{{$root.pageTitleShort}}

«Во сколько вы оцениваете свою жизнь?»

Этот вопрос Анзор Джумаев задает, когда спрашивают о ценности его коллекции. И все же он готов бесплатно делиться со всеми знаниями и радостью, которую приносит ему дело его жизни
2132

Музей Анзора Джумаева расположен в его доме в ауле Хабез в 50 километрах от Черкесска и в 60 километрах от курорта «Архыз». Античные зеркала, браслеты, наконечники стрел, кинжалы, сабли, керамика, монеты, музыкальные инструменты — всю эту богатую коллекцию хозяин собирал с детства. Он и сам в некотором роде экспонат: встречает посетителей в дедовской черкеске, на поясе — 200-летний кинжал. С местной ребятни требует за вход рассказать стишок на родном адыгском, может провести мастер-класс по плетению камчи.

Анзор Джумаев

Анзор вспоминает, что тяга ко всему прекрасному, редкому, необычному возникла у него, когда родители отдали его в детскую школу искусств на художественное отделение. Он до сих пор хранит свою первую картину «Дети после дождя», побывавшую на нескольких выставках, и пейзаж кисти учителя Хизира Батова. Любовь к родному краю ему привил классный руководитель Рашид Дауров, с которым они вместе собирали экспонаты для школьного музея. А страсть к коллекционированию началась со значка «Черкесия с Россией», который привез ему из командировки отец. Этот значок стал первым в его собрании.

Рожденные в СССР

— Он и сейчас как новый, храню очень бережно в память об отце, — говорит Анзор. — После этого я начал собирать значки и марки. Все, кто был рожден в СССР, собирали их, все мальчишки точно. Самыми крутыми марками считались заграничные, и мы наперебой писали парням из села, служившим в далеких странах, с просьбой привезти хотя бы пару марок. Каждые выходные начинающие филателисты встречались в Черкесске у филармонии и хвастались редкими экземплярами. С теплотой вспоминаю это время. Мне 55, я пенсионер МВД, проработал оперативником в полиции много лет, но детское увлечение не забыл, никогда не переставал заниматься своей коллекцией.

— В прошлом году на аукционе купил книгу, очень рад и горд, — продолжает Анзор. И достает… нет, не раритет с пожелтевшими страницами, а «Нарты» 1951 года выпуска. — Это самое ценное, что есть у моего народа. Аукцион проходил в Екатеринбурге, и за книгу начали бороться двое — я и еще один, тоже с Кавказа. После долгих торгов я предложил полсотни тысяч рублей, соперник с улыбкой спросил: а если я скажу больше? Я ответил, что заплачу и сотню, но «Нарты» будут моими. Он понял, что они для меня больше, чем книга, и отступил. Отец нам читал ее в детстве по вечерам, именно это издание с удивительными иллюстрациями, но его друг как-то попросил дать на время, забрал и больше не принес. А мне она не давала покоя, искал почти полвека — и вот нашел.

Дороже золота

Посетители в музее Анзора бывают довольно часто. Больше всего интересуются нумизматикой. Монеты Древней Византии и Древнего Рима могут рассматривать часами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Собиратель древностей
Позвонок динозавра, сундук казака из царского конвоя, снаряды времен битвы за Кавказ — благодаря этим экспонатам частного сельского музея в Чечне изучать историю своего края гораздо интересней

— Здесь и чешуйки Ивана Грозного, Петра I, монголо-татарские монеты, серебряная монета Узбек-хана, ради нее поехал в Симферополь и купил, так как он остался в истории самым справедливым к своим врагам и подчиненным правителем. Особое место в этой коллекции для меня занимает мамлюковская монета, которую подарил мне беженец из Сирии.

Ценность экспонатов не определяется материалом. Латунь может оказаться ценнее серебра и золота, если монета редкая. Вопрос еще и в том, как тебе досталась эта вещь. Иногда ради одной монеты еду за тысячи километров. Каждый коллекционер сам решает, что для него ценно, есть те, кто занимается только одной линией, я собираю практически все. Здесь есть монеты XII−XV веков. Собирал по всей России, присматривал по интернету, по объявлениям, выезжал и выкупал.

Самые древние экспонаты? Вот этот браслет кобанского времени и монета времен Спартака. Она имеет форму кольца, но это монета, приобрел случайно на одном аукционе. Вот украшение из ракушки, по словам специалистов, сделано до нашей эры. Эти экспонаты нужно беречь как зеницу ока, одно неосторожное движение — и все, рассыплется.

{{current+1}} / {{count}}

Из кувшинов самый старинный вот этот, от которого осталось чуть больше половины. Эксперт из Питера сказал, что он сделан в V—VI веках.

Главные вопросы современности

— Самый частый вопрос, который мне задают посетители музея: какова ценность экспонатов? Но не все можно измерить в денежном эквиваленте, поэтому я отвечаю: «А вы свою жизнь во сколько оцениваете?»

Например, вот эта адыгская сабля, в ней З килограмма чистого серебра, сделана больше века назад. Охотился за ней несколько лет, она принадлежала местному жителю, он не хотел мне продавать. Узнал, что он выставил ее на аукционе в Ростове, а у меня друзья по всей стране, попросил их, и они выкупили ее для меня. Потом приезжали коллекционеры, давали за нее 3 миллиона, не отдал. И эта сабля, и вот те маленькие элементы для подушки детской колыбели одинаково ценны для меня, здесь нет ни одной вещи, которую бы я продал за деньги.

Второй частый вопрос: какая выгода от музея? Отвечу коротко: выгоды здесь нет. Да, благополучие семьи — для каждого самое главное, но заработать на жизнь можно другими способами, и это точно не музейные экспонаты.

Дедушкин кинжал, бабушкина фисгармония

Особое место в музее и в сердце коллекционера занимают старинные музыкальные инструменты и фамильные ценности. Носком сапога Анзор приводит в движение меха фисгармонии и проводит руками по клавишам. Этот инструмент, как и патефон, стоящий рядом, его дед купил в Петербурге и привез для своей супруги. Бабушка Анзора великолепно играла практически на всех клавишных. В память о них он до сих пор выкупает старинные гармони, адыгские скрипки, барабаны, некоторым экспонатам более сотни лет.

— Черкесска, которая на мне, дедовская, газыри, пояс и кинжал передаются из поколения в поколение. Только не сыновьям, а внукам, и то, если старшие посчитают, что ты этого достоин. Мне она досталась в 33 года, когда уже был женат и имел троих детей. Оба моих сына не имеют право их носить, в свое время передам их своему внуку от старшего сына — такова традиция. Дедовский кинжал всегда начищен до блеска, черным выделяется лишь тавро мастера. Показал эксперту для оценки, он определил, что ему около 200 лет.

Билет в музей

В музее Анзора Джумаева несколько тысяч экспонатов, некоторые из них он отдает на время в разные музеи для выставок, некоторые — дарит ценителям. Основная коллекция расположена в маленькой пристройке рядом с домом. Более крупные экспонаты — конная упряжь, сельскохозяйственные принадлежности — выставлены под открытым небом.

— Музей посещают круглый год — историки, коллекционеры, путешественники со всех уголков страны, но чаще всего группы детей со своими учителями. Вход для всех бесплатный, особый «билет» предусмотрен лишь для детишек черкесской национальности. Чтобы попасть в музей, им нужно рассказать стихи, считалочки, скороговорки на родном языке, знать черкесские народные игры, название месяцев, свой флаг или уметь считать хотя бы до десяти. Этому всему я их сам учу, надо лишь по вечерам приходить на детскую площадку напротив моего дома, которую я сам для них построил.

Мечта коллекционера

— Самая большая награда для меня — когда дети уходят после экскурсии заинтересованными, когда вижу, что в них просыпается интерес к родной культуре. Мечтаю когда-нибудь открыть большой выставочный зал недалеко от федеральной трассы, где я смогу выставить всю свою коллекцию по всем музейным правилам. Сам я бывал во многих музеях на побережье Черного моря, в Крыму, в Ростовской области, Москве, Санкт-Петербурге, Туле, но самые яркие впечатления оставил Адыгейский национальный музей в Майкопе.

Я, конечно же, веду свой каталог экспонатов, заношу все сведения в компьютер. Мой младший сын Аслан проявляет интерес к моему детищу, но если я пойму, что он все же недостаточно горит этим делом, всю свою коллекцию нотариально заверю и подарю какому-нибудь музею. Друзья негодуют: как ты вот так просто отдашь дело всей своей жизни? Подарю — и глазом не моргну.

Муминат Ешерова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка