{{$root.pageTitleShort}}

Диалог прошлого и настоящего: зачем идти на выставку молодого художника из Дагестана

В Махачкале представили коллекцию эстампов Калеба Шмидта, оживившего серые рельефы древних строений и надгробий красками и новыми смыслами. Какими — рассказал сам художник

В дагестанской столице открылась персональная выставка Калеба Шмидта «Ихтилат», что в переводе со многих дагестанских языков означает «диалог». Необычные композиции — своеобразный итог экспедиции молодого художника по горному Дагестану. Увидеть уникальную коллекцию эстампов можно будет не только в Махачкале. После нее экспозиция отправится в Москву, Санкт-Петербург, Стамбул и Дубай.

История к прочтению

Калеб Шмидт

Каждый вечер улица Буйнакского в Махачкале наполняется ароматом кофе и бесчисленными разговорами обо всем на свете — о погоде и криптовалюте, новых кафешках и вторых женах, ценах на клубнику и Достоевском. В день открытия выставки среди привычных тем можно уловить урывки бесед об искусстве, экспедиции в горы и молодом художнике с необычной фамилией Шмидт.

Дом культур «Темп» встречает гостей замысловатыми оттисками на бумаге, свисающими с потолка и развешенными на стенах. Здесь все смешалось воедино — люди, кони, птицы, серп, полумесяц… Десятки символов и смыслов из истории перенеслись в современность и ждут своего прочтения зрителем.

— Сегодняшнему миру не хватает тотемности — связей с образами и символизмом прошлого, которые помогают человеку осознать себя в новой эпохе, проникнуться ощущением мудрости, ведущей к цельности. Недостаток таких связей погружает нас в некое подобие транса, когда мы не понимаем, как жить, чему верить и куда двигаться дальше, — делится молодой художник из Дагестана.

В это время начинают звучать национальные мотивы. Вдоль работ ускоряет шаг девушка с андийским головным убором, украшенным рогами, а юноши с медными подносами и ритаульными пирогами застывают в углах зала. Публика затихает и начинается диалог. Диалог прошлого и настоящего.

Девушка с рогами, горцы с пирогами

Под музыку парни в тканевых масках выносят барта — сладкие лакские пироги, которые традиционно готовятся на праздник весны (Навруз-байрам), и складывают их в котел. Юноши — это четыре цивилизации: Персия, Византия, Хазария и Албания. Перформанс — рассказ о том, как Дагестан вбирает в себя лучшее из разных культур и проносит сквозь время, как горянка в «рогатом» головном уборе среди гостей. Девушка предлагает попробовать искусство и «Ихтилат» на вкус. Художник же объясняет: рожки не случайны — это знак плодородия. И как головной убор, так и вся выставка Шмидта пропитана смыслами и символами, которые каждый считывает по-своему. Часть работ намеренно представлена без названий, предлагая зрителю не ограничиваться видением автора и дать волю своей фантазии.

— Мне нравится история, когда современное искусство опирается на прошлое и генерирует новые смыслы, контексты и эмоции, — подчеркивает куратор выставки, хозяйка галереи «Гора» Зарема Дадаева. — Художник взял за основу резные камни с древних монументов, стел. Мы с ними знакомы, видели в монографиях ученых, исследователей. Мы знаем их как фотографии или черно-белую историю. А здесь Калеб идет дальше: использует краски и одно изображение, а выдает нам уже несколько разных оттисков с разным настроением и смыслами.

Наедине с собой и камнем

— Кто я? Что мне делать? Куда идти? А если я добавлю вот этот оттенок? Будет ли уместным знакомство красок и сакральных знаков? Пока я работаю, постоянно говорю с собой: спорю, ругаю, поэтому каждый эстамп — не просто оттиск, а оттиск, рожденный в диалоге, которому никто не должен мешать. Я всегда работаю один, — поясняет Калеб Шмидт.

На эстамп у художника уходит примерно час, иногда больше. Художник признается: если работа не нравится, он мнет бумагу и начинает заново.

— Мне нужна особая атмосфера для диалога с собой и камнем. На выбор краски влияет все: настроение, погода, люди, которых я встречаю по дороге к захоронениям. Однажды в Чохе я был восхищен работой мастера, который сделал одну из могильных плит. И я совершил некий поклон ему. Рядом проходили туристы и спросили, что я делаю: поклоняюсь усопшему? Я объяснил, что с ним даже не знаком, а поклон — дань уважения и восхищения мастером, который создал такое произведение искусства из камня. И туристы тоже начали кланяться.

Объединение в диалоге

За два с половиной месяца путешествия по Дагестану Шмидт собрал более 400 оттисков с древних некрополей̆ и фасадов старинных домов. В них переплетаются отсылки к мифологии, изображения птиц и животных, здесь и симбиоз серпа и молота с полумесяцем со звездой.

— Мне важно было сделать работы читабельными для всех, передать архаику сквозь призму современности. Вот одна из любимых композиций — «Грезы об эдеме», сделанная в селении Чох. Здесь отсылка к кораническим и библейским описаниям райских садов. Тема очень актуальна в Дагестане, отражается и в резьбе по камню, дереву, и в украшениях, и в одежде. Горянки любят платья в цветочек. Я показал один и тот же орнамент в разных цветах, и они уже считываются по-разному. А вот «Соколиная охота», сделанная в Дербенте. Это история о том, чем увлекался человек, заказавший себе такой орнамент на каменной плите. Кто-то увидит образ жизни, кто-то — характер, а кто-то повернется в сторону мифологии и символов.

«Ихтилат» объединил арабскую каллиграфию, персидскую мифологию, тюркскую и монгольскую этнику, символы европейских рыцарей с двуглавым орлом и советскими серпом и молотом. Махачкалинцы и гости дагестанской столицы могут погрузиться в этот диалог до конца мая. После эстампы Калеба Шмидта отправятся в Москву, Санкт-Петербург, Стамбул и Дубай. Сейчас идут переговоры с выставочными площадками — художник тщательно подбирает локации. Пока лишь известно, что московских зрителей пригласят на территорию «Винзавода», а все путешествие, по задумке художника, должно завершиться до сентября.

Дом культур «Темп»

  • Махачкала, ул. Буйнакского, 2

  • 28 апреля — 30 мая

  • 9:00 — 23:00

Елена Еськина

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Семь черных бумаг»: как в горах Осетии снимали фильм о войне

В День Победы в широкий прокат выходит осетинская картина о жителях горного села, куда приходят похоронки. Поговорили с авторами о съемках, мистических совпадениях и возрождении национального кино