{{$root.pageTitleShort}}

«Здесь люди другие — в большинстве своем индивидуалисты»

Сибиряк-хоккеист в Ингушетии — явление исключительно редкое. Как ему живется среди кавказцев и что он думает о местных обычаях — рассказывает экс-вратарь, а теперь детский тренер Александр Плотников
382

— Конечно, жизнь в Ингушетии отличается от жизни в Сибири и других регионах. Дело даже не в том, что в жару на улицу в шортах не выйдешь: не принято. Здесь все иначе, — говорит Александр Плотников, бывший голкипер кузбасских «Кузнецких медведей», который уже третий год тренирует юных хоккеистов в Магасе. — Здесь люди другие и дети совсем другие — в большинстве своем индивидуалисты. В командных видах спорта с ними гораздо тяжелее работать. Это идет из семьи. Стоит на тренировке родитель и кричит своему ребенку: «Беги сам, не отдавай шайбу!» И тот бежит, теряет шайбу, в итоге атака заканчивается ничем. А нам, наоборот, родители подсказывали, в какой момент нужно пас отдать. Один ловит, передает другому, третий завершает атаку броском — это и есть командная работа.

Александр Плотников

За пять лет, прошедших с момента открытия в Ингушетии первой ледовой арены, хоккей перестал быть здесь экзотикой, но своим, родным видом спорта, как борьба или бокс, он тоже пока не стал. Не то что в Новокузнецке, откуда родом Александр Плотников.

«Сам когда-то был в их шкуре»

Когда Саше было всего два года, не стало его отца. Маме приходилось много работать, и заботу о мальчике взяла на себя бабушка по отцовской линии, Валентина Ивановна. Заметив у юного Саши очевидный спортивный талант, она решила сделать из него хоккеиста. Так в середине 90-х семилетний мальчик попал в хоккейную школу «Металлург». В Новокузнецке хоккей был настолько популярен, что арена никогда не пустовала. Дошколятам приходилось заниматься поздно вечером: другие часы были заняты.

— Мне командные игры всегда нравились. В детстве во всех дворовых футбольных турнирах участвовал. Но на хоккей я ходить сначала не хотел. Кому в детстве нравится тренироваться? Кататься не умеешь, падаешь все время, синяки набиваешь. Бабушка меня буквально силой на арену тащила, говоря при этом, что я ей потом еще спасибо скажу.

И действительно, спустя много лет Александр не раз благодарил Валентину Ивановну за то, что не позволила ему бросить хоккей. И первую свою зарплату принес ей в знак благодарности. Но это было позже, а тогда, в детстве, он чувствовал себя «самым несчастным ребенком на Земле».

— Я сейчас очень хорошо понимаю своих мальчишек, когда они пытаются прогулять тренировку. Сам когда-то был в их шкуре. Но в спорте важна дисциплина. Хочешь чего-то добиться — занимайся регулярно. Поэтому успех ребенка во многом зависит от родителей.

Через тернии — к воротам

Первое время Саша тренировался трижды в неделю, а после начальной школы попал в спецкласс: тренировка в 6:50, занятия в школе, после уроков вторая тренировка, и так пять дней в неделю.

— Мы вставали в 5.30 и сами шли на занятия. Тогда родители почти никого не водили. Времена совсем другие были, и дети, мне кажется, были другие, куда самостоятельнее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Шодсанлат: больше чем борьба
Что бывает, если соединить боевые традиции народа, инженерный расчет, философию и лезгинку…

Выходные хоккеисты проводили в разъездах, играли товарищеские матчи. А в летние каникулы обязательно на сборы: два сезона по 28 дней. Так что родные Сашу почти не видели.

После школы он поступил в местный пединститут на спортфак, попробовал попасть в хоккейный клуб «Кузнецкие медведи», но с первого раза ничего не вышло. Путь к звездам оказался тернист. Играл за красноярский «Сокол», заработал бронхит во время тренировок, а пока лечился, ему нашли замену. Чтобы не потерять форму, днем тренировался на городской арене, по вечерам играл с командами Ночной хоккейной лиги. После одного их таких любительских матчей Плотникова пригласили в «Металлург» — третьим вратарем для тренировок. Лишь через год теперь уже известный, а тогда еще только подающий надежды Сергей Бобровский уехал покорять НХЛ и в «Кузнецких медведях» освободилось место третьего вратаря.

— Мне дали шанс съездить на турнир в Омск — это был своеобразный просмотр. Мы тогда обыграли соперников 3:0 или 4:0, точно уже не помню. Я в воротах стоял. По возвращении со мной подписали контракт.

«Я был раздавлен»

Плотников успешно играл за «Кузнецких медведей» несколько сезонов, а потом в его жизни началась черная полоса.

— Мы должны были лететь на сборы в Швейцарию, уже виза была открыта, но буквально накануне вылета во время матча мне на ногу упал игрок.

Плотников получил разрыв мениска коленного сустава. Команда улетела в Швейцарию без него. Едва восстановившись, он вновь получил травму. Понадобились операции на оба колена и длительная реабилитация. На восстановление ушло полгода — немалый срок для профессионального спортсмена.

— С хоккеем пришлось закончить. Я был настолько раздавлен, что даже слышать о хоккее не хотел, всю свою форму выбросил. Экипировку вместе с баулом в мусорный бак отнес. Ну, а как вы думаете? Столько лет посвятить хоккею, а потом в одночасье остаться не у дел.

Новая жизнь

На тот момент Плотникову едва исполнилось 24. Грандиозные планы о блестящей хоккейной карьере лопнули как мыльный пузырь, но нужно было жить дальше, адаптироваться к новой реальности.

Он пробовал себя в других сферах, далеких от спорта, но все слишком быстро надоедало.

Время лечит. Обида на судьбу прошла, и Александр вспомнил, что на полке пылится его диплом учителя физкультуры, а тут как раз представился случай потренировать начинающих хоккеистов. И понравилось. Понял, что для него еще не все потеряно, и если самому не удалось стать известным спортсменом, то можно помочь зажечься новым хоккейным звездам.

Плотников поступил в Высшую школу тренеров в Омске.

— Мне интересно было там учиться. После этого по-другому начинаешь смотреть на тренировочный процесс, более грамотно строить работу — особое внимание уделяешь здоровью детей, правильному подбору нагрузок. К тому же с таким дипломом ты не только детей можешь тренировать, но и работать со взрослыми профессиональными командами. Жизнь ведь не стоит на месте — нужно двигаться вперед.

Особенности ингушского воспитания

После Омска Александр Плотников уехал во Владикавказ, где тренировал вратарей и одну из команд-новичков. А в Ингушетии тем временем построили вторую ледовую арену: очень уж бывшему главе республики Юнус-Беку Евкурову хоккей нравился, и тренера пригласили туда.

— Когда только приехал из Новокузнецка, местные особенности очень бросались в глаза, чего-то не понимал, например каких-то обычаев, но со временем ко всему привык. Здесь ведь много положительных моментов есть — уважение к старшим, любовь к детям. Правда, часто эта любовь и чрезмерная материнская опека мешают. Ингушские мальчишки менее самостоятельные из-за этого. Едешь с ними на соревнования или на сборы — и им все время приходится напоминать, чтобы тарелку в столовой за собой со стола убрали или форму после игры развесили. Дома же это сестра или мама делают: мужчине не положено.

Осторожно: кавказские родители!

Сначала Плотников работал с вратарями на ледовой арене в Магасе, потом набрал группу малышей, а позже взял и хоккеистов 2010 года рождения. Им было тогда по 7−8 лет. Мальчишкам с самого начала с тренерами не везло — за полтора года два наставника сменились, и у каждого свой подход к занятиям. Плотникову пришлось перестраивать не только тренировочный процесс, но и работу с родителями.

— Я, мягко говоря, удивлен был, что родители на тренировках на трибунах сидят. И если бы просто сидели — каждый второй подсказывать норовит. Подходит ко мне один папа и говорит, что неправильно я детей тренирую, они только упражнения выполняют, а играть я им не даю. Ну, раз вы так хорошо знаете, как нужно тренировать, отвечаю я, то надевайте коньки и выходите на лед. Больше он ко мне с советами не подходил.

{{current+1}} / {{count}}

И не только он. Плотников вообще запретил родителям находиться во время тренировок в зале. Кому-то это не понравилось, но большинство мам и пап к такому решению наставника отнеслись с пониманием.

— Хорошо, что здесь хоккей всего несколько лет существует, а если бы, как в хоккейных регионах, все с детства во дворе шайбу гоняли, тут бы каждый родитель экспертом себя считал.

Плотников признается, что родителей своих подопечных он по-прежнему держит на дистанции, чтобы не было панибратских отношений. Дети ведь все видят, и если родители к тренеру с уважением относятся, то и они так же будут себя вести.

Первые призы

Хоккей хотя и пришелся ингушам по душе — настоящий мужской спорт, но регулярно обновлять экипировку, из которой дети за сезон вырастают, далеко не каждому по карману. Со временем некоторые начинающие хоккеисты перешли в другие секции. Правда, больше 20 игроков у Плотникова все же осталось — полноценная команда.

В конце 2018 года его девятилетние подопечные впервые участвовали в соревнованиях в Ставрополе. Дебют оказался успешным — они вернулись домой с серебром. Выиграли три из четырех матчей. Только хозяевам турнира, команде «Тайфун», уступили. В феврале вновь поехали на соревнования, на этот раз в Невинномысск, и снова призовое место.

Некоторые родители, те, что поактивнее, приезжают поболеть за команду. Правда, в отличие от других «хоккейных родителей», ведут себя на трибунах скромно: не принято здесь по-другому.

— В этом году мы впервые заявились на первенство России по хоккею (регион Юг и СКФО) среди команд 2010 года рождения. Переживаю, сможем ли достойно выступить. Перерыв в тренировках из-за пандемии у всех был длинным, но соперники уже больше месяца занимаются, а у нас до сих пор льда нет. Очень бы не хотелось в грязь лицом ударить. У детей после поражения мотивация пропадет, да и перед родителями стыдно.

Почти свой

За два с лишним года и хоккеисты, и их родители привыкли к наставнику. Он хотя и не ингуш, но уже почти совсем свой.

— Александр Игоревич мне сразу понравился. Он настоящий педагог, к каждому ребенку подход находит, — рассказывает один из отцов. У него хоккеем трое сыновей занимаются — и все у Плотникова.

— Я с детства все хоккейные матчи смотрел, сам мечтал играть, но такой возможности не было, поэтому сына своего целенаправленно в хоккей привел. Надеюсь, Александр Игоревич сделает из него настоящего хоккеиста, — подхватывает другой.

День рождения тренера отмечают всей командой — мамы стол накрывают, дети поздравления готовят. В прошлом году даже сняли видеоролик с пожеланиями. Получилось трогательно.

— Родители меня и с Днем джигита поздравляли, — улыбается тренер. — Это ингушский праздник по аналогии с нашим Днем защитника Отечества. Даже кинжал на память подарили. Я, конечно, не джигит, но все равно приятно.

Александр Плотников уже почти три года работает в Ингушетии, но живет по-прежнему во Владикавказе.

— По большому счету, я ведь легко могу отсюда уехать. Меня часто приглашают поработать в других регионах. Вот совсем недавно были два неплохих предложения, где и зарплата больше, и условия лучше. Но я все думаю: что будет с моей командой, если я уйду? У нас уже есть первые победы, хочется увидеть продолжение. Да и не привык я останавливаться на полпути, меня так бабушка учила.

Наталья Минакова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка