{{$root.pageTitleShort}}

Женское «Счастье»

На карантине многие поняли, что это такое — «когда некуда идти». У ингушских женщин вся жизнь такая. Как спастись от рутины и в чем истинное счастье — рассказывает активистка культурного центра «Ираз»
9106

— В ингушском языке есть слово «сув», которое означает идеальную ингушскую женщину. В моем понимании сув — это в первую очередь высоконравственная, мудрая и деятельная женщина. Все, что она делает, приносит пользу окружающим и удовольствие ей самой. Кто-то прекрасно готовит, любит заниматься детьми и умело справляется с домашними делами. Кому-то ближе саморазвитие и совершенствование своих профессиональных навыков, — говорит Аза Дидигова, одна из соучредителей ингушского женского культурно-просветительского центра «Ираз». — Мы сначала так и хотели назвать наш центр — «Сув», чтобы люди лишний раз захотели узнать об этом понятии. Но потом назвали «Ираз», что значит «счастье». Ведь каждая женщина хочет быть счастливой. Это название предложил знаток ингушского языка Илез Матиев, и нам его идея пришлась по душе. Тем более что у меня была любимая фраза Льва Толстого, ставшая девизом нашего центра: «Истинное счастье человека — быть полезным и иметь спокойную совесть».

Аза Дидигова

Сейчас в центре работают более 20 активисток: проводят благотворительные ярмарки, обучают национальным ремеслам, издают плакаты, открытки, раскраски с национальной тематикой, снимают видеоролики с рецептами ингушских блюд, учат детей из малообеспеченных семей и организуют досуг для женщин.

«Влюбилась в свой народ»

Аза отвечает за проекты центра, связанные с национальной тематикой. Ингушка по национальности, она родилась в Грозном, там же провела детские годы. Во время военных действий в Чечне ее семья переехала жить в Ингушетию, где у Дидиговых был прадедовский дом.

— Нам в отличие от многих повезло: у нас была крыша над головой. Мой прадед был купцом. В советские годы его раскулачили, а дом забрали, но после перестройки нам удалось его вернуть.

Семья Дидиговых по ингушским меркам небольшая — Аза с сестрой, ее родители и бабушка с дедушкой по отцовской линии. Но в просторном купеческом доме им едва хватало места.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Десять ингушских «почему»
Почему многие ингуши не отмечают свой день рождения? Почему зять и теща у них никогда не общаются? А племянники «никогда не стареют»? Объясняют сами ингуши

— У нас все время жили родственники и соседи из Грозного, которые, как и мы, бежали от войны. Постояльцев было так много, что мама даже уходила ночевать к своим родителям, чтобы все могли разместиться.

Аза с ностальгией вспоминает детские годы в довоенном Грозном, где в одном дворе дружно жили люди разных национальностей. Ей было непросто приспособиться к жизни в мононациональной Ингушетии.

— Местный менталитет очень сильно отличался от нашего. Многие из моих грозненских знакомых так и не смогли прижиться в Ингушетии и, в конце концов, уехали из республики. Мне в силу детского возраста было легче. Я понимала, что это мой народ, мои родственники.

После пятого класса Аза попала в детский лагерь «Орленок» на черноморском побережье. В то лето лейтмотивом лагерных смен была национальная тематика. Каждый отряд представлял свой регион, рассказывал о его людях и традициях.

— Вот тогда я много нового узнала об Ингушетии и действительно влюбилась в нее. Мне оказались очень близки и понятны образы джигита и горянки, такое понятия, как эздел — ингушская этика. После этого стала учить родной язык, который до переезда в Ингушетию знала плохо.

Окончив университет, Аза по совету матери пошла на курсы журналистики, некоторое время работала на радио. Часто в эфире рассказывала о проектах общественных и благотворительных организаций и со временем поняла, что сама хочет делать что-то подобное.

«Им что, делать нечего?»

Оказалось, что на радио у Азы немало единомышленников. Но с соучредительницами «Ираза» она познакомилась еще раньше: с Мадиной Оздоевой вместе училась в школе, с Хяди Даурбековой — в университете. Девушки и представить не могли, что когда-нибудь снова встретятся и создадут организацию по имени «Счастье».

— Сначала в наш адрес было много негатива: «Ой, еще одна организация, да еще и женская. Им что, делать нечего?» Такие комментарии часто оставляли под нашими постами в соцсетях.

Со временем отношение к деятельности центра изменилось — даже самые ярые критики поняли, что им не в чем упрекнуть активисток КПЦ «Ираз». Девушки доказали, что могут работать не хуже мужчин, а иногда и лучше.

С 2014 года «Ираз» провел свыше 80 культурно-просветительских и досуговых мероприятий. Начинали с малого: детских обучающих видео на ингушском языке «Берий дошлорг» («Детский словарь») и пошаговых рецептов национальных блюд.

— Несмотря на обилие в интернете всевозможной информации, контента для женской части ингушской аудитории было крайне мало и он был некачественным. Например, рецепты давались с плохими фотографиями или вовсе без них. Мы решили это исправить — привлекли к кулинарному проекту простых домохозяек и снимали их творчество на профессиональную аппаратуру.

Женщины не только охотно соглашались готовить «на камеру», но и сами стали предлагать идеи новых рецептов и сюжетов.

От рецептов до всероссийских конкурсов

Интернет-проектов активисткам центра оказалось недостаточно, хотелось чего-то большего, живого общения. Тогда девушки начали посещать воспитанников реабилитационного центра для несовершеннолетних в Троицком. Первая встреча была посвящена пророку Мухаммаду, потом вместе отмечали все праздники.

— Мы часто слышали от жительниц республики жалобы, что у мужчин есть масса возможностей интересно провести время, а у них только дом, быт и работа. И мы решили придумать что-то специально для женщин. Так родилась идея мастер-классов — по мыловарению, карвингу, рукоделию, созданию аксессуаров для волос, свитдизайну и многому другому. На эти мастер-классы собиралось до 40 женщин одновременно. А мы даже рекламу не делали — работало сарафанное радио.

{{current+1}} / {{count}}

Презентация детских развивающих материалов в культурно-просветительском центре «Ираз»

Сначала Аза, Хяди и Мадина работали на голом энтузиазме, за счет собственных средств, а через год «Ираз» получил грантовую поддержку «Международной исламской миссии». На эти деньги удалось не просто организовать для женщин интересный досуг, но и научить их зарабатывать.

— Появились образовательные проекты — курсы журналистики и программирования. Потом одна из девушек поступила в вуз на факультет журналистики, другая начала сотрудничать с Google.

С особой гордостью Аза рассказывает об организованном ими межрегиональном конкурсе чтецов Корана, в котором соревновались студентки исламских учебных заведениях.

— Такие конкурсы обычно проводятся для мужчин, но мы хотели поощрить именно девушек, которые изучают священную книгу. Я даже читала потом, что это был первый в стране подобный конкурс.

Летом 2018 года «Ираз» запустил благотворительный просветительский проект «Мир открытий» для детей из малоимущих семей. Дошкольникам давали уроки английского языка и мастер-классы, показывали познавательные фильмы, проводили встречи с интересными людьми.

С миру по нитке

Средства гранта закончились, но желание помогать детям у активисток не иссякло. Тогда Аза и ее подруги обратились к студентам Назрановского политехнического колледжа. На их призыв откликнулись 10 студенток. Все лето они приезжали из разных районов республики в Назрань и проводили занятия с детьми абсолютно бесплатно.

— Родители нас потом очень благодарили, ведь у многих нет возможности оплачивать дополнительное образование. Ради занятий они привозили детей даже из других населенных пунктов, хотя для них это было очень непросто.

Недостатка в помощниках у «Ираза» нет.

— Нас очень многие поддерживают — и обычные люди, и меценаты, и чиновники разного уровня. Кто-то помогает финансами, кто-то дает помещения для проведения мероприятий. Когда мы провели всероссийский конкурс среди незрячих чтиц Корана, то участницам и их сопровождающим помогли поехать в хадж.

Конкурс среди незрячих чтиц Корана

Настоящее счастье

— Создавая центр, мы часто слышали шутки, что женская организация существует до первого замужества. В моей семье к общественной деятельности относились положительно, родственники даже деньги давали на какие-то проекты, но я понимала, что, когда я выйду замуж, все может измениться.

Но опасения Азы оказались напрасными.

— В первый год замужества я не поехала на съезд мусульманок России в Москву, на котором мы ежегодно представляем Ингушетию. Мне казалось, что родственникам мужа это может не понравиться, но они, наоборот, сказали, что, пока есть такая возможность, я должна во всем участвовать.

После рождения дочери Азе все же пришлось немного сбавить обороты, но лишь на время.

— Когда у тебя появляется первый ребенок, мир начинает крутиться вокруг него. Если бы мы жили отдельно, то я бы, наверное, ничего не успевала, но мне очень повезло: мы живем с родителями и сестрами моего мужа. Они мне хорошо помогают, присматривают за Аишей.

С недавнего времени Аза даже смогла выйти на работу, правда только на два дня в неделю. Признается, что пока не готова надолго расставаться с дочкой.

— У Хяди Даурбековой уже двое детей, а она и в университете преподает, и научной деятельностью занимается. Даже не представляю, как она все успевает.

2020 год для всех стал большим испытанием. Активистки центра «Ираз» тоже были вынуждены на время карантина приостановить свою деятельность. Вернее, они перестали проводить массовые мероприятия. Занимались заполнением сайта центра, готовили к печати красочные плакаты с ингушским алфавитом, раскраски с национальными костюмами.

— В юности я была оптимистом, — говорит Аза Дидигова. — А с годами стала реально смотреть на вещи. Конечно, у меня, как и у всех, бывают неприятности, но с возрастом я научилась воспринимать все происходящее философски и радоваться простым вещам. Когда ты видишь, что доставила кому-то радость, ты и сама получаешь от этого удовольствие. Нам часто говорят, что мы полностью оправдываем свое название «Ираз», ведь мы приносим людям счастье.

Наталья Минакова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка