{{$root.pageTitleShort}}

«Деревьям без разницы, есть пандемия или нет»

Пока многие сокращают работников и урезают зарплаты, в «Казачьем хуторе» все происходит наоборот. Сотрудники получили премии, скоро расширят штат. Как коронавирус и кризис влияют на яблочный бизнес
552

Температурный режим

Яблоневые сады легко разглядеть на спутниковых картах. Аккуратно, словно линейкой, расчерченные прямоугольники с деревьями расположены рядом со станицей Архонской. Площади под яблонями одного из крупнейших агропредприятий Северной Осетии «Казачий хутор» уже превзошли размеры самой станицы.

У въезжающих на территорию предприятия проверяют наличие масок и измеряют температуру. Превышение нормы означает запрет на вход.

— У нас два врача в штате и довольно жесткая система контроля, — объясняет коммерческий директор «Казачьего хутора» Сослан Дзарасов. — Деревьям без разницы, есть пандемия или нет, нужно вовремя проводить обрезку, поливать, удобрять. Если часть механизаторов или агрономов заболеют, яблони могут остаться без ухода. Поэтому мы следим за здоровьем сотрудников.

С началом пандемии компания закупила маски и антисептики. Скоро на предприятие поступит тепловизор для измерения температуры тела в автоматическом режиме. Сейчас в агрокомплексе работают около 400 человек. По словам руководства, пока случаев заражения новым коронавирусом среди сотрудников не выявлено.

«Мы могли серьезно потерять в деньгах»

Коммерческий директор Сослан Дзарасов

Яблоневый сад на окраине станицы Архонской под Владикавказом — один из самых крупных инвестпроектов на Северном Кавказе. Первые саженцы появились пять лет назад — их привезли из Италии. Из Южного Тироля для консультаций пригласили агрономов: итальянские специалисты считаются мировыми лидерами среди садоводов. В компании рассказывают, что в первые годы итальянские консультанты приезжали на сбор урожая, «не скрывали удивления» и утверждали, что за пару лет в Осетии создали «лучшие яблоневые сады в России».

«Казачий хутор» работает по принципу «умного» сада. Итальянская технология предполагает капельный полив всех деревьев и защиту яблонь от града с помощью сетки. Это дает возможность собирать максимальный урожай фруктов. На территории расставлены датчики влажности: когда почва сохнет, автоматика включает полив, она же прекращает подачу воду. Вмешательство человека минимально.

Сады находятся между двумя реками. Здесь богатая минералами почва — перед закладкой провели исследования. Вносить в почву удобрения почти не нужно. Сейчас яблонями засажено 700 гектаров. Самые молодые саженцы из Италии появились в апреле.

— Несмотря на сложности с пересечением границ в Европе, мы получили наши деревья в срок, — рассказывает Сослан Дзарасов. — А вот на скачках валюты из-за пандемии мы могли серьезно потерять в деньгах. К счастью, контракты заключали заранее, и саженцы получили по старым ценам.

Для уверенности в будущем

Николай Коломыц

По коридору между двумя рядами деревьев движется небольшой трактор. В кабине работает кондиционер и звучит музыка. За рулем сельхозтехники потомственный казак, житель соседней станицы Николай Коломыц.

— Станичники в основном ездят на работу во Владикавказ, — объясняет механизатор. — Но благодаря садам смогли устроиться около ста человек. Сам я бывший преподаватель физкультуры, но есть личное хозяйство. Поэтому опыт работы на земле у меня имеется.

Сейчас Николай косит траву между рядами деревьев. Зимой здесь проводят обрезку веток, осенью — сбор урожая, так что работа найдется в любой сезон.

— Два года работаю тут и очень доволен. Работа близко к дому, официальный стаж, бесплатное питание, зарплата выше, чем в среднем в республике, регулярно выдают премии, — говорит станичник.

— Мы много требуем, но и много даем, — поясняет позже директор Сослан Дзарасов. — Мы заинтересованы, чтобы у людей была мотивация хорошо работать.

Сергей Кациев — российский бизнесмен, совладелец группы компаний «Меркурий» (табачный дистрибьютор «Мегаполис», торговые сети «Красное & Белое», «Дикси», «Бристоль»). Занимает 66-е место в рейтинге богатейших бизнесменов России 2020 года по версии Forbes с состоянием в $ 1,5 млрд.

В мае всем четырем сотням работников внепланово выдали премии размером с зарплату. Решение принимал владелец «Казачьего хутора» Сергей Кациев.

— Мы уверены в своем будущем, стабильно развиваемся, и наши работники могут быть уверены за свое будущее. Но их близкие теряют работу или уходят в неоплачиваемые отпуска, и семейный бюджет страдает. Поэтому, чтобы поддержать сотрудников, глава компании выплатил людям премии, — поясняет Дзарасов.

Скоро число сотрудников агрофирмы увеличится: нужен уход за недавно посаженными яблонями. Ежегодно сад растет на 100−200 гектаров.

— Поэтому ни о каких сокращениях не может быть речи, — говорит коммерческий директор.

С августа по ноябрь, в сезон сбора урожая, силами своих сотрудников садоводы не справляются. К сбору яблок привлекают местных жителей и студентов аграрного университета. Самых способных принимают на постоянную работу.

Борьба за рынок

{{current+1}} / {{count}}

Агроном Борис Дзампаев и механизатор Михаил Коломыц

Через каждые 15−20 метров на яблочной «плантации» подвешены коробки со шмелями-опылителями. «Сейчас у нас в саду 400 семей шмелей. Шмели активнее пчел, могут опылить больше цветков. Они трудятся даже в пасмурную погоду», — объясняет агроном Борис Дзампаев

Бригада рабочих на телескопическом подъёмнике возвращается в парк после установки новых противоградовых сеток

Химик предприятия Алан Бекоев готовит питательный раствор для деревьев

В садах выращивают яблоки сортов «Голден», «Гала», «Фуджи», «Ред делишес», «Джонапринц». Эти сорта давно обосновались на Северном Кавказе и дают высокий урожай, говорит агроном «Казачьего хутора» Борис Дзампаев.

— Деревья расположены достаточно плотно. На одном гектаре 3250 яблонь, — объясняет он. — Но это не мешает получать высокий урожай. У интенсивных садов урожайность в десять раз больше, чем у обычных.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Черное золото Гимры
Хурма была в Гимры всегда — и всегда помогала выжить. Одни беды сменялись другими, а садоводы продолжали ухаживать за деревьями, продавать фрукты, а на вырученные деньги — строить дома и женить детей

Сейчас яблони увешаны крохотными плодами. На каждом дереве может быть до 350 штук. Большую часть из них работникам придется удалить, иначе ветки просто обломятся под весом фруктов. Если оставить все плоды, для дерева это станет стрессом, и на следующий год оно не даст ничего. На каждой яблоне к осени должно остаться около 70 плодов.

В ближайшие три года площадь посадок увеличится до 1000 гектаров. С каждого планируют получать по 50 тонн фруктов. В прошлом году садоводы собрали рекордные для себя 15 тысяч тонн яблок. В этом рассчитывают на большее: в первые годы жизни деревья дают небольшой урожай, а на всю «мощность» плодоношения выходят через пять лет.

— Наши плоды проходят два вида сертификации — обязательную и добровольную. В первой — узкий круг требований, например содержание пестицидов. Для получения добровольного сертификата более жесткие нормы. Всем этим требованиям мы соответствуем, — объясняет коммерческий директор предприятия.

Доля отечественных яблок на российском рынке небольшая. Около шести лет назад, по словам Дзарасова, только 15% яблок выращивали в стране, остальные поставляли из Польши, Сербии, Италии и других стран. На волне импортозамещения доля российских фруктов на рынке выросла, но иностранных яблок на прилавках все равно больше. В «Казачьем хуторе» считают, что могут конкурировать и с зарубежными производителями, и со своими.

Фрукт № 1

Несмотря на успехи, о рентабельности бизнеса говорить рано. Владелец компании Сергей Кациев пока только вкладывает средства в развитие. Но уже сейчас фрукты из Северной Осетии можно найти в магазинах крупных городов по всей стране, вплоть до Дальнего Востока. Осетинские яблоки представлены в торговых сетях «Дикси», «Бристоль», «Лента», X5 Retail Group («Пятерочка»), METRO Cash&Carry.

— Приоритетным рынком для нас остается Россия, но в будущем, при увеличении наших объемов, сможем начать полномасштабные поставки продукции за границу, — рассказывает Дзарасов. — Арабские страны заинтересованы в сотрудничестве с нами. В прошлом году мы поставили в Саудовскую Аравию несколько тонн яблок.

В этом году договоренностей пока нет. По поводу того, смогут ли в компании доставить продукцию закупщикам в стране и за рубежом, если кризис продлится, здесь не переживают: грузоперевозки не запрещены. К тому же в сезон продают лишь часть яблок по небольшой цене. Зимой и весной фрукты можно продать дороже, поэтому важно сохранить их на несколько месяцев. Современные фруктовые склады позволяют хранить плоды почти год без потери витаминов. Заморозка не требуется. Из помещения выкачивают воздух, заполняя его азотом. Так яблоко погружают в состояние «сна». Пока весь урожай предприятие отвозит на хранение в Кабардино-Балкарию. Это затратно и не очень удобно, поэтому в июне обещают начать строительство собственного фруктохранилища. Часть осеннего сбора «Казачий хутор» рассчитывает разместить у себя.

В компании уверены, что мировой кризис почти не коснется их бизнеса. Спрос на яблоки в последние годы стабильный.

— Яблоки не люксовый продукт, это не одежда или машина, покупку которых можно отложить, — говорит Сослан Дзарасов. — Фрукты люди едят ежедневно, а самый доступный и простой фрукт — это яблоко. Вряд ли какой-то кризис может обрушить спрос на них. Мы уже сейчас знаем, куда пойдет каждый килограмм яблок. Наш будущий урожай забронирован крупнейшими федеральными торговыми сетями. Часть забирают местные продавцы. Вариант с невостребованным товаром исключен.

Валерий Тайсаев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка