{{$root.pageTitleShort}}

Мусоросортировочный завод: как это устроено

Один из способов решить острую «мусорную» проблему — дать отходам вторую жизнь. Плюс и для экологии, и для кармана бизнесмена
1104

Небольшой частный завод в семи километрах от Владикавказа работает без выходных — такова специфика производства. Ежедневно здесь сортируют десятки тонн мусора. Рабочие отбирают «полезные» отходы — вскоре они вернутся в магазины и дома людей в виде пластиковых ведер, новых стеклянных бутылок и картонных упаковок.

Как работает предприятие по сортировке мусора и кому это надо — в репортаже «Это Кавказ».

Попытка номер два

Построить первый в республике мусоросортировочный завод североосетинские власти решили еще в 2001 году. Через год он заработал — но просуществовал чуть больше месяца. Средства от продажи сырья не позволяли покрывать расходы.

Восемь лет назад у предприятия началась вторая жизнь.

— Сегодня завод — это частная собственность, — говорит его директор Азамат Тотиков.

Он утверждает: производство, наконец, стало приносить доход, чего нельзя было сказать еще несколько лет назад. Вся прибыль — это выручка с проданных на вторичную переработку отсортированных отходов. Обычно в регионах распространена иная практика: мусоросортировочные заводы получают фиксированную сумму за определенное количество обработанного мусора. Как правило, договор заключается с мэрией, которая собирает эти деньги с населения.

— Владикавказский завод один из самых передовых в России. Мы работаем без тарифов, нам никто не платит — ни население, ни город, — убеждает бизнесмен.

Попасть под пресс

Каждый день сюда съезжаются десятки мусоровозов с отходами со всего Владикавказа. Летом это 300 тонн в день.

— Проблема переработки мусора в республике достаточно острая. Но, несмотря на избитость, она не решалась годами, а процесс «производства» мусора человеком — непрерывный, — объясняет Тотиков.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Соломенная революция
Житель Владикавказа Алан Бигулов практикует сыроедение и дает мировоззренческие консультации. Увлечение серьезное: убеждения заставили его строить себе дом из соломы

Раньше все отходы свозились на мусорный полигон — выражаясь обычным языком, городскую свалку. Она занимает 25 гектаров в нескольких километрах от Левобережной части Владикавказа. Горы мусора лежат под открытым небом.

— Такие полигоны быстро переполняются из-за большого объема и малой плотности отходов. Мусор разносится ветром, образовывает ядовитые стоки и испарения, способствует переносу инфекций насекомыми, которые здесь плодятся в великом множестве, птицами, грызунами, источает не самые приятные запахи, — перечисляет Тотиков. — Ими, кстати, при определенном направлении ветра летом дышат жители ближайших микрорайонов.

Работа сортировочного завода позволяет не усугубить ситуацию. Через сортировку проходит весь производимый горожанами мусор. 70% от объема отходов, или 20% от их массы, — это мусор, который можно переработать. Его отделяют, чтобы потом продать. Оставшийся, бесполезный мусор попадает под пресс. Отходы плотно утрамбовываются в брикеты весом по 500 килограммов. Затем их везут на мусорный полигон, где укладывают и скрепляют друг с другом. Для такого мусора нужно гораздо меньше места, чем для обыкновенного, к тому же слои отходов не надо изолировать грунтом.

— Получается, мы экономим землю на полигоне. Плюс бумага и пластик туда не попадают, а значит, сведен к минимуму риск возгорания, — продолжает директор завода. — И, самое главное, экологический вопрос. Практика во всем мире показала: переработка мусора во вторсырье положительно влияет на санитарно-эпидемиологическую обстановку.

{{current+1}} / {{count}}

Сколько денег в мусоре

Первое время всю прибыль владельцы инвестировали в расширение завода — вместо одной линии теперь работает три. Технология проста. На сортировочных линиях работают вручную — никакая техника пока не способна заменить человека на этом этапе.

Мусор попадает на конвейер, у которого стоят рабочие. В две смены трудится около 100 человек. В основном это гастарбайтеры из Средней Азии, местные на такую работу идут неохотно. Сколько зарабатывает сортировщик мусора, на заводе говорить не хотят, но дело не только в оплате — работа «грязная». Запах стоит соответствующий.

Медленно двигаясь по конвейеру, отходы проходят через несколько пар рук в перчатках. Пластик, бумажная макулатура, картон, стекло и жестяные предметы получат вторую жизнь. Отвлекаться нельзя, в цехе шумно, по ленте непрерывно плывут банки, полиэтиленовые пакеты, бумага, разбитые зеркала, старые горшки, остатки пищи. Неопытному человеку прозевать «живой» мусор легко, но рабочие ловко и быстро выхватывают нужные предметы, работают почти на автомате.

Один из сортировщиков достает из движущегося хлама деревянную шкатулку. Ничего ценного внутри нет, но сама вещица явно старинная и когда-то стоила немало. Интересные находки тут не редкость — работники обнаруживали деньги, ювелирные изделия, технику. Если за ценностями не приходят спохватившиеся хозяева, а такое случается, то «клад» достается нашедшему. Правда, было так, что рабочие, нашедшие пачку денег, приняли их за ненастоящие — и успели порвать большую часть, пока не вмешался бригадир.

Самая большая сумма, которую доводилось обнаружить в куче мусора, — 20 тысяч долларов. Правда, хозяева приехали буквально следом за мусоровозом. Среди хлама не раз попадалось и оружие. В таких случаях сразу звонят в правоохранительные органы.

Что не так с раздельным сбором

Отобранный ценный мусор упаковывается в аккуратные брикеты и складывается во дворе предприятия. Отсюда он отправится по адресам назначения — картон уедет в Адыгею на крупный комбинат «Картонтара». Стекло и пластик — в центральную часть России.

За килограмм стекла заводу заплатят два рубля. За килограмм макулатуры — пять. В удачный день смена может отсортировать полезного сырья на 100 тысяч рублей.

— В Ставрополе есть мусоросортирующий завод, — рассказывает Азамат Тотиков, — учитывая, что наш город гораздо меньше, вторсырья мы собираем больше. Наши сотрудники тщательнее отбирают отходы. Это жизненная необходимость, иначе прогорим. Они работают по тарифу, мы, как я уже говорил, денег от государства не получаем.

Возможно, работать было бы проще, если бы люди практиковали раздельный сбор мусора, как это принято во многих европейских странах. Однако Тотиков считает, что необходимости в этом нет.

— По крайней мере, пока. Мы сейчас элементарно боремся за то, чтобы отделяли отходы с улицы — землю и листву — от бытового мусора. У нас все отходы грузят в одну машину. А сортировка жителями просто не нужна. Все равно стопроцентно раздельного сбора не будет никогда и нигде.

К тому же мусоросортировочная техника совершенствуется: появились магнитные сепараторы и другие приспособления. Поэтому тратить усилия на то, чтобы приучить людей сортировать мусор самим, не имеет практического смысла, считает бизнесмен, — это сделают на заводе.

Милена Сабанова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка