{{$root.pageTitleShort}}

«У каждого нарта должен быть свой конь»

Специалисты проектной группы «Ярус» создали уже девять проектов для городов Северного Кавказа — и знают, как объединить курорты, что делать на спиртзаводе и чего боится современный горожанин
467

Проектная группа «Ярус» — это команда архитекторов, специалистов по экономике, социологии, цифровизации со всей России, в портфолио которой множество проектов по созданию комфортной городской среды, в том числе — в малых городах Северного Кавказа. Сооснователи «Яруса» Виктория Богинская, Егор Збаранский и Иван Михайлов считают, что на свете нет одинаковых городов, и каждый проект должен быть абсолютно уникален.

Виктория Богинская и город терракотового нарта

— У вас достаточно яркая и интересная «творческая репутация», но не все ваши проекты по Северному Кавказу были удачно реализованы.

— К сожалению, мы не всегда можем влиять на реализацию проекта. Часто этому мешают политические моменты (например, смена администрации, как это случилось в Малгобеке), а иногда первоначальный проект меняется до неузнаваемости в процессе разработки технической документации (наш проект в Баксане). Но мы очень надеемся, что в Нарткале все сложится удачно и мы сможем воплотить все, что задумали, как это произошло в Железноводске три года назад: наш проект выиграл для города деньги и знаменитая «каскадка» была полностью модернизирована.

Виктория Богинская

— А как вы вообще попали на Северный Кавказ? Все-таки это очень далеко от дома.

— Это случилось три года назад, и никакого архитектурного бюро тогда еще не было, а мы были просто магистрантами-архитекторами. Проходил первый конкурс малых городов, никто толком не знал, что это, но методом проб и ошибок мы придумали проект в Железноводске, который не просто победил, но вошел в четверку лучших в своей категории. Лестница была построена, и все было сделано именно так, как мы задумали.

С тех пор было много проектов по Северному Кавказу, но Железноводск остается нашим любимым детищем.

— А кто вас позвал в Кабардино-Балкарию?

— Администрация города Нарткала. Невероятная молодая команда, которая хочет улучшить и оживить свой город. В этом году Нарткала участвует в V Всероссийском конкурсе лучших проектов создания комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях, и мы поехали посмотреть на город, чтобы понять, с чем придется работать.

— Когда вы ехали в Нарткалу впервые, у вас, наверное, сложилось какое-то представление о городе — по фотографиям, историческим источникам. Насколько это совпало с тем, что вы увидели?

— Любой проект начинается с этапа анализа и гипотез. Перед посещением города мы создаем первичный брендинг для афиш и листовок, продумываем не только конкретные объекты, но и, например, цветовое решение. Мы сразу подумали, что в проекте должны быть современные супергерои, как в комиксах.

А после поездки решили, что наш герой — это нарт, а главный цвет — терракотовый.

А вообще, Нарткала нас поразила. Мы приехали, чтобы провести воркшоп — это обычная практика: работа с жителями и выявление идентичности города помогает сформировать запросы и четко обозначить приоритеты. Но мы не ожидали, что в большом красивом зале местного лицея нас будет ожидать столько людей — от пенсионеров с внуками до местных блогеров, которые вели наш воркшоп в прямом эфире.

И мы решили сломать привычный сценарий, когда модератор на сцене, а зрители в зале. Мы всех позвали на сцену. Именно потому, что жители — не зрители, а участники процесса, и они сами должны влиять на то, что происходит в их городе. Мы почувствовали эту энергию неравнодушных к городу жителей.

Сначала не было понятно, какую именно городскую территорию мы должны разрабатывать. Опрос показал, что 90% жителей хотят улучшить центральный парк. Это важное место для горожан: парк построен вокруг спиртового завода, на котором когда-то работали бабушки и дедушки большинства нарткалинцев.

{{current+1}} / {{count}}

Территория у неработающего спиртового завода в Нарткале — часть Центрального парка, которую «Ярус» собирается «перезагрузить», построив скейтпарк, картодром с трибунами и игровые площадки

— Каким вы увидели свой фронт работ?

— Центральный парк Нарткалы — большая, зеленая и неблагоустроенная территория вокруг неработающего предприятия. Такой музей советского наследия, в котором уже многое устарело: неработающий детский «лягушатник», заросшее камышами озеро, а на месте бывшего парка аттракционов — пустырь. Но есть и сохраненные объекты: памятник воинам, павшим в годы войны, физкультурно-оздоровительный комплекс и стадионы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Развитой урбанизм: «Стрелка» идет на юг
Консалтинговое бюро, известное москвичам по программе «Моя улица», добралось до Кавказа. Выяснили, что ждет Ставрополь, Грозный и Владикавказ

Однако нет единой концепции развития парка, а есть ощущение заброшенности. Мы должны «перезагрузить» территорию и найти ту изюминку, которая сделает парк особенным.

Нарткала в переводе «город героев», но когда в городе по нашей просьбе провели опрос, то выяснилось, что только одна бабушка знала, что это означает. И мы поняли, что нет смысла придумывать новый образ тому, у чего уже есть такая мощная и красивая, а главное — индивидуальная история.

И мы заложили в свой проект эту идеологию нартского эпоса.

— Вам не кажется, что это лежит на поверхности? Нарткала, герои-богатыри. Для молодого человека это все какие-то очень старинные легенды, которых он толком и не знает.

— Я думаю, что в любой работе с важными национальными символами ты должен либо знать эти символы очень глубоко и хорошо, либо подходить к вопросу деликатно. Мы выбрали деликатность. Конечно, мы не стали проектировать конкретного героя, просто подумали о том, как он может выглядеть в XXI веке.

И потому расшифровали слово НАРТ как Неравнодушный, Активный, Разумный и Творческий человек.

Он сам решает, какой быть общественной территории в его родном городе, ему нужны спортивные объекты, он думает об окружающей среде (и мы заложили в проект раздельный сбор мусора). А для творчества мы задумали создать специальное пространство, где могут творить, например, художники. И еще на озере построим сцену, которая работает на 360 градусов.

А для маленьких детей на площадке будут игровые лошадки. У каждого маленького нарта должен быть свой конь.

{{current+1}} / {{count}}

— Вы поняли, чего именно хотят от вас нарткалинцы? Реально ли это было определить за одну встречу? Старшее поколение хочет покоя и порядка, младшее — активности и движухи. Как это совместить?

— Я, как архитектор, могу сказать: спроектировать можно все что угодно. Для этого нужны опыт, ресурсы и насмотренность на мировые аналоги. Но делать в каждом конкретном месте надо то, чего хотят основные «операторы территорий» — жители города. Это не просто «Вот вам, ребята, парк — отрабатывайте!» Надо слушать и слышать горожан.

Мы постоянно работаем с местными жителями — это не была разовая встреча в лицее. Даже пандемия нам не мешает: по зуму к обсуждению проекта может подключиться любой. И жители от 15 и старше участвуют в наших зум-конференциях. А еще есть чат, куда нарткалинцы кидают свои идеи по поводу благоустройства парка.

Старшее поколение в основном вспоминает карусели и прокатные лодочки своей молодости. Оба эти объекта заложены в проект, но в рамках внебюджетных средств. А еще на озере всегда много рыбаков — и очень крутые берега. То есть в основе нашего проекта обязательно будут как красивая набережная, так и удобный спуск к воде.

Молодежь интересует, что будет с детским бассейном — вместо него мы придумали скейтпарк, это нужная для растущего поколения площадка. Еще там есть две сцены, которые морально устарели, выставочное пространство, которое нуждается в полной переделке, и картинг, для которого мы хотим сделать трибуны.

Ну, а для тех, кто хочет просто спокойно гулять, сохраним осевую структуру парка, чтобы не нарушать экосистему и чтобы было комфортно.

— В стране в последние годы масса скандалов с парками и зонами отдыха. Потому что при слове «реорганизация» людям не без оснований слышится слово «топор».

— Поэтому каждый этап согласовывается не только с мэрией города, но и с жителями. Топора не будет — некоторые деревья подвергнут санации, но это просто вопрос безопасности: парк старый, много сухих деревьев. А так — не существует единого решения для всех парков. Они все уникальны и требуют индивидуального подхода. Этот парк вырос около спиртового завода, и озеро было частью системы охлаждения. То есть никто не думал о безопасности. Недавно местный житель вытащил из этого озера тонущего ребенка. То есть нужно, чтобы набережная была не просто красивой, но и безопасной. Или вот пустующее здание завода — оно разрушается, это опасно, его нельзя так оставлять. Его собираются превратить в творческий кластер для детей и юношества.

Кубы-буквы — одна из будущих фотозон в «Нарт-парке»

— План выглядит замечательно. Но в городе — 30 тысяч человек. Насколько оправданы такие вложения? Молодежь стремится уехать в большие города.

— Я не могу с вами согласиться. Сейчас много возможностей работать удаленно, а культурные потребности могут покрываться в столице республики: Нальчик совсем недалеко.

В Нарткале много молодежи. Причем активной молодежи, которая хочет жить в своем зеленом уютном городе, им там нравится. Там строятся новые школы, там есть спортшкола и школа искусств для детей. Там есть все, чтобы идти в ногу со временем.

— Ваш проект почти готов, что будет дальше?

— Следующий этап — подача заявки проекта на конкурс малых городов в Минстрой России. Конечно, у нас нет гарантий, что наш проект победит: ежегодно подается около 400 заявок по всей стране! Но свою задачу мы видим в том, чтобы придумать красивый, удобный и — главное — оригинальный проект по улучшению качества жизни людей.

Егор Збаранский и велотерренкур по Кавминводам

— Железноводск моего детства — это рай для пенсионеров. Получай лечение — гуляй — дыши свежим воздухом. А вы предлагаете дорожки велосипедистам. Велосипед — спорт молодых.

— Когда я впервые попал в Железноводск в 2018 году, так все и было. В основном приезжали люди водички попить, молодежи мало, а если надо чего-то большего — для этого Пятигорск рядом. За три года, что мы работаем в регионе, все изменилось, и Железноводск превращается в событийную столицу Ставропольского края — там постоянно проводятся масштабные фестивали и мероприятия.

Я приезжал туда в составе дирекции федерального проекта «Городские реновации». Его цель — вовлекать молодежь в процессы формирования комфортной городской среды. Как правило, это были студенты, которые работали по программам развития территорий как добровольцы: проводили соцопросы, участвовали в различных мероприятиях по вовлечению жителей. Одной из таких программ была «Выходи гулять!» в Ставрополе.

Егор Збаранский

Тогда мы познакомились с главным архитектором края Мариной Марковой, и она предложила нам поработать в Железноводске. Там как раз появился новый энергичный мэр Евгений Иванович Моисеев, который очень хотел улучшить жизнь в своем городе. Мы подали заявку на первый Всероссийский конкурс «Малые города и исторические поселения» и победили в нем.

— Это была реновация знаменитой железноводской «каскадки»?

— Да. Но мы с самого начала закладывали масштабирование проекта. «Каскадка» была отличным стартом для формирования агломерации «Железноводск — Минводы — Лермонтов». Эти города рядом, но как-то не объединены. И мы решили, что надо просто объединить эти города так, чтобы все 75 километров велодорог проходили мимо городских «объектов притяжения»: Железной горы, Пещеры вечной мерзлоты, горы Развалка и других. При этом можно использовать уже имеющиеся терренкуры (которые надо восстановить) и превратить вспомогательные грунтовые дороги в полноценные велодорожки.

Конечно, необходима инфраструктура. В проекте заложены пункты информации и проката велосипедов, самокатов, сигвеев, электроциклов; предусмотрено облагораживание смотровых площадок, кофе-пойнты, а также видеонаблюдение и возможность навигации через приложение. Плюс дополнительные услуги — например, конные прогулки и экскурсии.

Комиссия уже третьего конкурса «Малые города и исторические поселения» сочла проект интересным. И мы выиграли 60 млн на велотерренкур, но что тоже важно: параллельно с этим государство выделило еще 2,8 млрд рублей на развитие туризма в регионе. Это позволит раскачать и оживить старый советский курорт. И заодно выстроить коммуникацию между всеми санаторно-курортными центрами региона.

— Не страшно вламываться со своими планами модернизации в заповедные места?

— Знаете, любой лес, что находится вблизи от людского жилища, нуждается в тщательном уходе, потому что без этого вблизи цивилизации он начинает разрушаться очень быстро. Когда мы разрабатывали продление «Каскадки», то исходили вокруг ногами почти весь район. Буреломы, выход минеральных вод на поверхность, покрышки и прочий хлам, который за деревьями вроде и не виден. Но мусор есть, и лес был достаточно неухожен.

В планах у нас есть мероприятия по омоложению деревьев, но ковровые вырубки не планируются, планируются противопожарные.

{{current+1}} / {{count}}

Каскадная лестница в Железноводске

Литературный бювет-книга на каскадной леснице. Строение снаружи выглядит как огромная книга, на которой специальной лазерной гравировкой нанесены отрывки из лермонтовских произведений.

Курортное озеро в Железноводске.

Вид на Курортное озеро и Феррум-площадь в Железноводске

— Вы тесно общались с людьми. Чего они боятся больше всего? И чего бы они хотели?

— Любое строительство в глазах людей — это трасса, которая идет напролом, ломая все на своем пути. Надо было убедить жителей, что подход максимально экологичен и что наш проект преследует только одну цель — улучшить качество их жизни.

Естественно, были общественные обсуждения и была разработана платформа «Мой город»: любой житель мог увидеть маршруты будущего велотерренкура, ткнуть пальцем на карту и написать, что вот это хорошо, этого не нужно, а добавьте еще такой пункт. В основном люди предлагали свои идеи по маршрутам и попутно писали сообщения типа: на этом месте свалка, с ней неплохо бы разобраться.

Еще в 2018 году в рамках проекта мы закладывали онлайн-навигацию — мобильное приложение с игровой функцией. Это приложение должно рассказывать обо всем, что происходит в Железноводске. А сегодня многие идеи, о которых мы говорили, там уже материализованы: Железноводск — это флагман Ставропольского края по внедрению концепции «Умный город». Одно улучшение качества жизни горожанина ведет за собой другое.

— В больших городах люди больше всего боятся обезличивания по вполне понятной причине: вчера еще обычный зеленый малоэтажный район превращается в песнь бетона, в «человейник». Вы в проектах учитываете момент самобытности небольшого городка или это второстепенное дело, если речь идет о модернизации жизни человека?

— Мы разрабатываем проект, в котором учитывается абсолютно все — от историко-культурных исследований места до наблюдения территории при помощи дрона. Конечно, когда мы начали работать в регионе, конкурс малых городов больше походил на эксперимент: все работали по наитию, а понятия «комфортная городская среда» как такового еще не было. Наша задача — заложить идею, консультировать и сопровождать проект от начала до конца, а основные задачи по воплощению лежат все-таки на администрации города. Но было интересно увидеть новый город, придумать для него новый подход — и экспериментировать.

Заира Магомедова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка