{{$root.pageTitleShort}}

«Телефон разрывается от криков о помощи»

В Дагестане общественники собирают деньги на лекарства и средства защиты для медиков — об этом их просят сами врачи
5343

1,5 миллиона рублей за 4 дня собрали для дагестанских врачей, борющихся с новым коронавирусом, волонтеры. Они организовали в Instargam акцию #ямыврачи. К ней подключились 50 публичных персон, отреагировавших на сообщения медиков из Дагестана с просьбой о помощи. Врачи жаловались на нехватку средств индивидуальной защиты и лекарств. Почему так вышло, пытались разобраться корреспонденты «Это Кавказ».

«Обращаются почти из всех больниц»

На 30 апреля в Дагестане:

— 1389 подтвержденных случаев заражения коронавирусом (+158 человек за сутки)

— 112 человек выздоровели

— 12 скончались

— 18 715 обследованных лиц

В Дагестане, который находится на пятом месте в стране по числу подтвержденных случаев COVID-19, общественники и блогеры начали собирать в соцсетях деньги на лекарства и средства защиты. По словам одной из организаторов акции — махачкалинской предпринимательницы Гузель Джарулаевой, общественники уже закупили в Москве 600 масок-респираторов, 300 пар очков и 300 противочумных костюмов.

— Еще 245 костюмов нам подарили. Все это мы сегодня передаем врачам в Каспийск, Хасавюрт, Махачкалу, Буйнакск, Ботлих, Гергебиль, Акуша, Новолак, Куяда, в Левашинский район. Это откуда нам писали врачи.

По словам Джарулаевой, за 4 дня они получили почти 500 сообщений с просьбой о помощи.

— В Махачкале почти из всех больниц обращаются к нам. Были звонки из Урологического центра, Детского пульмонологического центра, Детской клинической больницы, Железнодорожной больницы, от врачей скорой помощи, — говорит предпринимательница.

О потоке просьб о помощи от медиков Дагестана говорит и московская дагестанка, общественница Разита Мушидова.

— Мой телефон разрывается от криков о помощи врачам и простым людям, которые сегодня остались без средств существования. Медики просят средства защиты, чтобы работать с теми, кто болен пневмонией, лекарства для себя и родных, которые невозможно уже найти в аптеках, просят оказать продовольственную помощь детям и пожилым родителям, к которым они не могут сейчас выйти из больниц, так как работают в зоне риска. За несколько дней поступило около 400 обращений.

По словам Мушидовой, она вместе с единомышленницами закупает «что удается найти» на свои деньги и отправляет обратившимся.

— Вот сейчас удалось найти тех, кто взялся помочь с обращениями из Кизляра и Кизлярского района. Серьезную поддержку оказывает дагестанский благотворительный фонд «Инсан». Сейчас они собрали деньги и заказали специальные комбинезоны, респираторы и очки для медиков Новолакской скорой помощи (16 комплектов) и Махачкалинской скорой помощи (150 комплектов). Как только они прибудут, их отправят адресатам, — говорит Разита.

«У всех пневмония»

Маликат Магомедрасулова

— Еще до пандемии ситуация с лекарствами у нас была очень сложная, а теперь и вовсе — под удар поставлено здоровье пациентов и нас, медиков. Мы работаем без специальных защитных костюмов, наши биксы пустые! Мы приезжаем на вызов и не знаем, что нам делать, — говорит врач скорой помощи из Каспийска Маликат Магомедрасулова.

Она и ее коллеги, по словам доктора, обслуживают аэропорт — и им постоянно приходилось встречать людей, прилетевших в Дагестан из Москвы и из-за границы, в том числе госпитализировать пассажиров с симптомами ОРВИ. На просьбу обеспечить медиков полноценными средствами защиты, по словам женщины, руководство ответило предложением написать заявление об увольнении.

— В итоге большая часть врачей и фельдшеров у нас болеют, у всех пневмония, а из шести бригад скорой помощи работают только две. Одна из них постоянно выезжает в аэропорт, и только одна обслуживает Каспийск, — говорит врач, отмечая, что вызовов с каждым днем становится все больше.

В одной бригаде с Маликат Магомедрасуловой фельдшером работает Ажабика Магомедова. Сейчас девушка находится на больничном с диагнозом «пневмония». Она рассказывает, что почувствовала себя плохо после вызова 2 апреля к женщине, у которой позже обнаружился COVID-19.

—  Когда попросили выдать хотя бы маски, нам предложили их сшить самим. Я спросила: «А что мне делать, если я не умею шить?» Мне ответили: «Идите на курсы кройки и шитья!» В биксах только анальгин от всех болезней, — утверждает Ажабика. — Две недели, больная, я продолжала работать, а 18 апреля прямо на дежурстве мне стало плохо — поднялась температура, появилась одышка. Меня уложили в инфекционное отделение. В этот день со мной в больнице оказались ещё пятеро моих коллег из скорой помощи. Но через три дня нам пришлось уйти, так как нас решили переложить в коридор, как своих, а в палаты поместить новых пациентов. Мы отказались. Недавно от пневмонии умерла наш фельдшер Зубайдат.

«У нас спецзащиты с лихвой хватает»

Врачи Каспийской ЦГБ. Апрель 2020 года

Главный врач Каспийской центральной городской больницы Расим Рамазанов признает, что многие в коллективе заболели, но не связывает ситуацию с отсутствием средств индивидуальной защиты.

— Недавно Минздрав Дагестана нам выдал дополнительно еще 15 000 масок. Но и до этого мы хорошо подготовились. Закупили костюмы спецзащиты. Заранее определили количество необходимых противочумных костюмов и ещё впрок 200−300 купили. У нас их с лихвой хватает. И сейчас наши бригады выезжают встречать самолеты из Москвы, Саудовской Аравии. Все врачи и фельдшеры полностью укомплектованы защитной одеждой, резиновыми калошами, очками. Имеются маски и все необходимые препараты для выездов к больным. Единственная проблема — это нехватка медиков. Многие сотрудники заболели и находятся на больничном, часть отпустили, так как им за 65 лет. Поэтому сейчас мы вынуждены привлекать людей из поликлиники для работы на скорой помощи, — говорит он.

По словам врача, в основном у заболевших вирусные инфекции, но новый коронавирус ни у кого не выявлен. А часть коллектива ушла на больничный, побоявшись работать в условиях пандемии.

—  Те, кто заболел, они же общаются и дома — с родственниками. Несоблюдение самоизоляции, правил личной гигиены и правил безопасности при использовании костюма — правильно снять его, правильно обработать себя после, не дотрагиваться перчатками до очков. Здесь много нюансов, которые нужно знать и строго соблюдать. Я не думаю, что заболевание сотрудников имеют отношение к работе и к «ковидным» делам. Мы всем сделали КТ, ни у кого не было двусторонней пневмонии, взяли анализы. Все чисто. Ни у кого тесты не дали положительный результат, — говорит главврач.

«Нам выдали противочумные костюмы советских времен»

Врач из Кизилюртовской больницы, попросившая не называть ее имени, тоже находится на больничном. Она уверена, что заразилась на рабочем месте: дежурила на посту, куда поступали пациенты с признаками заражения коронавирусом. Когда первые больные только стали поступать, «так всерьез ситуация не воспринималась», говорит женщина. Медики работали только в перчатках и масках, а во время последних двух дежурств до больничного женщине выдали «противочумные костюмы советских времен, в которых и нормальных перчаток не было».

— Массового обращения к врачам тогда не наблюдалось, это случилось позже, но многие уже подхватили инфекцию, — убеждена врач.

Родители и сестра женщины тоже заболели.

О нехватке средств индивидуальной защиты говорит и сотрудница Детского пульмонологического центра в Махачкале, попросившая не называть ее имени из-за опасений потерять работу. Сейчас она находится дома на больничном — у нее дважды взяли тест на COVID-19, но результатов пока нет. Компьютерная томография показала двустороннюю пневмонию.

— У нас дети лежат с подтвержденным диагнозом COVID-19. Было несколько противочумных костюмов, их выдали. Но всем же не хватает. Мы работали без специальных средств защиты, — говорит она. — Некоторые девочки заказали где-то в Избербаше себе костюмы за 1000−1500 рублей. Чья-то родственница на дому шьет. Но когда их привезут? Я сама себе маску купила, потому что раздали совсем чуть-чуть. Вот сейчас защитные костюмы смотрю на сайтах. Нашла себе за 2600 рублей. Я готова купить сама, потому что страшно не только за себя, но и за близких, с кем контактирую.

Со страницы паблика в Instagram с просьбой обратить внимание на происходящее в центральной городской больнице Дагестанских Огней 29 апреля к президенту Владимиру Путину обратился врач анестезиолог-реаниматолог Артур Мурадалиев. Он пожаловался на бездействие руководства больницы, отсутствие средств защиты для сотрудников, препаратов для лечения пациентов. Он рассказал о большом количестве заболевших коллег-медиков и о том, что они вынуждены сами покупать противовирусные препараты, антибиотики, противочумные костюмы, респираторы и маски. Мы попытались связаться с автором обращения, однако он отказался общаться, рассказав, что после публикации в его адрес стали поступать угрозы от незнакомых лиц. При этом от написанного он не отказывается и называет все правдой.

Не только финансирование

Главврач Первой городской клинической больницы Махачкалы Хаджимурад Малаев в помещении, где временно живут врачи и медсестры

Другая ситуация с медикаментами и средствами защиты складывается в Первой городской клинической больнице Махачкалы. Ее главврач Хаджимурад Малаев рассказал «Это Кавказ», что пока медикам всего хватает. Помощник Малаева по связям с общественностью Исрафил Исрафилов уверен, что дело не только в финансировании, но и в грамотном управлении.

—  Почему наша больница оказалась более подготовленной в этой ситуации? Мы изначально знали, что, согласно приказу Минздрава, наше медицинское учреждение будет принимать «ковидных» больных. Поэтому заранее позаботились о закупке всего необходимого. Благодаря эффективному управлению главврача и дополнительной помощи меценатов и спонсоров больнице удалось приобрести лекарства и средства защиты несколько в большем количестве, может, чем планировалось, — говорит он.

Ответственность за нехватку лекарств возложил на руководителей медицинских организаций министр здравоохранения Дагестана Джамалудин Гаджиибрагимов. 27 апреля во время селекторного совещания с руководителями медицинских организаций он подверг их работу критике. «…На эти цели вам были выделены деньги по госзаданию еще задолго до вспышки эпидемии», — приводит адресованные некоторым главврачам районных больниц слова министра пресс-служба республиканского Минздрава.

В ведомстве отмечают, что из-за слабого соблюдения режима самоизоляции пациенты стали поступать в больницы массово, и имевшиеся запасы препаратов были быстро израсходованы.

— В настоящее время оперативно решается вопрос устранения дефицита лекарств, во многих медорганизациях уже получены новые партии, обеспечение медучреждений медикаментами и расходными материалами находится в прямой обязанности главных врачей. В ближайшее время в республике ожидается дополнительная поставка лекарственных препаратов, — заверили «Это Кавказ» в пресс-службе ведомства.

В министерстве отмечают, что уже решается и вопрос об обеспечении медиков средствами индивидуальной защиты.

— На сегодняшний день отпущено 109 700 медицинских масок, 20 600 флаконов дезсредств, 1618 защитных костюмов, 170 респираторов, 2495 комбинезонов, 1000 марлевых повязок, 310 000 пар бахил, 158 000 пар перчаток, 3 545 халатов, 150 кроватей и постельные принадлежности. В настоящий момент идет отгрузка 395 000 медицинских масок и 225 000 дезсредств. Дополнительно на днях в республику поступили 16 аппаратов ИВЛ, переданные меценатами. Они распределены в Бабаюртовский, Акушинский и другие районы республики, а также в стационары Махачкалы, — сообщили в пресс-службе.

«Организовали всех швей в селе»

Останавливать свою деятельность в расчете, что ведомства и больницы смогут урегулировать ситуацию сами, волонтеры не планируют.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Дагестанская скорая: найти, спасти и помирить
Корреспонденты «Это Кавказ» провели один день с махачкалинской бригадой медиков и увидели, что такое настоящий адреналин, гонки сквозь пробки и семейная психология по-кавказски

— Тлох — это мое родное село, и всегда в трудные минуты я возвращаюсь сюда, хотя давно живу в Махачкале, — рассказывает Алиасхаб Магомедов, депутат Ботлихского районного собрания. — То, что на самом деле все очень плохо, мы видим. Только за последние три дня мы здесь похоронили 5 человек, троих из них 28 апреля. У всех была пневмония и сопутствующие заболевания. Видя это, мы с друзьями, коллегами, более состоятельными земляками хоть как-то пытаемся помочь односельчанам. Сначала организовали всех швей в селе, купили им марлю, резинки. Они сшили больше 3000 масок, которые мы раздали медикам и односельчанам.

К текущему моменту Магомедов с единомышленниками собрали около миллиона рублей. На них они заказали лекарства в Москве и Астрахани, потому что в Дагестане многого найти не смогли.

— Отправили в больницу и тем людям, кто болеет, но лечится дома. Больница в селе небольшая, всего на 40 мест, а болеют пневмонией, по нашим подсчетам, не меньше 300 человек. Нам еще повезло. Больница раньше была межрайонной, есть хоть какое-то оснащение, рентген-аппарат. А в других селах этого же нет, — откашливаясь, рассказывает Алиасхаб.

— Вы тоже болеете?

— Наверное. Мы же постоянно контактируем здесь с теми, кто заболел.

Елена Еськина

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Я никогда не видел, как умирают люди». Истории медиков-волонтеров из Дагестана

Ставят капельницы, утешают больных и носят их на руках, оформляют бумаги и даже моют посуду — добровольцы о том, с чем они столкнулись в госпиталях для пациентов с коронавирусом и что их туда привело

«Народный бюджет»: как отремонтировать школу, если денег нет

Бизнес дает средства, подрядчики работают бесплатно, педагоги стали прорабами, родители — штукатурами. Дагестанский проект «100 школ» перевернул привычные порядки и стал примером консолидации общества
В других СМИ
Еженедельная
рассылка