{{$root.pageTitleShort}}

Ингушские адаты: как это работает

Кровная месть, почитание старших, гостеприимство — можно считать эти обычаи дикими и устаревшими, но они регулировали жизнь, когда власть и закон бездействовали, и продолжают хранить народную мудрость
22403

Ингуши живут сложной социальной жизнью. Все события их жизни так или иначе сверяются с обычаями, неписанными законами и рекомендациями, которые пришли из прошлого и называются адатами. Так что поведение ингуша в обществе регламентируется сразу тремя системами ценностей: исламом, адатами и законодательством Российской Федерации. И, что интересно, именно в таком порядке. Вынужденное лавирование между этими тремя системами — очень большая нагрузка на человека, и она воспитывает в ингушах терпение и виртуозное искусство балансирования.

Кровная месть: политика сдерживания

К примеру, ингушские адаты требуют отмщения за кровь убитого, законодательство запрещает самосуд, ислам призывает простить убийцу. Преступник же несет двойное наказание: очень часто он сам сдается властям, чтобы избежать возмездия по адатам, но, отбыв положенный по приговору срок, все равно платит по счетам — вполне возможно, он будет убит, как только выйдет на свободу.

Большинство адатов направлены на предупреждение трагических событий. Так, кровная месть — не мера наказания, это, скорее, мера профилактики, направленная на то, чтобы удержать влиятельных, сильных и горячих молодых людей от опрометчивого шага, за который непременно придется расплачиваться жизнью. Таким образом, немало людей отказывались от соблазна физически устранить противника или нанести ему увечья.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Газават против Гитлера и другие предания Ингушетии
Почему ингуши собираются у могилы женщины, где искать отпечатки бога и как ослиный ремень защитил демократию — обо всем этом расскажут старые легенды о главных достопримечательностях республики

Но в годы общенародных бедствий — во время войны, эпидемий, депортации — кровников прощали, вендетта сама становилась преступлением. Так, во время кровопролитных боев гражданской войны начала ХХ века один человек решил воспользоваться суматохой и расквитался с убийцей своего брата. Он был осужден старейшинами и приговорен к смерти, что в мирное время было бы просто немыслимым. Еще один случай произошел на митинге в Грозном в январе 1973 года. Лицом к лицу встретились два кровника, убийца развернулся и попытался скрыться от своего преследователя, но тот догнал его и сказал, что прощает ему кровь, потому что встретил его именно на этом митинге. Общая гражданская позиция оказалась важней кровной распри и примирила врагов.

В некоторых случаях убийца может откупиться от мстителя большой суммой денег, если родня убитого согласится на такой откуп.

Часто прощают кровь, если убийство совершено по случайности или убийца раскаялся. В прошлом, если убийца умудрялся пробраться в дом кровников и дотронуться до очажной цепи, которая считалась сакральной, кровь также прощалась, и этот отчаянный храбрец отныне считался близким к этой семье, очагу.

Иногда конфликт разрешали с помощью миротворцев: большая делегация старейшин приводила раскаявшегося убийцу к родным его жертвы, башлык полностью скрывал его лицо, он просил о прощении и изъявлял готовность принять смерть здесь и сейчас. Упорное нежелание простить в такой драматический момент также осуждалось в обществе. Такие переговоры поручались самым умным, авторитетным и знающим толк в адатах старейшинам, и каждый, кто шел на переговоры с той или иной стороны, был обязан исполнить принятое решение, даже если он был с ним не согласен. Очень часто молодежь начинала сильно возмущаться и требовать крови и отмщения, но все в итоге вынуждены были подчиниться старшим и оставить конфликт в прошлом.

Интересно, что за убийство женщины по адатам полагается забрать две жизни — убийцы и его родственника — совершеннолетнего мужчины до 65 лет.

Гостеприимство по высокой цене

На Кавказе говорят: «Гость — подарок от Бога!», а у ингушей в молитве всегда просят гостя и пищу, чтобы достойно его угостить. Дом, в котором не бывают гости, считается безбаракатным, то есть лишенным божеского благословения. Даже если вы опаздываете на работу, деловую встречу или по другим важным делам, вы не имеете право оставить гостя и уйти. Более того, если вы больны или убиты горем, вы должны всячески скрывать свое состояние. Гость не должен догадаться о ваших проблемах, а если все же узнал о них, вам следует перевести все в шутку и не расстраивать его своей печалью.

Внимание незнакомому, случайному гостю и близкому другу или родственнику оказывается одинаковое. У ингушей принято ставить на стол гостю самое лучшее угощение, в сложные времена ингуш сам не поест досыта, но сбережет лакомство для гостя. Многие путешественники отмечали высокий статус гостя в ингушском обществе. Даже если случайным гостем оказывался враг, за которым следовала погоня, делом чести было отстоять его жизнь и свободу, не позволить преследователям забрать его — пусть и ценой собственной жизни.

Этим адатом нередко пользовались те, кто искал убежище. Например, в начале ХХ века у ингушей скрывался знаменитый чеченский абрек Зелимхан. Для жителей горных сел Кекки, Нелх и Цорх, которые отказались выдать его военным, это обернулось трагедией: селения были разрушены, часть жителей убита, а остальные отправлены в ссылку. Чуть позже в Ингушетии скрывался Серго Орджоникидзе, и ингушские семьи, принявшие его у себя, очень сильно рисковали, но наотрез отказались выдать его царским властям.

Избегание: не увидишь — не поссоришься

Общекавказским адатом является избегание и табуирование имен родственников. Так, жене запрещено называть по имени близких родственников мужа. Свекра и свекровь называют так же, как и своих родителей: дада и нана. Братьев мужа называют замсаг (молодой человек), каьнк (парень, мальчик), сестер мужа — йоккхагъяр (старшая), йииг (девочка), йоI (девушка), хозъяр (красавица). Не принято говорить со свекром первое время после замужества, пока он не сделает подарок снохе и не заставит ее улыбнуться.

Но ингуши и здесь отличились. Это единственный народ на Кавказе, у которого зять всю жизнь избегает встречи с родителями жены. Такая встреча допустима лишь в исключительных случаях, когда кто-то из них заболел и нуждается в срочной помощи. Если теща или тесть остаются одни на старости лет и за ними некому присматривать, зять забирает их к себе, но даже тогда старается сделать себе в доме отдельный вход, чтобы пересекаться с ними как можно реже.

В обществе осуждаются попытки тестя и тещи позвонить зятю и вмешаться в его семейные дела. Если возникает какой-то конфликт, на разбирательство, как правило, идет брат жены — и не к мужу, а к его родителям. Этот адат призван не допускать ссор между родственниками и разводов. При этом зять через свою жену обязан всячески чтить тещу и тестя, отправлять подарки, решать возникшие проблемы, помогать финансово, чтобы заслужить звание любимого (пусть и заочно) дика нейц (хорошего зятя).

Старший всегда прав

В большинстве ингушских семей почитать старших учат с самого раннего детства. Родители заставляют соблюдать субординацию даже детей-погодок. Младший должен во всем слушаться старшего и не огрызаться. Самый вкусный кусочек, покупка игрушек и одежды, мелкие поручения — во всем приоритет за старшим, но зато он должен следить за младшими, опекать их и отвечать за них. Принято вставать каждый раз, когда заходит старший. Первым всегда здоровается младший. Когда старший разговаривает с кем-то, младший не вмешивается, даже если ему необходимо срочно что-то сказать. Младшему не пристало перечить старшему на людях, хотя наедине такое случается. В большинстве случаев старшего всегда поддержат родители. Родители, как правило, остаются жить с младшим сыном, и все их имущество, в том числе дом, переходит к нему по наследству. Обычно это не оспаривается другими братьями. К тому времени они уже построились, и в строительстве им помогал младший брат. На новоселье родители передают определенную часть имущества старшим братьям.

Строительство, кстати, тоже можно отнести к вечному обычаю ингушей. Они строятся всю жизнь. А когда построят дом, начинают его достраивать и перестраивать. На это уходят все доходы семьи, ингуши не поедут отдыхать, не купят себе дорогое оборудование для хобби или снаряжение для спорта, а купят стройматериал. Даже те, кто живет в квартире, непременно строят или планируют построить себе дом. И, судя по огромному количеству башен в горной Ингушетии, потребность иметь собственное большое, просторное жилье существовала в ингушском обществе с глубокой древности.

Брачные адаты

У ингушей по адату запрещены браки внутри одного тейпа. Исключения возможны только в очень больших тейпах, разросшихся до такой степени, что его представители утратили внутренние связи и не ездят друг к другу ни на похороны, ни на свадьбы. Мало того, запрещено брать в жены или жениться на представителях фамилий матери, бабушки по отцу, бабушки по матери. В прошлом этот запрет соблюдался обязательно до 7-го поколения, а желательно — до 14-го. Поэтому для ингушей так важно знать имена хотя бы 7 своих предков. Но сегодня поколения уже не считают, а смотрят сразу на фамилию. Так что когда молодому человеку понравится девушка, он сразу спрашивает обо всех ее родственниках, чтобы не попасть в неприятную ситуацию. Запрещено также жениться на сестре друга и даже влюбляться в нее. Ведь друг считается братом, а его сестра — сестрой! Очень часто такие несчастные влюбленные вынуждены скрывать свои чувства. Хотя в этом правиле также встречались исключения.

По адату за невесту выплачивают урдув (который часто путают с калымом). Урдув дается невесте на помощь в приготовлении приданого. Размеры его разнятся, но официально решением муфтията была установлена сумма в 50 тысяч рублей, чтобы его уплату могли себе позволить и небогатые семьи, а родители невесты не могли требовать больше. Все остальное дается по желанию и тайком, хотя сумма всегда всем известна. Требование большого урдув всегда осуждалось как жадность, считалось, что он приносит несчастье молодым. Самый большой урдув был зафиксирован в селе Верхние Ачалуки в первой половине ХХ века: 1 миллион рублей советскими деньгами, 105 рублей серебром, 2 коня, 1 корова и 1 баран.

Согласно адату, родные и друзья жениха приезжают к дому невесты большим кортежем. Девушку выводит ее двоюродный брат или друг жениха, и она едет в новый дом без сопровождения кого-либо из своей родни. Свадьбы празднуются раздельно, невеста все торжество стоит в углу зала, где веселятся пока еще чужие для нее люди. Время от времени молодые родственницы жениха позволяют ей присесть, отдохнуть и тайком перекусить.

Жених и вовсе отсутствует на свадьбе. Он сидит с друзьями у родственников или у соседей за богато накрытым столом и скромно принимает поздравления и шутки друзей. Некоторое время новоиспеченный муж избегает общества родителей, стесняясь своего статуса «взрослого мужчины». Молодая, готовясь стать матерью и 40 дней после рождения ребенка, тоже старается не показываться на глаза своему родному отцу.

Умыкание невест

А вот обычай умыкания девушек, который до середины ХХ века практиковался у ингушей изредка, а с 1980 годов очень активно, не является адатом. Это, скорее, нарушение адатов, за что похититель уплачивает штраф. В последние годы такие похищения стали веселым «приключением» для молодых людей, носили спортивно-состязательный характер и нередко оборачивались трагедией, поэтому были пресечены религиозными деятелями и обществом. И все же иногда умыкания происходят. В таком случае жених уплачивает штраф в 200 тысяч рублей. Заявление о похищении писать нельзя: не приветствуется. Общество призывает простить молодому человеку его пылкие чувства и безрассудные действия и не губить его жизнь, доводя дело до суда.

Чувства и дресс-код

Считается, что ингуши очень вспыльчивые, и это правда, но публичное проявление любых эмоций, будь то гнев, ревность, обида, печаль, влюбленность, нежность, не приветствуется ни среди мужчин, ни среди женщин. Умение владеть собой на людях, управлять своими эмоциями очень ценится среди ингушей. Этому учат с детства девочек и мальчиков.

«Быт ингуша подчинен всяким правилам тонкой обходительности, в большей мере, чем быт большинства населения наших городов и, во всяком случае, не менее, чем жизнь так называемого „высшего общества“ в культурных странах. Этим и объясняется та выдержка, то уменье непринужденно держать себя на людях, которыми с первого же взгляда так выгодно отличаются ингуши наряду с некоторыми другими кавказскими народностями», — писал кавказовед и социолингвист Николай Яковлев в начале прошлого века, и ингуши стараются эту выдержку не терять.

Есть и свой дресс-код для появления в общественных местах. Для мужчин: не принято ходить в спортивной одежде, надевать обувь без носков, ходить в тапочках, носить шорты, бриджи, майки и футболки без рукавов, обнажать торс и даже расстегивать верхние пуговицы рубашки. Для женщин: нельзя носить брюки, майки, футболки без рукавов, не приветствуются короткие юбки, шорты, бриджи. Желательно носить платок.

Нарушителя этих правил никто, конечно, ругать и стыдить не станет. Возможно, кто-то по праву старшего сделает замечание, не более. Но последствия будут неизбежны и непоправимы: в отношении «неправильно» одетого человека и всей его семьи сделают определенные выводы, репутация будет испорчена серьезно и надолго.

При этом к туристам, приезжим, гостям из других регионов таких строгих требований у ингушей нет — это исключительно внутренние правила.

А вот публичное проявление нежных чувств у влюбленных может повлечь для них неприятности. Объятия, прогулки под ручку — категорически осуждаются даже у посторонних. Такое поведение в местах, где парочку могут увидеть дети, считается недопустимым. Как и мат. Даже безадресный, он воспринимается как оскорбление и может стать причиной серьезного конфликта.

Танзила Дзаурова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Лепить и продавать: как в Дагестане вспоминают традиции и пытаются заработать

«Ремесловъ» — первый в республике и пока единственный центр, где можно обучиться сразу нескольким старинным ремеслам. Спасет ли это от угасания народные промыслы и при чем здесь «дагестанская „Икея“»?
В других СМИ
Еженедельная
рассылка