{{$root.pageTitleShort}}

Кошки, собаки и улитки грозненской Элиты

Волонтер из Чечни рассказала о том, каково это — заниматься помощью бездомным животным в обществе, воспринимающем такое занятие одновременно с насмешкой, участием и агрессией
12764

Волонтер приюта со спасенной собакой

Грозный — город огромных небоскребов и массовых мероприятий, способных поразить воображение. Но иногда за грандиозными государственными начинаниями теряется нечто не менее важное и прекрасное — созидательные инициативы простых людей. Пускай этим заняты единицы и над этими смелыми людьми порой посмеиваются — все равно они преображают общество вокруг себя, медленно, но верно делая его лучше. Одно из таких начинаний — волонтерское движение помощи бездомным животным «Надежда на жизнь», его создали Алена Даниш и Элита Зумаева. Свое редкое имя одна из основательниц получила в честь Аэлиты — инопланетянки из романа А. Н. Толстого. Многие и вправду считают, что она не от мира сего. Хотя, думается, многим из нас надо очень постараться, чтобы дотянуться до мира Элиты.

— Сегодня позвонил наш сосед и сказал: «Мы кошку нашли, ее машина переехала. Видимо, травма таза, ходить не может. Можно за ваш счет отвезти ее в клинику?» Я, конечно, согласилась. Знаю же, что никто, кроме нас, не поможет. А потом мама, которая все видела, рассказала, что это друг соседа свою же кошку случайно переехал машиной и теперь даже лечение не хочет оплатить. Но и в таких случаях мы не отказываем, лечим животных за свой счет. Долги копятся, а нам сейчас снова надо платить за аренду.

Двадцать кошек и одна собака

— Как возникла идея приюта для животных?

— Начали мы заниматься этим вдвоем с подругой Аленой. Найдем больного котенка и лечим. Если у нее были деньги, она платила, если у меня, то я. Потом решили еще несколько девочек привлечь, чтобы скидывались каждый месяц тысячи по две. Если после оплаты ветеринаров оставались деньги, мы ездили по городу и просто кормили бродячих животных — всех, кого встретим. Зарегистрировали страничку в соцсетях — и пошло-поехало. Сейчас у нас в группе 29 грозненских волонтеров, из них постоянно участвуют в нашей работе человек десять. Девушки из сел не могут часто приезжать, но все равно по возможности помогают. А для остальных мы сделали киви-кошелек, так как клиники дорогие и средств все равно не хватает.

Элита Зумаева (слева) и волонтер на ступенях арендованного для приюта дома.

— Почему ты этим занялась?

— Не знаю. Многие считают, что мне делать нечего. На самом деле у каждого волонтера есть и домашние заботы, и семья, и мама, я ребенка воспитываю… Не знаю, как это объяснить. Все равно, что объяснять, за что ты любишь своих детей или родителей. Жалко бывает этих животных, не получается пройти мимо. Некоторые могут, а я не могу.

— Где вы лечите животных?

— В Грозном есть только одна ветклиника — «Айболит». Еще ветврач на дому принимает, но у нее нет ни оборудования нужного, ни стационара. Собаку к ней не приведешь. С псами в Чечне вообще сложно, их считают нечистыми и в дом не пускают. Поэтому — только в клинику. Сейчас у нас в стационаре лежит собака после операции, ее нужно просто кормить и рану обрабатывать. Но забрать ее мы не можем: соседи ругаются. Вот и платим 550 рублей в сутки.

У нас, к сожалению, часто отстреливают псов. Вот и попадает к нам уже вторая собака с пулевым ранением в заднюю часть. Потому обе поначалу ходить не могли. Первого пса, Борзика, мы все время прятали: его хотели добить. Мы пытались держать его во дворе, там были очень хорошие жители. Он лежал под деревьями, а они его кормили. И все равно туда приходили эти люди. Жители говорили, что это их собака, но его в покое не оставляли. Тогда мы спрятали пса в техническом помещении на парковке. Оттуда уже взяли в только что открывшийся приют, где он стал первым обитателем. Потом Борзик поправился и сбежал. А у второй собаки, Визы, до сих пор проблемы с ножками. Коляску хотим заказать ей, чтобы пролежней не было.

— Делают ли вам какие-то скидки?

— Нет, хотя мы и просили. Врачи знают, чем мы занимаемся, но они работают на хозяина. Сколько мы ни пытались добиться каких-то скидок, хотя бы на стерилизацию, все бесполезно.

— Где вы держите животных?

— Это частный заброшенный дом. Мы туда провели свет, но отопления нет до сих пор — слишком дорого. Пока обогреваем животных электрокаминами. Аренда обходится ежемесячно в 12 тысяч рублей, без коммуналки. А ведь нужен и газ, чтобы варить зверям еду. Сейчас там двадцать кошек и одна собака.

Элита Зумаева (справа) и волонтер кормят кошек у приюта

Жестокости много, но и добрых людей хватает

— Я читала, соседи собирают подписи, что вы им мешаете.

— Это правда. Они с нами постоянно ругаются, хотя наши кошки никуда не выходят и никому из них проблем не создают. Мы дом постоянно убираем, моем. Появился мусор — тут же выносим. Пусть любая проверка приходит — сразу увидят, что у нас чисто. Думаю, иначе сами кошки от нас бы сбежали, они грязи не любят.

— Не тяжело, когда вокруг постоянно боль и проблемы?

— Очень. Особенно когда мы не можем кого-то спасти. Но силы нам дает вера в то, что это богоугодное дело. И благодарные глаза хвостиков.

У них даже взгляд, мне кажется, какой-то другой, не как у прочих животных. Серьезный, грустный и человеческий.

Волонтер приюта со спасенным котенком

Они дружат между собой и очень радуются каждому нашему визиту. Даже полы вместе с нами моют — бегают за веником и шваброй или запрыгивают на спину и наблюдают за качеством уборки.

— Строгие контролеры?

— Еще бы! Запросто могут заставить еще раз убраться.

— Удавалось ли вам пристроить изувеченных животных?

— Мы сделали канал на Youtube, который так и называется — «Надежда на жизнь». Там есть топ лучших историй нашего движения со счастливым концом. Был у нас кот Матроскин. Его дети подожгли, так что он лишился уха и лапы. Очень долго мы его в чувство приводили, чтобы котик снова поверил людям. Потом одна девушка из села согласилась его взять. Сейчас Матроскин очень счастливо живет в новом доме, дружит с местной собакой. Но до сих пор, как только видит детей, пугается и убегает.

Как-то раз слепых котят выбросили в пакете в мусорный бак. Мы проходили мимо и услышали мяуканье. Достали их, выкормили из бутылочки, теперь тоже живут хорошо с новыми хозяевами.

Одного породистого кота владельцы оставили вместе с домиком, люлькой. Мы разместили пост о нем, и в тот же день его забрал мальчик Мансур. Кот долго грустил, но сейчас повеселел, поправился, играет с людьми.

— То есть выбрасывают и породистых кошек?

— Конечно. Наша ветврач рассказывала, что у нее во дворе постоянно слонялась шотландская вислоухая. Видно, что чистокровная, только очень худая. Потом дети ее ударили ногой и сломали челюсть. Доктор кошку пожалела, сделала ей операцию бесплатно, стерилизовала и попросила меня подыскать новых хозяев — у нее самой уже три кота живут, куда уж больше. Получилось. Как раз сегодня присылали мне фотографии этой кошки. Ее очень любят.

Раньше я вела статистику — сколько мы вылечили, сколько пристроили, а потом уже со счета сбилась, потому что их очень много, уже больше сотни.

Кошка и котенок, спасенные волонтерами приюта

Была еще такая история, в самом начале. Мне вечером позвонили и сказали, что во дворе переехали трехцветную кошку Мусю. Я взяла такси и привезла ее домой. Видно было, что у нее перелом, а в клинику везти время позднее. Уже дома я обнаружила, что она кормящая. Значит, где-то еще и котята остались без мамы. Мы с девочками дня три их тщетно искали по всей округе. Меж тем Мусю положили на операцию, ей собрали таз и сразу стерилизовали. Прошло уже четыре дня. Была как раз первая ночь уразы, святая ночь. И тут продавец магазина, возле которого мы Мусю нашли, позвонил мне и сказал, что из-за гаражей вышли два голодных котенка. Один рыжий, другой — трехцветный, совсем как Муся. Есть даже видео, как мама-кошка их встречает. Было так трогательно, что все мы ревели. Так Муся заняла первое место в топе счастливых историй. Котят мы потом пристроили, а она осталась жить у меня.

— Чего больше в отношении людей к животным — доброты или жестокости?

— Особенно жестоки с животными дети. Мне кажется, это от недостатка воспитания. Недавно во дворе я видела, как дети играли вокруг матери. Они увидели котенка, захотели погладить, и женщина сразу закричала «Фу, не трогайте! Он же такой грязный!». Мне кажется, так нельзя. Я все детство лазила по подвалам, доставала котят и щенят, кормила их. И ничем ужасным не заразилась. Если бы у нас было больше времени, я бы хотела ходить по школам, объяснять детям, что нельзя обижать животных.

Жестокости много, но добрых людей тоже хватает. Одна женщина, по имени Яха, спасла кота, покалеченного подростками. Мы сначала покупали ему корм, а потом увидели, что кот в ужасном состоянии, и попросили отдать его нам на лечение. Она нам не поверила. Боялась, что мы лапу ампутируем. Когда мы приехали за ним, Яха сказала, что он убежал. Потом — что он умер. В итоге мы с подругой приехали без предупреждения, выловили во дворе этого кота, быстро закинули в переноску и увезли. Месяц он лечился в клинике. Теперь хромает, правда, но лапу сохранить удалось. Привезли страдальца обратно этой женщине, она нас очень благодарила. Нам многие помогают, не только девушки, но и парни. Есть много солидных людей, которые находят в своем графике время для помощи животным.

Откликнулся только муфтий

— Помогает ли государство?

 — В других регионах тоже много бездомных животных, но там, в отличие от Чечни, для них есть приюты. Бездомных людей у нас в республике, к счастью, нет. Но хотелось бы, чтоб и животным помогали. А здесь даже волонтерских движений помощи животным, кроме нас, не существует. Видимо, люди стесняются. Многие зависят от чужого мнения, поэтому не все могут поднять на улице больное животное и отвезти его к врачу. Боятся, что их засмеют.

— В чем ваши главные трудности?

— Нет нормального помещения с удобствами и отоплением. Двое наших волонтеров несколько раз за ночь приезжают проверить камины, но мы постоянно боимся пожара. У нас все время долги перед клиникой. Может, власти бы порекомендовали им делать нам скидки. Аренда стоит дорого, при этом в доме отовсюду дует. Пытаемся заделать щели, затянуть окна пленкой, и все равно котята мерзнут.

Мы многим писали, но из всех влиятельных людей нам ответил только Салах Межиев, муфтий Чеченской Республики. Я попросила его, чтобы в мечетях объясняли, что мучить животных — грех.

— А что говорит о животных Коран?

— Им посвящено множество сур. У нашего Пророка была любимая кошка Муизза, белая с разными глазами. Он даже омовение совершал из чаши, откуда она пила, настолько это чистое животное. В память о ней кошкам разрешено приходить в мечеть. У нас столько верующих, святых людей. Но я всегда удивляюсь, как можно быть наполовину праведным, если ты молишься, как можно половину слов Пророка слышать, а половину — пропускать мимо ушей. Женщина, которая соблюдала все предписания, угодила в ад потому, что уморила кошку голодом. А блудница попала в рай после того, как напоила умирающего от жажды бродячего пса. Собак считают нечистыми, но они не запрещены в Исламе. В отличие от свиней. Общаться с собакой можно, просто потом перед намазом надо совершить омовение. В нашей религии к любому существу, которое Всевышний создал, нужно проявлять милосердие, заботу и сострадание. Это черным по белому написано. В дождь я всегда опаздываю на работу, потому что должна каждую выползшую на проезжую часть улитку унести в безопасное место. И если вдруг увижу, что кого-то из них раздавили, страшно переживаю. Даже девочки на работе надо мной прикалываются, когда мы идем на обед. Они уже давно едят, а я все подбираю улиток.

Волонтер приюта с котенком

Фото: Елена Фиткулина

Елена Фиткулина, Владимир Севриновский

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Халяльный шутер: как ингушские разработчики завоевывают игровой рынок

Программисты из Назрани мечтают повторить успех Angry Birds, снять мультфильм и добавить в гонки виды Кавказа. Рассказываем, что им уже удалось и о чем они спрашивали богословов перед выпуском игры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка