{{$root.pageTitleShort}}

«Даже моя русская бабушка пыталась научить меня аварским словам»

Переехать в Дагестан, чтобы улучшить бойцовские навыки и однажды победить на чемпионате мира по тайскому боксу — кажется, ничего особенного. Пока не узнаешь, что это — история 12-летней девочки

Тамила Мурачашвили с тренером Маратом Бекбулатовым

Оценив способности Тамилы Мурачашвили на первенстве России по тайскому боксу, Марат Бекбулатов предложил спортсменке перебраться из Краснодара в Дагестан. «Мы из тебя чемпионку мира сделаем», — пообещал тренер спортшколы «Скорпион». Тамила предложение приняла, и ее мать, Марина Сушко, без возражений последовала за дочерью. Однажды цель Тамилы наверняка будет достигнута. Первый шаг в этом направлении — победа на первенстве Европы — уже сделан. И сейчас юная спортсменка продолжает привыкать к дагестанскому менталитету, воспитывает неприятных типов (но только с разрешения мамы) и не поддается (пока) попыткам своих новых друзей обучить ее какому-нибудь национальному языку.

«Бить ногами веселее, чем петь»

— Когда впервые почувствовали «зов ринга»?

Тамила: Трудно сказать. Но в четыре с половиной года я уже занималась ММА.

— Дети в таком возрасте обычно сражаются с крапивой и комочками в манной каше.

Тамила: Да, но мама с детства учила меня постоять за себя. А еще за родных, близких и вообще всех, всех, всех. А крапива на людей редко нападает.

— Марина, часто слышали от знакомых «Зачем тащить дочку на единоборства, когда есть бальные танцы?»

Марина: Постоянно. У людей возникал такой когнитивный диссонанс — вот Тамила, волосы до колен, голубые глаза, призер детского конкурса «Мисс России»… и сражается на ринге. Причем и с девочками, и с мальчиками — все равно с кем. Красота — это, конечно, хорошо. Но тебе с неба же ничего не упадет только из-за того, что ты красивая. Надо самой достигать целей. А для этого нужна сила духа. Я Тамилу не только в спортивные секции записывала. Еще и на танцы, рисование, вокал.

— Единоборства оказались ближе?

Тамила: Бить ногами веселее, чем петь (улыбается, но не кровожадно. — Важное примечание автора).

— Марина, вы когда-нибудь оказывались в ситуации, когда идете по улице с Тамилой, а у нее огромный фингал под глазом, и окружающие смотрят на вас с осуждением: «Кажется, в этой семье практикуется рукоприкладство»?

Марина: К счастью, нет. Тайский бокс, во всяком случае в этом возрасте, довольно безопасный вид спорта. Есть закрытый шлем, налокотники, предусмотрена защита голени. Так что больших фингалов не было. Были разбитые губы. И то не сильно. Я бы сказала — символически.

— А что насчет «сражается на ринге и с девочками, и с мальчиками — все равно с кем»? С мальчиками только на тренировках, или вы, Тамила, прям лютая-лютая и на соревнованиях вам тоже пацанов подавай?

Тамила: В основном на тренировках, да. Но один раз я выступала против мальчика на соревнованиях. Я тогда занималась карате. А там такая тема: девочка и мальчик вполне могут оказаться соперниками. У нас была битва за пояс. Пояс я взяла.

— Довели, значит, мальчика до слез?

Тамила: Плакать не плакал, но весело ему тоже не было.

— А вы сами плакали? Я имею в виду, из-за каких-то спортивных событий?

Тамила: Много раз. И не обязательно из-за поражений. Иногда из-за пропущенных ударов или неуверенности в себе на спаррингах и тренировках.

Марина: Тамила стоит на тренировках с ребятами — девочек в ее зале нет. И когда ей кажется, что она проигрывает, что слабее, у нее глаза на мокром месте. И наш дагестанский тренер очень болезненно воспринимал это поначалу. Он подходил ко мне и говорил: «А что мне с ней делать?» Практики работы с девочками не было, а пацаны у него никогда не плакали.

— В Краснодаре тоже были одни пацаны кругом?

Тамила: Было несколько девочек, и, хотя не моей весовой категории — побольше килограмма на три или четыре, с ними все равно работать комфортнее, чем с парнями. Техника боя у девочек и мальчиков разная.

— Карате, ММА, тайский бокс. Это полный список?

Тамила: Была еще борьба. Но о ней мало что помню. У меня пару лет назад было сотрясение мозга: перед тренировкой один мальчишка толкнул, я крепко стукнулась головой, потом полтренировки в себя приходила. После этого многие моменты с возраста 7−8 лет забылись. Но борьба точно была.

{{current+1}} / {{count}}

«Ребятам было некомфортно со мною»

— Как вы перебрались в Дагестан?

Марина: На прошлогоднем первенстве России Тамила стала призером. Тренер из Дагестана, Марат Бекбулатов, подошел к нам и предложил: «Потренируйтесь летом в нашем зале». Им было интересно посмотреть, как это будет: девочка в зале по тайскому боксу. Ему хотелось потренировать уже готовую спортсменку. Мы решили: «А почему бы и нет?» В Дагестане у нас бабушка живет. Приезжала на время по работе, так здесь и осталась, так что мы не ехали в какое-то совсем неизвестное нам место. Мы бабушку каждое лето навещаем.

Тамила: А когда лето кончилось, тренер сказал: «Оставайся, мы из тебя чемпионку мира сделаем». Решение приняла довольно быстро. Мне хотелось попробовать что-то новое, здесь уровень тренировок действительно серьезнее. Я сказала маме, что хотела бы остаться, и она согласилась переехать.

— Как в «Скорпионе» отреагировали на появление девочки?

Марина: Тамиле зайти было не сложно. Барьеров не было. А вот у мальчиков…

Тамила: Ну прям очень ярко они свои чувства не проявили, но чувствовалось, что они в шоке. Тренер представил меня официально, построил всех в линейку и сказал: «Это Тамила, она будет тренироваться в нашем зале, уважайте ее, она теперь часть нашей команды». Но ребятам было некомфортно со мною. Уважения не было с самого начала. Обычно при работе в паре спортсмены пожимают друг другу руку. Мне не пожимали. Иногда, когда я протягивала руку, ее даже отталкивали. Но со временем ко мне привыкли, я стала своей, теперь даже первыми руку протягивают. А попрошу бутылку с водой принести, и это сделают.

— В чем принципиальное различие в тренировках в Краснодаре и в Дагестане?

Марина: Тренерский подход разный. Марат Бекбулатов может написать Тамиле: «Ты бегала утром? Что ела на завтрак? Решила свои проблемы?» В Дагестане тренер и ученик в постоянном контакте. У Тамилы был перелом руки, тренер постоянно интересовался ее состоянием. А краснодарский тренер хотя и растил ее с детства, но, я стопроцентно могу утверждать, ее номера он не знал. Марат Бекбулатов относится к Тамиле как к племяннице или к младшей сестренке.

«А покажи „двоечку“»

— К чему было сложнее всего привыкнуть в Дагестане?

Тамила: К менталитету. Все-таки в Дагестане и Краснодаре очень разные люди. Это заметно даже на примере детского воспитания. Мне первое время было сложно найти общие интересы со своими сверстницами. В Краснодаре родители стараются как можно раньше записать детей на кучу кружков, здесь с этим чуть сложнее, особенно это касается девочек.

Марина: Тамила самостоятельно летает везде, может и за границу слетать без сопровождения, у нее есть нотариальное согласие родителей. И она очень удивлялась, почему дагестанских девочек так же не отпускают. Не то что за границу — без разрешения даже в кино или в кафе. А я ее с детства приучила к самостоятельности. Вплоть до того, что на ней сейчас младший брат. И если у него возникают какие-то проблемы, к примеру школьные, она их решает, а не я: подходит к учителям, интересуется, что произошло. И у ее сверстниц, с одной стороны, нет такой свободы в действиях, а с другой — и такой ответственности. Нет таких забот.

— А что-нибудь приняли в Дагестане как «свое, родное»?

Тамила: Здесь все по-другому. В Дагестане люди прямолинейные. Иногда даже слишком. Бывает, это смущает, аж не по себе становится. Но в целом мне прямолинейные люди нравятся. Так что это скорее плюс, чем минус.

— Разница в менталитете когда-нибудь приводила к конфликтам?

Тамила: Был момент, когда я только перевелась в новую школу в Дагестане. Меня невзлюбили. Некоторым, например, не нравилось, что маникюр делаю. Иногда приставали: «Ходишь на тайский бокс? А покажи „двоечку“». Было дико некомфортно. Из-за этих школьных конфликтов даже хотелось вернуться в Краснодар. Но со временем я со всеми сдружилась. Со многими близко-близко дружу.

— В Дагестане не все положительно относятся к девушкам, занимающимся единоборствами. Ощущали это на себе?

Тамила: Я от маленьких детей какой-то негатив слышала по этому поводу. И это так странно. Еще от каких-то чудиков, совершенно неспортивных, которые лежат на диване с бургерами, пиццей или с хинкалом в обнимку. Никогда близко к сердцу это не принимала. Вам это не нравится, а мне какое дело?

Марина: И хотя Тамила девочка неконфликтная, одного парня со двора она проучила. Звонит мне и спрашивает: «Мама, а можно я тут одного парня ударю. Чисто в воспитательных целях». Я говорю: «Ну, раз в воспитательных целях, то, конечно, можно».

Тамила: Это было не из-за спорта, просто слишком докапывался, оскорблял. Физическую силу применять не люблю. Но в том случае было просто без вариантов.

— Кто-нибудь в Дагестане пытался научить вас одному из национальных языков?

Тамила: Даже моя бабушка, хотя сама русская, пыталась научить меня нескольким аварским словам. Подружки — даргинскому. Один друг — кумыкскому. Ни у кого ничего не вышло.

Без медали не возвращаться

— Очевидно, тайский бокс дается вам легче. Первенство Европы вы уже выиграли. Расскажите, как вам далась эта медаль?

Марина: Тамиле тоже было не просто, это все-таки она там дралась, а не я, но мне это первенство чуть не стоило инфаркта. Очень не хотелось подводить наших тренеров. Без золотой медали нельзя было возвращаться. Но когда начался первый раунд финального поединка, я подумала — пиши пропало. Не могла на это смотреть.

Тамила: Соперница попалась сильная, даже мощная. Вообще, надо сказать, я на этом чемпионате только один бой и провела. Было немного соперниц, и я решением жребия сразу оказалась в финале. Но не все изначально складывалось в мою пользу. Соперница была турчанкой, а первенство проходило в Турции. Ее весь зал поддерживал. Плюс со мной не было моего тренера, Марата Бекбулатова. В углу стояли тренеры, которые меня толком не знали. В итоге один советовал одно, второй — другое, я пыталась совместить и то и это, но очень много делала того, что сама считала нужным. Первый раунд я действительно проигрывала. Натиск со стороны соперницы был очень жесткий. Но в конце первого раунда я попала ей ногой в подбородок — тренеры начали ее отчитывать, и я поняла: «Вот он, переломный момент, сейчас я могу изменить ход поединка». И действительно, я перехватила инициативу.

— Придет время, вы отправитесь и на первенство мира. А оттуда можно вернуться без медали?

Тамила: Без медали? Ну нет, не надо. Если что-то пойдет не так, если я не завоюю медаль, я этого просто не вынесу. Мне кажется, меня прямо там не станет.

— Зачем себя так накручивать?

Тамила: Я себя не накручиваю. Я не могу расстроить маму. Я же знаю: она вкладывает в мою спортивную карьеру всю себя. Я столько не делаю, как она, и ради нее я обязана побеждать.

Тамила с мамой Мариной Сушко

— Посвятить всю себя дочери, Марина, почему вы пошли на этот шаг?

Марина: Наверное, потому что у нее все получается. Да, это тяжеловато. Покоя нет даже по выходным. Пока другие спокойно спят, мы встаем в 8 утра, едем на склон Тарки-тау. Тамила выходит на пробежку, а я еду наверх, в кафе, заказываю ей фитнес-завтрак, сижу, жду ее с чашкой кофе. По будням, естественно, еще больше суеты. Но я не жалею, что однажды сделала такой выбор. Я верю в Тамилу, в то, что ее ждет большое будущее. И осознавать, что я принимаю во всем этом участие, а не сижу в сторонке… это вдохновляет. И мотивирует меня продолжать в том же духе.

Руслан Бакидов

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ