но не все. Как сообщили в региональном Министерстве ЖКХ, 571 дом признали непригодным к проживанию. Однако в сводный краевой список на получение нового жилья, который утверждался в Москве, попали 414 семей, 316 из этого числа уже получили жилищные сертификаты, а 111 сертификатов на общую сумму более 180 миллионов рублей даже погашены — люди приобрели новое жилье.

«Когда увидели левокумскую прописку, сделали рассрочку»

Иван Фусточенко во дворе нового дома

Иван Фусточенко из Левокумки в новый дом собирается переселиться к зиме. Живет пока в старом, который комиссия признала аварийным и непригодным для жилья.

— Вот, видите, стену порвало, здесь дыра сквозная, даже стяжка не держит. Всю зиму ее тряпками затыкали, — показывает он.

Старый дом семьи Фусточенко, пострадавший от наводнения

По словам Фусточенко, стена треснула еще после наводнения 2002 года. Тогда ему тоже предложили получить сертификат, но он отказался из-за неразберихи: испугался, что и сертификат не получит, и без этого дома останется. На действия властей Иван Иванович не жалуется, говорит, что помощь была оказана своевременно и самая разная — даже бесплатно корм для кур давали.

— Свой сертификат я еще 19 января получил. Проблем с оформлением вообще не было: так получилось, что у меня площадь 72 квадрата — и здесь такая же.

Сосед семьи Фусточенко Сас Хачатрян рассказывает, что никаких препятствий в получении компенсаций не возникло.

— Сертификат мне вручили в Ставрополе 25 декабря на сумму 1 миллион 180 тысяч. 100 тысяч еще доплатил и купил дом. Уже его отремонтировал. На стройматериалы и мебель мне в магазинах сделали рассрочку, когда прописку увидели левокумскую. Может быть, мне повезло, но у меня практически никаких препятствий особых не было, — говорит Хачатрян. — Честно говоря, мне жаловаться не на что. Сестре моей повезло меньше. Она прописана была у меня, поэтому компенсацию за имущество получила, а сертификат на свой дом — ей отказали, потому что без прописки и домовой книги его не давали.

Все — в суд!

Екатерина Красиева (в центре) с соседями

Между тем некоторые левокумцы столкнулись с трудностями. Так, Екатерина Красиева жилищный сертификат получила из расчета 30 квадратных метров — по площади основного жилья, но без учета зарегистрированных родственников и большой пристройки, которую не успели оформить до паводка.

— Прописанных у меня — сын, дочь, зять, внуки, и мне говорят: «Вы должны вместе с ними покупать новое жилье».

По закону просто купить квартиру площадью 30 метров она не может: согласно правилам жилье должно быть не меньше, чем 12 метров на одного человека.

— По сертификату, если из расчета 27 584 рубля за квадратный метр, получается, что у нас 827 тысячи есть, а однокомнатная квартира больше миллиона стоит. Вот и не знаем, что делать. Сертификат этот, если вовремя не использовать, сгорит, а средств у нас, чтобы покупать [площадь] больше, нет.

— Я уже начала нанимать людей, чтобы ремонт делать, потому что жить невыносимо, — жалуется она.

Мало получить право на новое жилье, нужно еще дождаться сертификата. Севак Багдасарян заветный документ до сих пор не получил. Всему виной — соседи.

— Дом у нас оформлен, все члены семьи прописаны. Много лет все законно. Коммуналку платим, налоги, все по закону, как должно быть, — говорит Севак. — С самого начала, еще когда акт составляли, что дом для проживания не пригоден, то уверяли, что у нас проблем не будет с получением ГЖС. Но у нас не целый дом, а только половина. На другой — соседи. Они с нами везде тоже ездили по всем инстанциям, а тут выясняется, что в 2002 году, когда наводнение было, наш сосед был прописан по другому адресу и там на его имя был получен сертификат. То есть ему уже по закону не полагается еще один сертификат. Но наша-то семья никаких сертификатов не получала, а нам объясняют, что мы в судебном порядке должны доказывать право на помощь.

Севак Багдасарян

По его словам, соседи по телефону обращались в федеральное министерство финансов, чтобы выяснить судьбу сертификатов.

— Там им говорили, что ни по одному адресу отказов не было и что неоднократно субъектам разъясняли, каким образом нужно составить документацию, чтобы люди своевременно получили жилье, — говорит Севак.

В краевом Министерстве ЖКХ, которое выдает сертификаты, реакции Москвы удивляются, поясняя, что нарушать установленный порядок выдачи сертификатов они не могут.

Согласно постановлению Правительства России от 7 июня 1995 г. № 561 невозможно выдать сертификаты тем, у кого не было оформлено право собственности на утраченное жилье, есть другое жилье, не было регистрации по месту жительства или была неоформленная долевая собственность, а в доме проживало несколько семей.

В предоставлении жилищных сертификатов на Ставрополье с учетом двухквартирных домов отказали 166 домовладельцам, несмотря на то что их жилье признали непригодным для проживания. В их числе и те, кто покупал недвижимость на средства материнского капитала либо в кредит. Последние вынуждены продолжать оплачивать ипотеку.

— Мы знаем, что 109 отказников уже обратились в суд, и мы сейчас ждем решений, надеемся, что часть из этих людей на основании судебных решений получит право претендовать на ГЖС, — поясняют в краевом министерстве ЖКХ.

Причины отказа в выдаче сертификата самые разные. Например, Инна Курбацая уже год живет в доме с потрескавшимися стенами и ждет, пока будут готовы ее документы, доказывающие, что это ее дом. В оформлении исковых заявлений жителям помогает муниципалитет.

— Когда мы иски из администрации забрали, то, мягко говоря, удивились. Там вообще ничего не совпадало. Было написано, что в таком-то году был куплен дом, хотя у нас был куплен не дом, а земельный участок, и по годам полностью нестыковки, да еще и все в ксерокопиях в принципе нечитаемых. И они нам с этими документами предлагали идти в суд. Так что пока ждем.

Ирина Курбацкая

В числе других причин отказов в выдаче сертификатов или материальной помощи — отсутствие регистрации по месту жительства во время наводнения, а также узаконенных отношений там, где семейные пары годами живут вместе.

Как не допустить новой катастрофы?

Как поступить и чем помочь людям, оказавшимся в подобной тупиковой ситуации, в крае до сих пор до конца не понимают. Семей, которые в силу особенностей федеральных законов и постановлений не подпадают ни под одну категорию для получения помощи от государства, только в Минераловодском городском округе насчитывается 257. Это те, кто не получил ни сертификат, ни материальную помощь, ни деньги за утраченное имущество.

Губернатор Ставрополья Владимир Владимиров поручил краевому правительству подготовить предложения по внесению поправок в региональный и федеральный законы, которые бы упростили выдачу ГЖС и оказание помощи в тех случаях, когда люди реально пострадали, но остались ни с чем. Пока это поручение еще в работе.

Главное, чем сейчас озадачены краевые власти, — это не допустить очередного паводка. Впрочем, в региональном правительстве надеются, что повторения прошлогодней ситуации все же не будет. Как сообщили в Минприроды и окружающей среды Ставрополья, до 2020 года совместно с Федеральным агентством водных ресурсов разработан план противопаводковых мер и выделены почти три миллиарда рублей на его реализацию. В 2017 году уже начались работы по очистке русла и укреплению берегов Кумы, Подкумка и Кубани, проведена инвентаризация всех гидротехнических сооружений.

25 мая 2017 года/ На одной из подтопленных улиц села Левокумка

В перспективе федеральные власти поставили задачу до 2020 года определить зоны подтопления и ограничить в них новое строительство. В краевом Минприроды обещают закончить эту работу уже в 2018 году. В районе Кавминвод список таких территорий уже составлен и готовятся документы для передачи данных в Росводресурсы.

Инна Шувалова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка