{{$root.pageTitleShort}}

Полузакрытый «Портал»: Владикавказ может лишиться уникального арт-пространства

Ситуация неоднозначная: творческое сообщество занимает свою территорию незаконно, но представить город без этого места уже практически невозможно
1718

В этом году Москва нашла средства на строительство сразу нескольких музеев на Кавказе. Это событие, само по себе радостное, неожиданно привело к серьезным проблемам. В Махачкале под музей «Россия — моя история» едва не вырубили часть городского парка. А во Владикавказе размороженная стройка нового здания Национального музея грозит уничтожить удивительное арт-пространство «Портал», стихийно возникшее на территории недостроя и соседнего пустыря.

***

«Портал» — это арт-сообщество, где все заняты своим делом и в то же время помогают друг другу: музыкант играет на народном инструменте, его сосед, кивая в такт мелодии, мастерит люстру из старого велосипеда, а случайный гость, не владеющий никаким ремеслом, просто чистит облепиху, чтобы заварить всем чай.

— Мы хотим, чтобы посетители платили не деньгами, а творчеством — кто музыкой, кто скульптурой… Это намного важнее, чем деньги, — говорит Альберт Тогоев, один из основателей «Портала». — За два года мы успели немало. До того здесь была свалка. Мы все вычистили, огородили опасные места, создали стрит-арт, кинотеатр, лекторий, светящуюся комнату, где каждый оставляет свой рисунок; мастерские, в которых заняты более семидесяти ремесленников… Наши ярмарки произвели во Владикавказе фурор. Последняя собрала 6000 человек. Горожане были поражены, что на остановленной стройке без условий так интересно. «Портал» провел уже сотни мероприятий: концерты, встречи с путешественниками, кулинарные конкурсы, лекции… Интересные люди посещают Владикавказ — а город об этом не знает, пока они не попадают к нам.

Три дня назад обитателям «Портала» приказали покинуть территорию и отключили электричество. Причина — возобновление строительства нового здания Национального музея.

Альберту есть о чем беспокоиться — схожая история была с его учителем Сосланом Моураовым, восстанавливавшим осетинские народные инструменты.

Дмитрий Лемешев, руководитель туристической фирмы «Кавказ Эксплорер»

«Портал» — это самое яркое явление современной культуры на всем Северном Кавказе. Его концепция соединения современных художественных форм с традиционной культурой — не фанатичной, а разумной и живой, пожалуй, самый здоровый из трендов общества. Дореволюционные особняки, обилие памятников и «Портал» — три кита, на которых стоит туристическая притягательность Владикавказа. Рождение арт-пространства возле улицы Горького — одна из немногих в России позитивных историй, которые с гордостью пересказываешь иностранцам. Они часто говорят, что перед путешествием Северный Кавказ для них был сродни Афганистану или Сомали — и «Портал» был в числе мест, разрушивших этот стереотип. Поразительно, что чиновники не осознают его значимость. Это ведь как раз то, что нужно региону.

— Его мастерская находилась на территории стройки. Я пришел сюда на практику студентом. Увидел, что он делает, познакомился, мне стало интересно. Он разбирался во многих вещах, был невероятно эрудирован. Благодаря Сослану в последние пять лет молодежь Осетии запела и затанцевала — и не какую-то попсу, а этническую музыку. Появились еженедельные вечерние игрища на проспекте Мира с песнями и танцами при старших. На них собирается более трехсот человек. Все свободное время я помогал ему. Зачищал инструменты для покраски, дежурил по ночам в мастерской. Потом музей отсудил этот сарайчик и выгнал его со словами «Пусть каждый занимается своим хобби у себя дома». Мастер Сослан вскоре умер, сердце не выдержало, но мы пытаемся продолжить его дело. Изучаем культуру предков.

Активисты «Портала» говорят, что вовсе не противопоставляют себя власти, а, напротив, хотят помочь. Уже сейчас арт-пространство посещает куда больше людей, чем официальный музей. В «Портале» предлагают не разрушать одно ради другого, а объединиться.

— Цель «Портала» не только не противоречит цели Национального музея, но и логически дополняет ее, ведь без современного искусства богатая экспозиция остается лишь безжизненным свидетелем прошлого. Отказываться от труда и опыта нашего сообщества — все равно что отрубить себе руку! — горячо уверяет Темболат Гугкаев, арт-директор «Портала». — Дело нашей жизни — дать новую, обильную почву усыхающему дереву осетинской культуры. Отсутствие понимания между арт-пространством и руководством музея — лишь следствие амбиций отдельных личностей, через них можно и нужно переступить.

Гугкаев говорит, что Национальный музей по сути получил отдел современного искусства, не потратив ни копейки из бюджета, и дело лишь за официальным закреплением площадки.

— Мы не требуем никакой помощи от государства. Понимаем, что сейчас тяжелое время, — вторит ему Альберт. — Мы просим не сносить наши помещения хотя бы временно, пока мы не окрепнем. Я сам строитель и понимаю, что они не мешают стройке. Потом мастерские можно перенести в другое подходящее место — например, на пустую площадку в парке, прямо за стеной.

В музее инициативу активистов «Портала» комментировать не стали.

— Если вы обратитесь ко мне по любому вопросу, касающемуся моего музея и его грядущего 120-летнего юбилея, я с удовольствием отвечу, — говорит Лариса Сохиева, генеральный директор Национального музея Республики Северная Осетия-Алания. — Что же касается «Портала»… Я не в курсе, что это за организация, с кем и о чем они договариваются.

Министерство культуры Республики Северная Осетия — Алания оказалось более информировано.

Томас Митчелл, биолог, Великобритания

Я люблю эту невероятную арт-инсталляцию. Мне нравятся многие метафоры в их картинах. Думаю, качество искусства более чем сопоставимо со многими знаменитыми галереями, где мне довелось побывать в разных странах мира. «Портал» напоминает мне творчество британского художника Бэнкси.

— Никто не говорит, что ребята делают что-то плохое. Там интересные работы. Но это самозахват территории, — пояснила его сотрудница, пожелавшая остаться неизвестной. — Если у вас коридор в квартире оккупируют, вы же этих людей прогоните? И если завтра что-то случится, кто будет отвечать? Перед началом стройки им в любом случае придется уходить. Когда начнут достраивать здание, их росписи закрасят. Думаю, лучше бы им город выделил какую-то территорию в парке. Сейчас с ними общается заместитель министра Чермен Дудати.

Чермен Дудати подтвердил «Это Кавказ», что беседует с представителями арт-сообщества и выясняет обстоятельства, но комментировать ситуацию пока не готов. Ясность, по его словам, может наступить уже в ближайшие дни.

Пока «Портал» находится на своем месте, несмотря на отключение электричества тут даже планируют провести 14 февраля вечер поэзии — при свечах.

Многие считают, что за два года молодым энтузиастам осетинской культуры удалось создать то, что не всегда получается и после многомиллионных вложений, — процветающее сообщество людей искусства, известное далеко за пределами республики и даже страны. И его важно сохранить.

— Предложение «Портала» вписать свою деятельность в будущий музей выглядит интересно. Надо быть благодарными за то, что они в такой короткий срок создали столько полезного. Но здесь нужны деликатность и взвешенность, — считает директор Северо-Кавказского филиала музейно-выставочного центра РОСИЗО Галина Тебиева.

Она знает «Портал» не понаслышке — арт-пространство посещают большинство художников, приезжающих на международный симпозиум «Аланика». Тебиева считает, что важно учитывать мнения всех сторон и не рубить сплеча:

— Молодые ребята могут ошибаться. Я полностью поддерживаю их деятельность, но надо, чтобы она была в рамках закона, с учетом интересов собственников. Им следует работать вместе с музейщиками, искать компромисс. Необходимо, чтобы люди, принимающие решения, осознали важность «Портала» и придумали вместе с его участниками приемлемый для всех вариант. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы арт-пространство исчезло.

Владимир Севриновский

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка