{{$root.pageTitleShort}}

Экстренный вызов: как работают военные медики в горах Дагестана

Мобильный полевой госпиталь Минобороны появился в Ботлихе, когда стало очевидно, что ситуация в Дагестане близка к катастрофе. Рассказываем, как помогают бороться с коронавирусом врачи в погонах
4623

26 мая в селе Ботлих в Дагестане военные медики развернули полевой многопрофильный госпиталь на 100 коек. На помощь местным жителям приехали 26 врачей и 46 младших медицинских специалистов Западного военного округа. Ботлихский район — один из самых крупных в горном Дагестане, и именно здесь с начала пандемии особо высокие показатели по числу выявленных случаев COVID-19 и двусторонней пневмонии. О том, как работает полевой госпиталь, — в материале «Это Кавказ».

Горный десант

{{current+1}} / {{count}}

Когда после совещания Владимира Путина с руководством и муфтием Дагестана федеральному центру стало очевидно, что ситуация с заболеваемостью пневмонией в Дагестане сложилась тяжелая, в регион направился медицинский «десант». В Каспийске, Хасавюрте и Дербенте начали возводить новые больницы, а в Буйнакске и горном Ботлихе Минобороны развернуло полевые госпитали — каждый на 100 мест.

Военные медики из подмосковного Алабина выдвинулись в Ботлих 25 мая. На следующий день на заранее расчищенной подразделениями железнодорожных войск площадке уже развернули госпиталь.

Передвижной военный госпиталь выглядит как палаточный городок. Так и есть на самом деле — это 54 объединенных между собой надувных модуля, где есть все для жизни врачей и лечения больных. Жилая зона, полевая кухня, отделение медицинского обеспечения, штаб, взвод обеспечения, отделение связи, отделение охраны и лечебная зона могут появиться на ровном месте всего за шесть часов и работать практически при любой температуре: от +50 до -50 градусов.

В лечебной зоне — приемное, инфекционное и терапевтическое отделения, отделения анестезиологии и реанимации. Здесь же находятся лаборатории — кровь на анализы отправлять никуда не нужно. В распоряжении медиков аппараты для УЗИ, рентгена и искусственной вентиляции легких, мониторы для интенсивного наблюдения пациентов.

— Чтобы доставить все оборудование на место, потребовалось больше 40 автомобилей, — говорит замначальника госпиталя Балат Гафизов.

Работу оборудования обеспечивает небольшая собственная электростанция — три дизель-генераторных установки мощностью 48 киловатт.

Красная зона «все включено»

Всю территорию военного лагеря можно условно разделить на три зоны — красная, зеленая и желтая. Красная зона — это сам госпиталь, где ведется прием и лечение больных. Там высок риск заразиться коронавирусной инфекцией, поэтому входить могут только специалисты — в полной защите. В зеленой зоне медики живут: спят, едят, общаются с коллегами. Прежде, чем попасть сюда, после работы они проходят тщательную дезинфекцию и переодеваются в чистую одежду.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Телефон разрывается от криков о помощи»
В Дагестане общественники собирают деньги на лекарства и средства защиты для медиков — об этом их просят сами врачи

В желтой зоне размещают людей, контактировавших с зараженными COVID-19, чтобы наблюдать за их состоянием. Это так называемый «лагерь для проведения карантинных мероприятий». Пока он пустует, но готов принять и разместить одновременно 350 человек.

А первые пациенты в госпитале появились 28 мая.

— Больные поступают к нам на скорой помощи, а иногда приходят сами. За день могут обратиться 7−8 человек, в первые дни было меньше, — рассказывает старшая медсестра приемного отделения сержант Елена Карташова. —  В приемном отделении мы встречаем пациентов в полной экипировке, соблюдая все меры безопасности: защитные костюмы, очки, респираторы, перчатки. Первым делом интересуемся симптомами, на что жалуется человек, расспрашиваем о хронических заболеваниях. Измеряем давление, сатурацию, делаем ЭКГ и рентген. На это может уйти от 20 до 30 минут.

После полного обследования пациента врач принимает решение, в какое отделение укладывать. Иногда человека отпускают домой: если легкие на снимке чистые и нет температуры. Если температура есть — пациента обязательно госпитализируют. Тесты на выявление коронавирусной инфекции проводят на месте, в своей лаборатории. Результат бывает готов на следующий день. Были ли выявлены положительные результаты, в госпитале не уточняют.

— Аппарата компьютерной томографии на территории нет. При необходимости отправляем пациентов в центральную больницу Ботлихского района. По диагнозам — у 90% пневмония, — говорит Балат Гафизов.

{{current+1}} / {{count}}

Госпиталь в Ботлихе обслуживает не только свой район, но и Хунзахский, и Шамильский, а это около 60 000 жителей. Всего с первого дня работы госпиталей в Ботлихе и Буйнакске госпитализировали уже больше ста жителей труднодоступных районов Дагестана — отдельную статистику по госпиталям здесь не ведут. 30 пациентов выписали, около 80 лежат в госпиталях.

— Очень печалит обстановка, то, что люди в Дагестане болеют в таком большом количестве. И я понимаю, что немаловажную роль сыграл тот факт, что люди не слушали специалистов, не верили им и не сидели дома, — говорит Балат Гафизов.

Старший лейтенант родом из села Куруш Хасавюртовского района Дагестана, но живет и служит в Москве. Узнав о командировке на родину, очень обрадовался: понял, что может хоть чем-то помочь землякам. Земляки Балата, правда, иногда расстраивают.

— Вот недавно за помощью обратился мужчина, но он ни в какую не хотел ложиться ни к нам в госпиталь, ни в районную больницу. Нам пришлось его долго уговаривать, что ему просто необходимо пролечиться, полежать немного. Но он уверял, что ему лучше лечиться дома, у него есть свои методы. К счастью, нам удалось его переубедить. И сейчас мужчина, молодец, поправляется, приходит довольный.

«Москвичи всех вылечат»

Елена и Юлия Карташовы с Балатом Гафизовым

Несмотря на не самую простую обстановку в горных селах, тяжелых пациентов в госпитале нет.

—  В реанимации пока больных нет, к счастью. Но мы всегда готовы. У нас аппараты ИВЛ, все лекарства, специалисты, реаниматологи хорошие. Пока консультируем тех, кто обращается, — рассказывает медсестра реанимационного отделения сержант Юлия Карташова.

Юлия и Елена — сестры, вместе отучились в медколледже, вместе в 23 года пришли в вооруженные силы. Ехать в Дагестан не боялись: привыкли к трудностям. Юлия на 5 минут старше, но на работе в подчинении у сестры. Раз в сутки заступает на шестичасовое дежурство.

— У меня мечта была этим летом поехать куда-нибудь в горы отдохнуть, ну вот, практически осуществилась, — смеется она. — Отдыхаем между дежурствами и любуемся красотой. Нас хорошо приняли, постоянно благодарят. Часто мужчины-пациенты шутят, что, как будут выписываться, украдут себе по невесте. Если начинаются такие разговоры, значит, больной идет на поправку. Мы, конечно, понимаем, что это юмор.

Несмотря на отсутствие тяжелых больных, свободное время у девушек есть только ночью, а ночью хочется просто пойти в душ и лечь спать. Сон Елены оберегает игрушечный зайчик, подаренный сестрой, — талисман, который всегда с собой. Спасает от грусти, говорит девушка.

Анастасия Ковалева (в центре) с Еленой и Юлией Карташовыми

Главную медсестру госпитального отделения Анастасию Ковалеву дома остались ждать муж и кот. Они привыкшие: сержант часто ездит в командировки с передвижной медицинской ротой. Нередко приходится работать с риском для жизни. Так, два года назад с подругами Анастасия была в командировке в Сирии — лечила местных жителей и военных.

— К нам в госпиталь каждый день люди поступают. Сейчас пациентов стало больше, чем в первые дни работы, — рассказывает медик. — Думаю, дело в том, что люди поняли, что надо лечиться, и идут к врачам. Местные говорят, что «приехали московские медики, они всем помогут и всех вылечат», и люди стали активнее обращаться к нам за помощью, доверяют. Благодарят, причем не только словами, но и посылками с продуктами. К нам люди приезжали, привозили фрукты, овощи, соки. А когда все закончится, обещали, что угостят нас национальными блюдами.

В зеленой зоне. После работы

— Когда твои родители медики и повсюду дома не томики Пушкина и Лермонтова, а медицинская литература, то твоя судьбе предрешена, — смеется капитан медицинской службы, лор-врач Артур Дорохов. — Но вот что когда-нибудь окажусь в Дагестане, честно говоря, никогда не думал.

Артур Дорохов

Артур работает в госпитале в Наро-Фоминске, и сообщение начальства, что едет в командировку в полевой госпиталь, сначала воспринял как шутку. Но сказанные в 7 утра субботы слова «Собирай вещи, ты летишь в Махачкалу» оказались правдой — уже на следующий в 9 утра Артур сидел в самолете.

— В таком формате и в этот регион у меня первая командировка. Дома осталась ждать девушка. Она была еще в большем шоке от всего, но уже пришла в себя. Это мой долг, я не вчера пришел служить в вооруженные силы. До этого служил на Севере на атомной подводной лодке — там тоже мы не приходили домой по несколько месяцев. И никто этому не удивлялся.

С девушкой Артур теперь только переписывается. Она, правда, немного ревнует: после того, как по федеральному телевидению показали, как разворачивают лагерь.

— На видео видно, что здесь не только мужчины, есть девушки — врачи и средний медперсонал. Ее мало интересовало, как мы там устроились, не сильно ли промокли под дождем, в тот день сильно ливануло, был только один вопрос: «Ах, так у вас тут и девушки есть? Скучать не будете?» — смеется медик.

Скучать времени нет: на дежурстве надо сосредоточиться на работе; когда выходишь из «грязной зоны», готовиться к следующей смене. Артур, как и многие, взял с собой медицинскую литературу. В свободные минуты читает или обсуждает с коллегами рабочие вопросы. Иногда после дежурств занимается спортом.

— Здесь нам и досуг очень хорошо организовали. Есть стадион, турники, мы волейбольную сетку натянули, теперь играем, — говорит он. — Немного, конечно, выбило нас из привычной зоны комфорта. Но мы быстро адаптируемся, потому что специалисты тут опытные, а местный народ очень добродушный. Пока самое сложное в этой командировке для меня, наверное, то, что неделя прошла, а моя шея до сих пор не перестала болеть, так как сгорела дважды. Но агрессивное здесь только солнце, а люди очень хорошие, добрые. Овощи и фрукты — это вообще отдельная тема. Помидоры, огурцы, клубника… Все очень вкусное и ароматное. Горы — сказка! Никогда их не видел.

Балат Гафизов свободное время тоже проводит чаще за книгами или слушает лекции ведущих врачей.

— Медицина не стоит на месте, каждый день появляется что-то новое в назначениях и рекомендациях медиков, — говорит старший лейтенант. — Хочу набраться больше опыта и вернуться домой, в Дагестан, чтобы помогать здесь. Сильно скучаю по родным местам.

Елена Еськина

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Все, мы к вам приедем»: как Дагестан готовится к туристическому сезону после пандемии

Пока границы между странами закрыты для путешественников, туристов готовятся принимать на Кавказе — здесь верят, что никакие страхи и ограничения желающих приятно провести лето не остановят

Свадебный переполох: как коронавирус обнулил рынок торжеств на Кавказе

Рядовая свадьба в Дагестане стоит миллион рублей, а обслуживают ее полсотни человек. Но из-за пандемии бизнес остался без работы в разгар сезона, а торжества переехали из помпезных залов в квартиры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка