{{$root.pageTitleShort}}

Дом с историей: дворец бухарского эмира в Железноводске

Грозные львы, расписная керамика и башня смерти для неверных жен — все это бывшая резиденция среднеазиатского правителя на Кавказе
837

Это здание неподалеку от западного входа в парк Железноводска — одна из его визитных карточек. Неудивительно: посреди курортного города возвышается настоящий дворец — бывшая резиденция бухарского эмира.

Лучшее место, чтобы провести лето

Правитель Бухарского эмирата Сеид Абдулахад-хан возглавил государство уже в то время, когда оно находилось под протекторатом Российской империи. Но Россию среднеазиатский властитель любил. И часто путешествовал по стране в теплое время года — приезжал в Крым и на Кавказ отдыхать и поправлять здоровье. Впервые он оказался на Кавминводах и в Ялте в 1894 году — и с тех пор не пропускал почти ни одно лето.

Сеид Абдулахад-хан

Встречали его всегда по-царски. И эмир не оставался в долгу — щедро платил за лечение, жертвовал большие средства на благотворительность. В итоге Сеид обзавелся двумя дачами в России: в Ялте и в Железноводске.

— Природа, лес, воздух, которым легко дышится, — рассказывает Галина Быстрицкая, младший научный сотрудник Железноводского краеведческого музея о том, что же привлекало бухарского эмира. — Он любил Россию, дружил с Александром III, а потом и с Николаем II тоже. Эмир имел звание генерал-адъютанта и генерала от кавалерии. Числился он по Терскому казачьему войску, где был наказным атаманом.

Обычно на Кавказе Сеид останавливался в Пятигорске в гостинице «Старо-Европейская», где снимал 30 комнат для слуг. Но однажды Сеид заехал в Железноводск — вместе со свитой и женой, которую он всегда брал с собой, несмотря на то что официально у Эмира Бухарского их было двадцать. В Железноводске он остановился на даче генерала фон Клугенау возле Городского казенного парка. Место Абдулахад-хану так понравилось, что в том же году он обратился с прошением к Николаю II разрешить ему купить участок под строительство летней резиденции.

Дворец, не увидевший хозяев

Дачу начали строить в 1909 году.

— Есть сведения, что к работам привлекли не только местных каменщиков, но и мастеров из Бухары. Это может быть было связано с экономией, — объясняет Галина Быстрицкая. — Строили дворец из машукского камня по проекту архитектора Ходжаева, естественно, в мавританском стиле — в восточном вкусе эмира, но с элементами дачного модерна.

Резиденция — целый комплекс зданий, соединенных переходами и лестничными пролетами. В основном дворце, голубого цвета, с башенками и золотым куполом, эмир собирался принимать вельмож. Другое здание не такое парадное, но с красивой башенкой и украшено майоликовым поясом. Майолику — расписанную глазурью обожженную глину — изготовили в Петербурге по заказу эмира. Изучать рисунок мастера ездили в Бухару. Башню эту назвали Башней смерти: якобы с нее собирались скидывать неверных жен.

С дворцом связана и другая печальная легенда. Говорят, что Сеид все-таки не стал использовать дачу, посчитав место недобрым.

— Есть версия, что, когда велись строительные работы, с лесов упали трое рабочих, по другой версии — разбился один рабочий, резчик из Хорезма. Земляная стена осыпалась, и еще троих рабочих завалило насмерть. Говорят, что эмир Бухарский был очень суеверен, и больше не решался приезжать сюда, в это гиблое место, — рассказывает Быстрицкая.

После несчастного случая на стройке работы временно приостановили, а на архитектора подали в суд. Но строительство дворца все-таки довели до конца. Только Сеид Абдулахад-хан до его окончания не дожил — умер в 1910 году то ли от инфаркта, то ли от отказа почек.

Под львиной стражей

Сейид Алим-хан

Дворец перешел по наследству его сыну. Сейид Алим-хан в Железноводск приезжал, но отказался от владения в пользу царской семьи. Тогда это была уже обставленная дача. В Железноводском краеведческом музее сохранились буковые стол и кресло в восточном стиле — из внутреннего убранства дворца.

Резиденция эмира стала санаторием для неимущих дам — педагогов, работавших при «Человеколюбивом обществе императрицы Марии Федоровны». Они воспитывали сирот, а здесь лечились и отдыхали. Но как благотворительный санаторий дворец просуществовал только один сезон. Началась Первая мировая война — и в здании разместили лазарет.

А после революции в нем был дом отдыха и санаторий им. Бухарина, потом переименованный в санаторий им. Тельмана.

Сегодня покой удивительной красоты здания за чугунным резным забором все так же охраняют могучие львы. Арабская надпись на арке гласит: «Мир входящему».

Внутри — абсолютно белые стены и очень высокие потолки со все еще шикарной росписью. В гостиной — камин, отделанный глазурованным камнем глубокого зеленого оттенка. Если присмотреться, по бокам камина заметны высеченные из камня слоновьи головы. Говорят, эмир именно так представлял себе мир, держащийся на двух головах — его и русского царя. Посредине, над топкой, мозаика. Сначала кажется, будто русский пейзаж с березками, но потом проглядывается карта России. На окнах сохранились старинные медные щеколды. На второй этаж ведет лестница с коваными балясинами, но туда пройти оказалось уже нельзя.

{{current+1}} / {{count}}

Бывшим дворцом эмира сейчас владеет государство. В прошлом году его передали в аренду инвесторам — к 2020 году, после реставрации, здесь должны открыть гостиницу. Пока же дворец закрыт для посторонних.

Наталия Мхоян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка