{{$root.pageTitleShort}}

Истина в лозе

На юге России заканчивается пора сбора винограда. Часть урожая едет на рынки, часть — на винзаводы. Корреспондент «Это Кавказ» побывала на плантациях в Дагестане, где эту ягоду собирают ведрами
867

Каякентский район расположен в равнинной части республики — как раз посередине между Махачкалой и Дербентом. Почти в каждом селе здесь выращивают виноград, и даже на гербе района красуется лоза со спелой гроздью. Неподалеку от поселка Дружба на 500 гектарах раскинулись виноградники государственного унитарного предприятия «Кировский». Осенью тут трудятся около 350 человек, не только работники ГУПа, но и наемная сила — местные жители, которые в сезон сбора урожая могут заработать неплохие по сельским меркам деньги.

Рубль семьдесят за килограмм

Воображение рисовало пастораль в духе Гойи, Брюллова и Пиросмани: зеленые кусты, увешенные иссиня-черными и янтарными кистями, молодые селянки с корзинами… На деле кусты оказались белыми от пыли — на них за три месяца не выпало ни капля дождя. Очень засушливое лето выдалось, вздыхают сотрудники. На объемах урожая, впрочем, это никак не сказалось. 90 центнеров с гектара — неплохой показатель.

Несмотря на высокий сезон, урожай собирают строго в отведенное законом рабочее время — с 8 утра до 5 вечера. Большинство работников — женщины, опытные сборщицы, многие трудятся тут по четверть века, а то и больше. Чтобы хоть как-то защититься от палящего солнца, они одеваются максимально закрыто. На некоторых даже самодельные маски с прорезями для глаз, носа и губ. Сентябрь близится к концу, но летний зной не сдается.

Углангерек Казиева собирает виноград так давно, что уже и не помнит, когда это было впервые. Окончив восьмилетку, как настоящая табасаранка, занялась ковроткачеством. Чуть позже пришла в совхоз, да так и осталась.

— Каждый день собираю по двести ведер. Очень тяжело, но по-другому в селе не бывает, — разводит она руками. И тут же возвращается к работе. Несколько быстрых щелчков — и крупные гроздья наполняют ведро до середины. Здесь очень хорошо знают поговорку про время и деньги.

Женщина признается, что ковры ткать легче, и она вернется к станку, когда закончится сезон сбора винограда.

— А по деньгам и то, и то выгодно, — добавляет Углангерек.

За одну смену рабочий собирает тонну винограда. Подсчетом занимается специальный человек — учетчик. Каждому работнику присвоен порядковый номер. Посреди виноградных рядов стоит машина, куда сборщики ведрами высыпают виноград. Учетчица в журнале отмечает, кто сколько сдал. Ошибаться нельзя: оплата за сбор сдельная — 1,7 рубля за килограмм. За смену набегает больше полутора тысяч.

Солнце в «Камазах»

Сейчас в «Кировском» идет уборка винных или, как их еще называют, технических сортов. Они занимают около 70 процентов плантаций. Столовые сорта тоже выращивают, но после сильных заморозков в 2012 году много кустов погибло.

Бурлият Гаджиева

 — Мы сдаем виноград на Дербентский завод игристых вин, Кизлярский коньячный комбинат, Избербашский винно-коньячный комбинат и небольшую часть — в кизлярскую фирму «Виски России» (кроме виски там производят вина и коньяки. — Ред.). Уборку начали 5 сентября и за десять дней собрали 1900 тонн, — рассказывает директор сельхозпредприятия Бурлият Гаджиева.

В сентябре офис директора перемещается в небольшой домик в поселке Дружба. Под окном установлены весы с электронным табло. Груженные виноградом машины заезжают на платформу — на экране отображается вес груза. Цифры и данные покупателя записываются в тетрадь.

— Вот эта машина уезжает в Кизляр, — кивает Бурлият на очередной «Камаз». — Транспорт иногда наш, иногда покупателя — как договоримся.

150 тонн из нового урожая повезли из Каякента в Москву, оттуда он попадет в другие города. К сожалению, стабильных, отлаженных путей сбыта столовых сортов у виноградарей нет. Собственный склад с холодильными установками в Москве сильно облегчил бы эту задачу. Но, как говорится, мечтать не вредно.

— Каждый год мы вынуждены сами искать покупателей. Есть, конечно, и постоянные, но их мало. Цена? Сначала мы отпускали виноград по 30 рублей за килограмм, сейчас уже по 25.

В «Кировском» утверждают, что себестоимость винограда у них самая низкая в районе: в прошлом году она составила 14,47 рубля за килограмм. По итогам 2016 года хозяйство выплатило 15,5 миллиона налогов — четверть общерайонной суммы.

Изабелла, Алиготе, Бианка

Виноград в «Кировском» выращивают с 1966 года, в хозяйстве еще остались лозы с полувековым «стажем». Хотя каждый год часть старых виноградников выкорчевывают и засаживают новыми саженцами. Названия сортов звучат как итальянская песня: Изабелла, Алиготе, Бианка… Опытные работники могут опознать сорт не только по вкусу, но и по внешнему виду. А вот обычным покупателям аграрии советуют не ориентироваться на названия, а пробовать. На вкус и цвет товарищей нет.

— Есть города, где черный виноград не идет вообще. В Дагестане, кстати, он тоже не пользуется популярностью. А в Самаре, к примеру, наоборот, больше темные сорта покупают. В Чечне его тоже любят. Но в последнее время соседи и сами стали его выращивать — с помощью государственных субсидий.

ГУП «Кировский» тоже получает федеральные субсидии на посадку, уход и установку шпалер до начала плодоношения, на орошение.

— Сначала мы выполняем всю работу за свои средства, а потом уже получаем деньги — на возмещение наших затрат. Но, конечно, не 100 процентов. На гектар земли в среднем выходит примерно 130 рублей, — объясняет директор.

Завершить сбор урожая в Дружбе планируют к началу октября. Затем многие работники ГУПа возьмут отпуск, чтобы потом с новыми силами вернуться на виноградники.

— Работы здесь хватает круглый год. Чтобы получить хороший урожай, надо сделать качественную обрезку лозы. Полить желательно несколько раз за год. Обработать химикатами — без них ничего не вырастет. Пропалывать сорняки, — перечисляет Бурлият Гаджиева. — В сельском хозяйстве легкой работы не бывает.

Анастасия Расулова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка