{{$root.pageTitleShort}}

«А лопатой в огороде копать — женское дело?»

56-летняя дагестанка Светлана Тахалаева называет себя бабушкой-таксисткой. Она купила машину, чтобы ездить к внукам, но обрела еще и независимость, деньги и равнодушие к сплетням

Туристы и жители Дагестана бывают шокированы, когда за рулем такси к ним приезжает взрослая женщина в платке. Даргинке Светлане Тахалаевой пятьдесят шесть. Она выдала единственную дочку замуж, купила машину в рассрочку — ездить к внучкам, а чтобы отдать деньги за свою KIA — решила стать таксисткой. И не пожалела.

Приключения только начинаются

Мы едем по улицам Махачкалы, и минут через десять волнение отпускает: Светлана — отличный водитель. Плавный ход, уверенные маневры, веселая беседа.

— Пока дочку замуж не выдала, у меня была неинтересная жизнь, как у всех. А как выдала, начались приключения, — смеется она.

— В наше время и с нашим менталитетом, сами понимаете, если хочешь дочку выдать, надо пахать и пахать. У нас в Дагестане нужно приданое. И не абы какое, а чтобы, когда пришли на смотрины, потом не сказали, что «бесприданница». Дом полностью обставляет семья девочки.

Я в Москве работала 10−12 лет, чтобы на приданое скопить: мебель, постельное белье, посуду. А покупать надо модное.

Думала, выдам дочь замуж, и все мои приключения закончатся, а они только начались.

У дочки в Махачкале девочки-погодки обе с астмой родились. И вот я то к ним из своего села возле Избербаша, то к стареньким моим родителям — они еще дальше от меня в горах живут. Село родителей в очень красивом месте, им надо помогать: на праздники неделю гости ходят. Все к нам. Мы гордимся этим, но хлопотно. Вот у меня и прибавилось забот, когда я уже в возрасте. А еще ремонт квартиры, внучек в лагерь отвезти или в санаторий. Меня ведь не могут постоянно возить братья и зять. Решила купить машину.

В юности я хорошо водила, не то что ездила — гоняла. Я ветврачом работала, мне нужно было ездить на вызовы, но мне не дали. Тогда нельзя было женщине дагестанке за руль. Разные начались разговоры. Родители не знали, как быть с этим вопросом, не хотели ссориться с родственниками. Им могли сказать: вот, мол, видел вашу девочку, опять она за город выезжала. А кто ее знает, куда она ездит. Я тогда уже была разведенная, и они считали, что имеют право про меня такое говорить. Пришлось бросить и машину, и работу. На автобусе не поедешь: животных держали за городом.

Боялась смотреть на машину

Мы перемещаемся в кафе, и Светлана рассказывает о своей жизни. Говорит: «Вы грустное не пишите, на самом деле у меня все хорошо ведь». Улыбается: «Даже мечта моя сбылась». Красавица-мечта блестит за окном на солнце.

— Отношение к женщинам за рулем последние пару лет у нас сильно меняется. И я решилась. Но не могла определиться. Моих денег не хватало на то, что хочу. И я подумала: «Нет, пусть этот вопрос решает Всевышний. Какую пошлет, на такую сяду». И подвернулась в Махачкале фирма, которая дает машины в рассрочку. Там мне сразу предложили эту машину: Kia Rio 2017 года, почти новую. Как будто эта фирма открылась специально для меня. Они вскоре прекратили работать, но машину я еще оплачиваю, осталось два года.

Купила я ее, стоит, а я даже боюсь посмотреть в ее сторону. Мимо неделю ходила. Не водила с юности, а тут уже бабушка, и вот сбылась мечта, а я не знаю, что с нею делать. Упала как снег на голову. Мечтала, а о последствиях не думала.

Первый раз я поехала к родителям в село — это 15−20 километров по горной дороге. Думала, истерика у отца будет, а он сказал: «Молодец, дочка, если покупать машину, то хорошую». А мама говорит: «Еще одна проблема мне на голову, до сих пор за сыновей переживала, теперь еще и за дочку надо».

Научилась давать отпор

Купив машину, Светлана решила больше зарабатывать. Открыла кафе — прямо накануне локдауна — и оказалась без денег.

— Сижу и думаю. Машину терять не хочу, как мне платить за нее? Начала искать пути-выходы. И как-то подружка рассказывает мне что-то про такси, а я думаю: «Интересная тема». Ну-ка, давай, погоняю по городу, буду изучать, какие где знаки и повороты.

У меня было такое положение, что мне было плевать, кто что скажет, кто что подумает, страшно мне или не страшно. Даже научилась разговаривать из-за всех этих проблем.

В юности я не умела отвечать людям. Да и нельзя было: нужно было почитать старших. Помню, мне одна родственница даже истерики закатывала, мол, они чуть не развелись из-за меня с мужем — потому что ругались, когда он видел меня за рулем. Не могла я тогда спорить, нет. Считала, что надо делать то, что взрослые говорят.

Замуж тоже так вышла. Меня выдали без моего согласия, поэтому я хотела, чтобы моя девочка сама решила. А значит, приданое нужно собирать мне. Если будут помогать родители, они будут диктовать, за кого выдавать. Поэтому так много работала.

А так, на меня и до машины косо посматривали, делали замечания, что не так живу.

«Если кто-то требуется, то это буду я»

В службе такси Светлану неожиданно радостно встретили. Сказали, что клиентки часто просят женщину-водителя, чтобы не ехать в салоне с посторонним мужчиной. Светлану такой прием очень поддержал.

— Я подумала: «Если кто-то требуется, то это буду я. Я буду их возить».

Что такое навигатор, я не знала, гугл-картами пользоваться умела, но этим некогда заниматься: говоришь людям, что будешь через 10 минут, они отказываются. Хотят за пять. Плюс у нас только Загородных улиц четыре, и все параллельно идут… Вышла на линию, стала мыкаться: город-то я изучила, но там люди могут и на маршрутке покататься, а такси вызывают за город. Не получалось у меня вовремя приезжать на вызовы. Перешла в службу, где работают по навигатору. И худо-бедно начала справляться.

Сначала я так боялась водить в столице, что думала: в Махачкалу вообще не приеду. Потом смотрю: два-три вызова в Избербаше, остальные — в Махачкале. Пришлось и тут работать.

А как-то приехала на заказ — а ехать надо в Чечню. Десять часов ночи, а я и дорог не знаю, и заснуть на обратном пути боюсь. Уже и отмену вызова нажала. А там парни лет восемнадцати, один жалостливо так: «Тетенька, мне мама сказала сегодня приехать. Я дорогу покажу». Видимо, уже не первое такси отказывает. Хотела выкинуть их — не выходят из машины! Так и поехала. Смотрю, нормальные дороги, трасса шикарная. Никаких проблем. Второй раз, когда Чечня попалась, уже я вся такая уверенная была: «Я приехала, чтобы отвезти вас туда».

Вначале переживала, конечно, что приходится работать таксисткой, тяжело, постоянно в поле чужого внимания. Комплексовала. Включала двойную бдительность. Теперь мне этот навык очень помогает, уже два года езжу без происшествий. Работаю до десяти часов в день, могу получать до трех тысяч ежедневно.

«Мужчины останавливаются сделать замечание»

Хотя отношение к женщинам-водителям в Дагестане меняется, Светлане все еще часто приходится сталкиваться с традиционным «Место женщины дома, а не за рулем».

— Иногда женщина стоит, на другую сторону улицы перейти не может: с ребенком или с сумками. Бывает, я разворачиваюсь не там, где положено, чтобы к ней подъехать. И обязательно остановится машина и оттуда мне сделают замечание: «Правила надо учить». А мужчинам в такой же ситуации никто ничего не скажет, а надо видеть, как они правила нарушают. Стоит на главной улице, из-за него пробки, а он сидит в телефоне, даже аварийки не горят. Все мимо проезжают.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Ladylone: территория женщин
Женскими фитнес-залами и такси в Чечне никого не удивишь, но женская автомойка — это что-то новое. Мужчинам вход сюда строго запрещен, зато женщинам всегда есть чем заняться

Когда я начала ездить по своему селу, мужчины специально останавливались, чтобы сделать мне замечание: «Вот ездят тут, уже и женщины сели за руль». Я останавливалась и спрашивала: «Почему вам можно сесть за руль, а мне нельзя?» Я уже не в том возрасте, чтобы молчать. Они не ожидают такого. Начинают, мол, «не женское это дело». А я им прямо: «А лопатой в огороде копать — женское дело? Штукатурить и малярить на стройке? Почему туда не идете и не разбираетесь?» Молчат, нечего ответить. Но не дай бог где-то сверну не так, сразу: «Ну женщина, понятно».

Большинству пассажиров то, что их везет женщина, очень нравится. А те, кому не нравится, сразу отменяют заказ. В прошлом году таких было очень много. Я сразу понимала: если мужчина садится, значит, ему кто-то другой такси заказывал, а он не в курсе, что водитель женщина. Он такой: «Салам алейкум!» И едет на нервах. А потом: «Спасибо! Вы плавно ездите».

Иногда все же высказываются, мол, женщине за руль нельзя. Я говорю: «Вы жену с первого раза везете на рынок, когда она вас просит? Вы детей возите в школу и садик каждый день, а потом забираете? Когда к родителям в село ей надо, вы ее везете? А купите жене машину, она сама будет решать эти проблемы, с ваших плеч долой». Они говорят: «Нет! Пусть женщина сидит дома».

Так женщина же будет спокойная не дома, а когда сможет решать свои проблемы. Я, когда села за руль, поняла, какая это прелесть — ни от кого не зависеть. Вот позвонили вчера родители: «Тут грушевое дерево надо забрать». Легко! Забрала из Махачкалы детей, поехала в горы, грушу забрала, всех развезла, высадила, дочка говорит: «Мама, мне нужно на рынок купить обивочную ткань». Легко! Все успеваю.

«Обгоняю и подрезаю»

{{current+1}} / {{count}}

Сотрудники ППС относятся ней очень уважительно, говорит Светлана, а она рада, что их так много на дагестанских дорогах: «Если бы не они, порядка не было бы». Но неприятные случаи за рулем все же бывают.

— В прошлом году было. Я, когда принимаю вызов в пути, не успеваю читать комментарии. Приезжаю: винно-водочный магазин туда и обратно. Десять часов ночи. Думаю: «Блин…» Садится пьяный мужчина. Отвезла его туда и назад, говорю у дома: «Высаживайтесь». А он отказывается, без вас, мол, никуда не выйду. «Я здесь во дворе буду делать шашлыки для тебя». Я говорю: «Дорогой, не выйдешь, вытащу. Тебе не будет стыдно, если я буду тебя вытаскивать на виду у твоего друга?» Тот его ждал на улице. Стушевался и вышел, герой. Не так страшен волк, как его малюют.

Почему-то мы все боимся наших дагестанских мужчин, а они милые и хорошие, когда находишь подход. Пьяному да, надо показать силу свою. А обычному говоришь: «Ты же не такой, зачем тебе это». Они просто пытаются показать себя сильными. Везде начинаются эти понты.

Мне самой иногда тоже приходится вести себя агрессивно на дороге. Где-то обгоняю, где-то подрезаю. Если не буду по обочине ездить, когда пробки, я пассажира вовремя не отвезу. Я вышла на работу не для того, чтобы на трассе стоять и на один вызов полтора часа тратить.

Чаще всего меня спрашивают: «Как вы рискнули или тяжело ли мне?»

Я говорю: «Нет. Тяжело только сидеть целый день. Потому что я люблю движение. А водить машину не трудно, она меня сама возит».

Дорога, которой Он поведет

Мы снова в пути. Светлана рассказывает, что всех девушек «провоцирует» покупать плавную Kia Rio — самое то возить детей в школы и на кружки. «И вообще, люди у нас отзывчивые, в любой ситуации помощь найдешь». Так что дагестанкам опасаться дорог не стоит — это новые возможности.

— В прошлом году я нахваливала туристам наши места, они удивлялись. А в этом году они сами хвалят Дагестан.

Да, жизненная ситуация вынудила меня стать бабушкой-таксисткой, но мне нравится. Вот я раньше смотрела видеоролики: дороги, горы, Швейцария, Франция. Да они все отдыхают, когда я вижу, какой красивый Дагестан! Наши дороги уже ремонтируют. А даже если плохая дорога, то виды… У нас очень красивый край, и это я узнала, только когда села за руль и начала возить туристов. И это мне нравится больше всего. Как увижу красивое место, беру выходной и вожу туда дочку, внуков, хвастаюсь.

Я никого не отказываюсь отвезти, если знакомые просят. Я вижу, что все равно успеваю платить за машину, вижу, что Всевышний помогает. Переживала раньше очень, а теперь знаю, что все успею и заработаю.

Всевышний меня каждый раз подталкивает к чему-то интересному. Когда у меня спрашивают о чем-то, я отвечаю: «Вы у меня не спрашивайте, я не знаю какой дорогой Он поведет».

Лейла Наталья Бахадори

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Диалог прошлого и настоящего: зачем идти на выставку молодого художника из Дагестана

В Махачкале представили коллекцию эстампов Калеба Шмидта, оживившего серые рельефы древних строений и надгробий красками и новыми смыслами. Какими — рассказал сам художник