{{$root.pageTitleShort}}

Вышел в свет

Житель села Джимара в Северной Осетии радикально решил проблему с перебоями со светом — построил свою ГЭС. Теперь он страдает от избытка энергии. Но делиться ею нельзя
21108

С 1 июля в России повысились тарифы на услуги ЖКХ. Газ, электроэнергия и вода подорожали в среднем на 4%. Но житель горного селения Джимара в Северной Осетии Ахсар Варзиев давно не следит за ростом цен. Сбытовым компаниям он просто не платит. Воду получает от тающих ледников, а электричество — от самодельной мини-гидроэлектростанции.

Мечта о независимости

Это место раньше называли ущельем мельниц. В речной долине между селами Джимара и Даргавс зерно мололи на девяти дробилках. Теперь мельниц нет, но на их месте могут появиться новые колеса — от гидроэлектростанций.

— Иметь независимый энергоисточник — моя давняя мечта, — объясняет Ахсар Варзиев. — Джимаринцы всю жизнь мучились из-за перебоев. Из соседнего ущелья через перевал к нам шла ветхая линия. Столбы пятидесятых годов гнили и постоянно падали. Помню, как сельские мужики ходили восстанавливать ЛЭП и натягивать провода. Это продолжалось десятилетиями.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Призраки повелителей гор
Мумии могучих воинов, погребальные лодки и город, откуда нельзя вернуться живым, — древние захоронения в горах Северной Осетии окутаны таинственными мифами

Многие не выдержали неудобств: постоянных перебоев с электричеством и отсутствия нормальной дороги — и разъехались. И без того небольшое село Джимара, самое дальнее в Даргавском ущелье, оказалось полузаброшенным. Сейчас в нем постоянно живет только шесть семей. У села нет ни школы, ни своей администрации: оно относится к Даргавскому сельскому поселению. В последнее время и со светом, и с дорогами стало лучше, и многие стали строить здесь дачи: но приезжают лишь на лето.

Путь из столицы Северной Осетии занимает полтора часа. Село находится у горной речки Мидаграбиндон, но ее здесь чаще называют Гизельдоном — по названию более крупной реки, которой она дает начало. Гизельдон — река бурная и порожистая. Неудивительно, что именно на ней больше 80 лет назад построили старейшую на Северном Кавказе ГЭС — высоконапорную Гизельдонскую.

Энергетические блага, что способна подарить горная река, решили использовать и жители Джимары. Первую мини-ГЭС в селе построил отец Ахсара. Мощность была небольшая — всего один киловатт. Но прослужила handmade-станция только два года. В 1969-м ее смыла взбесившаяся река.

— У отца не было ни бульдозера, ни экскаватора — и все каналы и насыпи он делал лопатой. А я, помню, постоянно ходил к ГЭС, заливал масло в редуктор. Эта работа мне тогда нравилась.

Спустя десятилетия Ахсар сам решил стать энергетически независимым от государства. Работать начали почти двадцать лет назад. Возводить станцию Ахсару помогал его брат Эльбрус, инженер-энергетик по специальности. Конструировали ГЭС в свободное от основной работы время — первого тока пришлось ждать несколько лет.

Ахсар Варзиев

ГЭС из того, что под рукой

— В старину на том месте стояла мельница на водном приводе, — показывает Ахсар в сторону реки, — поэтому водный канал наполовину был готов. Мне не пришлось прокапывать отдельный водовод. Пробил туда дорогу и выровнял площадку для самой станции.

По профессии Ахсар Варзиев дорожник. Так что проблем со строительной техникой не было. Экскаватор, бульдозер, трактор — все свое. Земельные работы — самая затратная статья расходов при строительстве гидроэлектростанций. Ахсар покупал лишь горючее для техники.

— Видите эти большие камни? Они установлены в качестве берегоукреплений. Вес валунов 12−15 тонн. Так что если смоет мою станцию, то вряд ли и от села что-то останется.

После распада Советского Союза много шахт по соседству были брошены. Металл внутри оказался никому не нужен. Часть шахтерского железа пошла на создание мини-ГЭС. Приобретать пришлось только электроды и кислород для сварки и резки металла.

— Злопыхателей и завистников хватало, — вспоминает горец. — Многие смеялись, говорили, что я занимаюсь бессмысленным делом. Но так всегда бывает, когда создаешь что-то необычное. Я не обижался, а продолжал строить.

В сентябре 2002 года станция в Джимаре выработала первый киловатт электроэнергии.

Да будет свет

Изобретать велосипед Ахсару не пришлось. В основе — принцип свободного колеса, его использовали еще в Древней Греции и Риме. Сельчанин смастерил турбину диаметром два метра. Благодаря 15 металлическим лопастям колесо находится в постоянном движении.

— В Гизельдоне достаточно воды для выработки электричества, — поясняет сельский энергетик. — А вот скорость воды мне показалась маленькой. Поэтому я решил сделать искусственный перепад. Сейчас вода обрушивается на турбину по желобу под углом сорок пять градусов.

Турбина делает 90 оборотов в минуту. Через карданный вал и два редуктора число витков доходит до полутора тысяч. Дальше дело за генератором. Ахсар использует большой промышленный, еще советских времен.

— В Джимаре нет бытового газа, люди пользуются баллонным, — объясняет сын горца Аслан. — Мы и готовим, и обогреваемся с помощью электричества. У нас установлены проточные водонагреватели, работают компьютер, телевизор, холодильник. Почти ежедневно пользуемся сварочным аппаратом и токарным станком. А они, конечно, «кушают» много электричества. Но нам хватает.

Энергии не просто хватает: ее слишком много.

— Смотри, видишь желоб полупустой? Сейчас ГЭС работает всего на пятнадцать процентов от своих возможностей, — говорит Ахсар. — Приходится закрывать шлюз, чтобы уменьшить объем воды. У меня и так излишек электроэнергии. Если открою задвижки, буду генерировать до пятидесяти киловатт-часов.

Сейчас станция вырабатывает девятнадцать киловатт электроэнергии в час. По проводам ток поднимается прямо к жилищу Ахсара: расстояние от ГЭС всего 120 метров. Даже опоры ставить не пришлось. Линию горец подвязал к казенному столбу.

«Запертое» электричество

Как ни странно, излишек электроэнергии стал проблемой для обладателя собственной гидроэлектростанции. Вместо положенных 220 вольт напряжение может доходить до 300 вольт. Такой скачок разом «убьет» всю бытовую технику в доме. Снижают напряжение с помощью дополнительных приборов. Например, даже летом включают обогреватель. Специальное профессиональное оборудование дорогое и сложное.

— Стабилизировать напряжение можно было бы с помощью других сельчан. Мне б это было выгодно, излишки уходили бы к ним. А соседи бы экономили на электричестве, — поясняет Ахсар.

Но заняться энергоблаготворительностью он не может. Говорит, что, отдавая электричество соседям, автоматически становится преступником.

— Для личных нужд мне никто не может запретить вырабатывать электричество. Другое дело соседи. Если с кем-то делюсь, должен платить налоги.

На помощь джимаринцам Варзиев приходит в случае сбоев в электроснабжении. Тогда все шесть жилых домов в селе получают ток от самодельной мини-ГЭС. На это закрывают глаза: не сидеть же людям без света. К счастью, в последнее время аварий на линии почти не бывает, а если и случаются, их быстро устраняют — часто Ахсар даже не успевает переключить рубильник.

Варзиевы рассчитывают на поправки в закон об электроэнергетике. Поощрение малой энергетики на возобновляемых источниках давно обсуждается во властных кабинетах. Предполагается, что владельцам «домашних электростанций» разрешат продавать излишки энергии сбытовым компаниям.

— Допустим, покупать они у меня будут по рублю за киловатт, а по три продавать. Выгода компании — два рубля при нулевых затратах, — рассуждает Ахсар. — И я в плюсе, и электричество не будет пропадать.

«Неправильный» ток и энергопоследователи

Раз в месяц Ахсар или Аслан идут на техобслуживание электростанции. Работы на пять минут: смазать подшипники и проверить уровень масла в редукторах.

— Зато иметь такую станцию большая выгода, — говорит Ахсар. — Киловатт электричества стоит около трех рублей. Помножить на потребление — получится круглая сумма. Для неработающих людей, а в селе трудоустроиться некуда, 6−7 тысяч только за свет — ощутимая экономия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Мы захотели ездить по нормальной дороге»
Как жители дагестанского города скинулись и сами вышли ремонтировать старый мост

Раньше у Варзиевых был свой камнерезный цех рядом с ГЭС. Сейчас они его забросили — упал спрос. Ахсар на пенсии. Аслан по образованию энергетик, но в селе работы нет, а уезжать не хочется. Сын помогает родителям по хозяйству, ухаживает за скотиной.

Живут Варзиевы в популярном у туристов месте, поэтому отец иногда возит людей на своем стареньком уазике к расположенным неподалеку Мидаграбинским водопадам и Кармадонским горячим ваннам. А несколько лет назад по его инициативе и с его помощью здесь восстановили старую дорогу через Кахтисарский перевал. Сидеть сложа руки Ахсар не привык.

В родном районе умелец стал знаменитостью. Его показывают по телевизору, а на мини-ГЭС приезжают посмотреть со всей республики. Но у славы есть негативная сторона: о ГЭС узнали энергетики.

— Как-то пришел главный инженер из энергокомпании, говорил, что это некачественное электричество, — вспоминает Ахсар. — Пытался убедить не пользоваться этим током. А я говорю, вам-то какая разница, не к вам же в дом идет. И тогда он напрямую сказал: «Вы подаете пример другим!»

Желающие иметь свою мини-ГЭС действительно появились. После серии публикаций в прессе к Варзиевым стали обращаться за советом. Звонят жители Северной Осетии и соседних регионов Северного Кавказа.

— На меня вышли несколько человек из Ингушетии и Карачаево-Черкесии, — говорит Аслан. — Интересуются, законны ли такие частные станции, выгодно ли их строить. Многие при этом не понимают элементарных вещей в энергетике: что такое перепад, количество воды, линейная скорость воды… Это же все надо рассчитывать, иначе тока не будет.

Но электричество «имени Варзиева» уже вырабатывается: в соседнем ущелье на реке Фиагдон стоит трехкиловаттная ГЭС. До ближайших линий — несколько километров, и владельцу маленькой базы отдыха было проще построить мини-станцию на реке.

Сейчас в мастерской Варзиевых идет работа. Один из первых заказов осетинского мастера. Клиент из Карачаево-Черкесии попросил сконструировать и изготовить мини-электростанцию. Уже готово небольшое колесо, Аслану осталось приварить к нему лопасти.

Как превратить Осетию в Италию

— Я замерял: от Джимары до ближайшего села перепад реки 120 метров, — говорит Аслан. — Не нужны огромные бассейны, как на мощных ГЭС. Маленькую запруду сделал, загнал речку в трубу. И пошла вода работать. При нынешнем течении вырабатывать можно до двух тысяч киловатт-часов.

В пример он приводит Италию. С гор до самого моря течет одна речка, а на ней десятки малых гидроэлектростанций, обеспечивающих энергией ближайшие села и города.

— Мы к этому тоже придем, не сомневайтесь, — убеждает Аслан. — На нашей реке Гизельдон мини-станции можно строить хоть через каждые пятьдесят метров, да даже двадцать, где рельеф позволяет. Вода от одной ГЭС будет идти на другую. Получится каскад малых электростанций. Тогда мы перестанем покупать энергию в Дагестане и на Ставрополье.

Еще одним перспективным направлением горцы считают ветроэнергетику. Их первые самодельные ветряки с лопастями из пластиковых труб сейчас проходят испытания. Много электричества они выработать не смогут. Зато стоят недорого. Еще одно преимущество — компактность. На небольшом участке их можно установить десятки.

Валерий Тайсаев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка