{{$root.pageTitleShort}}

«Рассказчик — это особая роль»

Профессиональный чтец аудиокниг Амир Рашидов — о заработках в озвучании, будущем аудиолитературы и слове, которое невозможно произнести с первого раза (и с десятого тоже)
265

За последние годы Амир Рашидов начитал уже несколько десятков аудиокниг, многие из которых можно найти в приложении Storytel, а также на сайте издательства «Эксмо». Его голосом говорят герои братьев Стругацких и Курта Воннегута. А недавно в издательстве «Бомбора» в соавторстве с режиссером Дмитрием Креминским он выпустил и собственную книгу о мастерстве чтеца — «Полезный сигнал. Как стать режиссером своей аудиокниги». Секреты редкого ремесла он раскрыл корреспонденту «Это Кавказ».

«Когда у меня отпуск, то в студии я почти что живу»

— Амир, где мы сейчас?

— Это студия звукозаписи, которую я арендую в Ставрополе. Последние несколько лет мое утро начинается здесь. Вообще-то, у меня есть работа — я пресс-секретарь в одной финансовой организации, но перед началом рабочего дня приезжаю сюда почитать материал.

Амир Рашидов

— И так каждый день?

— Почти. В начале седьмого я уже здесь, часа полтора-два почитал и поехал на работу, а вечером домой — монтировать. И обязательно пораньше ложусь спать. Отдыхать чтецам надо обязательно. Голос — это мышцы. Если я меньше восьми часов посплю, то можно даже не ехать в студию.

Когда у меня отпуск, то в студии я почти что живу — занимаюсь только аудиокнигами.

— Как ты попал в эту профессию?

— Не сразу. Я много чего в своей жизни попробовал. Был пишущим журналистом, телевизионщиком, пиарщиком, сейчас вот в пресс-службе. Аудиокниги — это хобби, с которым я себя уже начал ассоциировать.

Началось оно с того, что я много слушал качественные радиоспектакли и аудиокниги. Вдохновился и подумал, что надо тоже что-то такое попробовать. В детстве я много лет ходил в театральную студию, потом была работа на ТВ — в общем, голосом управлять умел.

Тогда один друг-радийщик предоставил мне кабинку. Я записал пару рассказов, смонтировал, выложил, и народу зашло. Потом я почти на полтора года сделал перерыв. Но снова вернулся к этой мысли. Решил, что надо сделать что-то заметное, и замахнулся на братьев Стругацких. Оказалось, роман «Бессильные мира сего» еще никем не начитан. Тогда я связался с наследниками авторов, выкупил лицензию на 3 года, сделал аудиокнигу и издал ее официально.

Довольно скоро после этого я начал работать с издательством «Эксмо» и сотрудничать с разными авторами. Так и закрутилось.

«Это система Станиславского — и нам, чтецам, больше не на что опираться»

— Насколько это востребованное ремесло?

— Последние годы все более востребованное. Популярность аудиокниг выросла в несколько раз. Люди распробовали, что это удобно. Сейчас очень востребована литература нон-фикшн. В последние годы она скакнула по популярности даже выше, чем художественная литература. Так что спрос есть.

{{current+1}} / {{count}}

— Как устроен рынок?

— У издательства есть определенный план, они выбирают чтеца, который будет читать ту или иную книгу. Есть разные формы сотрудничества. Одним чтецам издательство платит гонорар. Некоторые также получают процент с продажи.

Еще можно обговорить с издателями свои предпочтения. Например, я договорился, что религиозную литературу не читаю. Не чувствую себя органично в этой теме. Зато я с огромным удовольствием прочитал пять книг Ирвина Ялома (американский психотерапевт. — Ред.). Мало того что словно сам курс психотерапии прошел, так еще и деньги за это получил.

— Много ли на этом можно заработать?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Женская власть, мужские откровения и Виктор Пелевин
Пять свежих книжек на вечные темы, написанные кавказцами, и еще одна, в которой Кавказ — сила

— Да, безусловно. Я знаю многих чтецов, для которых это является единственным источником дохода. Конкретные суммы назвать не могу, да и тут нет единого ответа. Кому-то платят 500 рублей за час готового звука. Кому-то — две тысячи, кому-то — пять.

Как в любой творческой профессии, все зависит от ряда факторов: мастерства, способностей, а порой и скорости работы. Есть чтецы, которые гордятся количеством выдаваемого материала. Мне такой подход не очень близок. Но у издательств критерий не всегда исключительно творческий, потому что есть план, есть сроки.

 — Сколько материала ты успеваешь озвучить за месяц?

— С учетом того, что я работаю у микрофона не постоянно, темпы работы невелики. Можно успеть сделать в месяц 8−10 часовую книгу и пару рассказов. Это примерно 300 страниц. Но это максимум. Обычно бывает поменьше.

— Что отличает хорошего чтеца?

— Голос, тембр и тому подобное — это важно. Но, говоря метафорически, это только блесна, которая может привлечь. Чтобы вытащить рыбку, важно мастерство рыбака. Словом, дело не только в технике, но и в умении увлечь слушателя за собой.

Для этого нужно погрузиться в произведение, проанализировать мотивацию героев, понять основной конфликт. И главное — сформировать собственное отношение. От этого будет зависеть интонация.

Рассказчик — особая роль. Перед начиткой мне надо понять, кто именно рассказывает историю. Это уже режиссерский навык. Такое сочетание актерского мастерства и режиссерского навыка рождает хорошего исполнителя аудиокниг. Все это система Станиславского — и нам, чтецам, больше не на что опираться.

— Сколько книг ты уже озвучил?

— Точно сказать не могу, примерно чуть более трехсот часов, и это немного. Вообще, для меня количественный критерий имеет последнее значение.

Из жанров мне ближе социальная драма и фантастика, но часто озвучиваю и нон-фикшн. Кроме Стругацких озвучивал американских фантастов Роберта Силверберга, Курта Воннегута, Альфреда Бестера, Джеффри Форда и других.

— Кто привил тебе любовь к чтению? Какие книги любишь больше всего?

— У нас дома всегда было полным-полно книг. Две комнаты, в каждой книжный шкаф во всю стену. Ну и вот, как-то повелось. Мультики же были тогда только по выходным. Да и вообще, тогда культура чтения не была чем-то выдающимся, все читали. Я любил все жанры. Многие жанры «заходили» только в какой-то период, как, например, было с детективами. Если выбирать сейчас — это либо литературоведческое, либо классика, либо очень качественная фантастика (такой крайне мало). Ну и прикладная литература. В последний год много читаю книги о театре и об актерском мастерстве.

Из тех, которые озвучивал, очень люблю свою первую книгу — «Бессильные мира сего» — опять же Бориса Стругацкого. И роман Гевина Экстенса «Вселенная против Алекса Вудса». Но он почему-то широкой публике не зашел.

«Раздражает, когда книгу закончил и понимаешь, что мог сделать лучше»

— Недавно ты сам стал автором книги. Как так вышло и о чем она?

— Соавтором, если быть точнее. Все началось с моего знакомства с известным питерским режиссером театра и радиоспектаклей Дмитрием Креминским. Год назад мы начали общаться онлайн. Книгу писали вместе.

Я считаю себя довольно средним чтецом и все время продолжаю учиться. Так начал учиться у него. У Дмитрия за долгие годы сложилась внятная методика. Именно он открыл мне глаза на внутреннего режиссера и на многое другое, о чем я раньше не думал. Сейчас, слушая свои книги, которые начитал раньше, я все их хочу переписать.

По сути вышедшая книга — это результат наших с Дмитрием телефонных разговоров. У меня остались 10-часовые аудиозаписи, которые были расшифрованы, систематизированы и переписаны. При этом мы не встречались ни разу.

Книга называется «Полезный сигнал. Как стать режиссером своей аудиокниги». Пока что книга вышла только в электронном формате в издательстве «Бомбора». В конце мая состоялась ее онлайн-презентация. Позже, возможно, сделаем и аудиоверсию.

— Что любишь в своей работе?

— Почти все. Интересно работать у микрофона. Увлекает сам процесс постановки и режиссуры, а потом — монтажа и сбора всего воедино. Ведь в постановках некоторых аудиоспектаклей сцены с участием двух, трех человек записываются отдельно. Потом эти пазлы собираешь. Безумно интересно. Еще люблю процесс анализа и поиска верной интонации.

{{current+1}} / {{count}}

— А что раздражает?

— Раздражает усталость голоса, раздражает, что в кабинке нет вентиляции. Раздражает, когда книгу закончил, смонтировал и понимаешь, что мог сделать лучше. Еще очень раздражает, когда кому-то нравится очень плохая работа.

— Какую книгу мечтаешь еще озвучить?

— Не мечтаю. Многие из тех книг, которые интересно было бы озвучить, уже хорошо озвучены. Например, «Трудно быть Богом». Она уже дважды очень хорошо озвучена — Левашовым и Ярмольником. Или, например, набоковская книга «Камера обскура» тоже великолепно озвучена Ярмольником. Наверное, было бы интересно поработать над книгой «Сто лет одиночества», хотя и ее неоднократно уже озвучили. Это очень масштабная работа, в которую нужно погрузиться надолго.

— Были какие-то смешные случаи?

— Забавно начитывать сложные слова на иностранном языке. Например, в романе Гевина Экстенса «Вселенная против Алекса Вудса» есть одно немецкое слово, которое я не мог прочитать даже при помощи транслитерации, — die Betäubungsmittelverschreibungsverordnung («Постановление о правилах назначения наркотических препаратов». — Ред.).

Я разбивал его на куски, потом позвонил другу и попросил написать его русскими буквами. Но даже это мне не сразу помогло. Зато теперь до сих пор не могу забыть это слово, хотя книга вышла три года назад.

— Как ты думаешь, что для чтеца пик карьеры?

— Пик — это когда ты сначала всем надоел, а потом все равно смог удивить чем-то новым.

Александр Погожев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка