{{$root.pageTitleShort}}

Горянка: 60 лет спустя

В дагестанском селе Султанянгиюрт учителя Уму Шихабудинову знают все — она учит родному языку уже третье поколение. Именно после ее уроков дети начинают говорить на литературном аварском

В фойе султанянгияртовской школы, украшенном комнатными цветами и патриотическими плакатами, нас встречает пожилая женщина. Волосы ее аккуратно собраны в высокий пучок, на ногах туфли на каблуке, на плечи накинута золотого оттенка шаль с длинной бахромой. Встречает без улыбки, сдержанно, даже строго:

— У меня сейчас начнется урок, как завершится — я с вами поговорю.

Обещаем не мешать учебному процессу и потихоньку входим в класс с табличкой «Кабинет родного языка». Урок аварского ведет учитель с 61-летним стажем — Ума Шахбановна Шихабудинова.

Призвание — школьный учитель

— Когда я переехала в Кизилюртовский район, мне предлагали должность директора школы, опыт у меня уже был, — рассказывает педагог. — Но я хочу быть простым школьным учителем. Почему? Потому что люблю детей. И родной язык свой люблю и хочу, чтобы дети его так же полюбили, как я. А у директора слишком много забот.

Ума Шихабудинова знает, о чем говорит: она работала и завучем, и директором, и учителем русского языка и литературы. И все же большую часть своего педагогического стажа она посвятила преподаванию аварского.

«Сама выходи!»

Ума Шихабудинова родилась в 1935 году в горном ауле Рахата. После 4 класса девочку по ее большому желанию отправили учиться в школу-интернат в райцентре Ботлих. Там, по воспоминаниям Умы Шахбановны, в основном жили и учились мальчики. О ней заботились воспитатели и педагоги, а в подружках-сверстницах была всего одна девочка Наташа.

— Математику я не любила, хотя очень старалась. Больше тянулась к литературе, родному языку, любила уроки пения, да и сейчас петь люблю и стихи читать. Я даже стала сочинять стихи на аварском языке!

После школы родители планировали выдать юную Уму замуж, как было заведено в селе, но у девушки были свои большие планы на жизнь.

— Я очень дерзко маме отвечала: сама выходи! Ничего слышать о замужестве не желала. В мечтах была учеба, работа. Я мечтала быть учителем, представляла, как веду уроки, как вожу детей на экскурсии в музеи. Но родители, хотя и были очень добрыми, этого принять не могли. В их понимании было так: выросла дочь — надо выдать замуж. Я решила, что вовсе не вернусь домой после интерната — уеду поступать, и все!

Растущее дерево

Ума — студентка ДГУ. Около 1958 года

Так и вышло. Получив аттестат о среднем образовании в 1957 году, Ума поступила на филологический факультет Дагестанского госуниверситета.

— Помню, как нас, выпускников интерната, желающих продолжить учебу в училище или в вузе, посадили в грузовик и повезли в Махачкалу. Я сдала вступительные экзамены и поступила. Так я стала первой девушкой среди выпускников Ботлихской школы, которая поехала учиться в Махачкалу. Об этом написали несколько газет!

Газетные заметки под заголовками «Растущее дерево камнем не придавишь» и «Метла адатов», рассказывающие о настойчивой и целеустремленной горянке, быстро дошли до родного села. Родители и гордились, и злились одновременно: дочь пошла наперекор им, уехала далеко от отцовского дома.

По мотивам гамзатовской «Горянки»

В том же 1957 году вышла в свет поэма Расула Гамзатова «Горянка» о драматичной судьбе девушки, которая отказалась выходить за нелюбимого и вопреки воле отца уехала учиться. Может, именно поэтому журналисты не могли пройти мимо истории Умы, и после газетных статей к ней пришла настоящая слава:

— Возвращаюсь после занятий, а почтальон уже ждет меня на пороге с пачками писем. Они приходили со всей республики, из разных уголков страны, писали даже из-за границы. Это были письма поддержки от девушек, а смысл был такой: не покоряйся, горянка!

Во время учебы в университете Ума была на полном гособеспечении по распоряжению первого секретаря Дагестанского обкома партии Абдурахмана Даниялова, который уделял большое внимание подготовке местных кадров.

— Мне выделили двухместную комнату в общежитии и дали талоны в обкомовскую столовую. Там я могла и позавтракать, и пообедать. А еще каждый месяц корзину продуктов выделяли и платили стипендию.

Возвращение

Ума Шихабудинова со своими учениками в Султанянгиюртовской школе, 1970−1971 годы

Студенческая жизнь оставила светлые воспоминания, но все же самыми счастливыми Ума Шихабудинова считает первые годы работы. Молодую учительницу направили в родные края — преподавать русский язык и литературу в Рахатинской восьмилетней школе. Там ее сразу назначили завучем.

— Общаясь с детьми, я старалась привить им любовь к знаниям, рассказывала о себе, о том, как я шла к своей мечте. Я очень хотела, чтобы наши девочки стали смелее, чтобы учились и сами выбирали свой путь в жизни.

Молодому педагогу довелось работать в разных школах. После Рахаты ее направили в чеченское селение Новые Атаги работать завучем школы-интерната для горянок. Затем — директором школы в Шали. Из Чечни Ума часто ездила к родному брату в Кизилюртовский район. Там и встретила будущего супруга Гаджи. У них родилось четверо детей: два сына и две дочери. Ума Шахбановна давно счастливая бабушка, пять внуков приезжают к ней в гости, и она часто навещает их в Махачкале.

Женсовет

Уму Шихабудинову сравнивают с поэтессой Фазу Алиевой, у них много общего: высокая прическа, шаль, крупные украшения, любовь к родному языку и поэтическая душа. Этим сходством педагог гордится:

— Фазу Гамзатовна была председателем Союза женщин Дагестана, а я руководила женсоветом здесь, в Кизилюртовском районе. Мы часто встречались, общались, делились проблемами, часы могли проводить за душевными беседами.

Как педагог Ума Шахбановна учила детей, а как глава женсовета — помогала женщинам своего села и района. К ней приходили за советом и поддержкой при решении семейных вопросов и конфликтов.

И все же другой карьеры 88-летняя заслуженная учительница Дагестана никогда не хотела:

— Я очень люблю детей, без них не могу жить. Они для меня песни сочиняли, стихи. Любовь к ним и удерживает меня в школе.

Хатима Нисредова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Диалог прошлого и настоящего: зачем идти на выставку молодого художника из Дагестана

В Махачкале представили коллекцию эстампов Калеба Шмидта, оживившего серые рельефы древних строений и надгробий красками и новыми смыслами. Какими — рассказал сам художник