{{$root.pageTitleShort}}

Еда для долгожителей, камни памяти и священный Аль-Бурак

Дагестанское село Гуниб известно природными красотами и богатой историей. Но две энтузиастки решили, что этого мало, и делают его местом притяжения актуальных художников
909

Аль-Бурак. Скульптура Анфима Ханыкова

На открытой площадке в высокогорном Верхнем Гунибе работал ижевский художник Анфим Ханыков. Из массивного куска сосны прямо на глазах публики он сотворил скульптуру Аль-Бурака — крылатого то ли коня, то ли мула, на котором согласно мусульманской легенде пророк Мухаммед вознесся на седьмое небо.

Затем он обмотал ее соломой и поджег. По толпе местных жителей прокатился гул и шепот осуждения. На историка Наиду Дибирову посыпалась критика: «Что вы творите, это же священный Аль-Бурак!» Наида успокаивала людей, а сама со страхом смотрела, как горит детище Анфима: «Не дай бог, тонкие ноги обгорят или крылья отвалятся. Нас же точно заклюют». Но сгоревшая солома ошметками спала, а целый и невредимый Аль-Бурак, словно переродившийся из огня, остался на своем месте. Наида кинулась счищать сажу вместе с художником, призывая стоящих рядом гунибцев присоединиться. В тот момент она поняла: идея создать арт-резиденцию в горном дагестанском селе — сработала.

Идея на миллион

Мысль превратить высокогорное село в центр притяжения художников родилась, когда директор краеведческого музея Гуниба Патимат Алискандиева в прошлом году приехала в Дербент на семинар благотворительных фондов Зиявудина Магомедова и Владимира Потанина по музейному делу.

Патимат Алискандиева

Тогда она предложила кураторам идею, как вынести музейную экспозицию навстречу людям. Патимат захотела создать в гостевых домах, построенных гунибцами для туристов, небольшие музейные уголки, посвященные истории и культуре села. К примеру, мини-музей истории пребывания семьи Романовых в Гунибе или Дом музыки, рассказывающий о богатой музыкальной культуре села: здесь жила известная певица XIX века Любовь Кармалина.

Замысел кураторам понравился. Доработанный с командой проект Патимат представила вместе с заместителем директора музея истории города Махачкалы Наидой Дибировой. Им посоветовали подать на грант.

Патимат и Наида рискнули и подали проект на конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» фонда имени Владимира Потанина в номинации «Музей и местное сообщество».

— Учредители конкурса и жюри были немного удивлены нашей смелостью: «Впервые участвуете в конкурсе и выбрали самую сложную номинацию?» — вспоминает Наида Дибирова. — Но что делать? Проект нас воодушевил, и мы непременно хотели все реализовать.

Фонд идею поддержал, и Патимат с Наидой получили на ее воплощение миллион рублей.

Начали с мини-музея «Домик трав», но столкнулись со сложностями, когда внедряли музейные экспозиции в жилое пространство. «Домик трав» все-таки уже знакомит туристов с целебными гунибскими растениями, но музейщицы поняли: нужно еще много времени, прежде чем заработают все мини-музеи. Но у проекта была еще вторая часть. Именно она «выстрелила». Кураторы задумали организовать в Гунибе арт-резиденцию.

— Хотелось рассказать о Гунибе через взгляд художника. Ведь художник видит то, что не заметит обыватель. Языком современного искусства мы решили показать и богатую историю, и культуру этого места, — делится Наида.

Набираться опыта она поехала в подмосковную Коломну, где много лет работает арт-резиденция «Арткоммуналка». Там, на слете организаторов арт-резиденций страны и зарубежья, поняла: можно создавать интересные проекты, приводящие к социальным изменениям, «культурным всплескам».

Начали в марте этого года, когда на территории Верхнего Гуниба прошел фестиваль открытого искусства. Именно тогда художник и скульптор Анфим Ханыков провел перформанс с обжигом скульптуры мифического Аль-Бурака. А дагестанские художники Тагир Гапуров, Апанди Магомедов, Закарья Закарьяев и Ибрагимхалил Супьянов выставили инсталляции и арт-объекты под открытым небом.

Как потрогать «ауру места»

О начале второго этапа арт-резиденции организаторы сообщили в апреле, объявив open-call — отрытый прием заявок. Неожиданно откликнулось 194 человека.

— Но мы не хотели, чтобы человек просто приехал, написал картину и уехал. Мы ждали от художников идей, которые бы предполагали и участие жителей Гуниба в творческом процессе, — объясняет Наида. — В итоге выбрали четыре проекта.

Художник, фотограф, исследователь и коллекционер фотокниг из Москвы Наталья Балута, например, решила вручную создать книгу «Проживешь хоть сто лет». Ее вдохновили дагестанские сказки, где упоминается простая еда: вода, хлеб, лепешки, якобы обеспечивающая долголетие. Собирать материал Наталье помогали десять жительниц Гуниба. Каждая готовила какое-то традиционное блюдо — халву бахух, тонкие пироги ботищал, абрикосовую кашу.

Наталья Балута

— Наблюдая, как они с любовью и терпением порой по нескольку часов готовили свои блюда, я поймала себя на мысли, что это и есть главная дань уважения памяти предков, — говорит Наталья. — Еще меня поразило, как много трав здесь используется. Хозяйки Гуниба могут выйти на улицу, собрать у дома полынь, щавель, крапиву и из всего этого приготовить вкуснейшие блюда. И эта простая, пропитанная живительными силами земли еда и дарит, мне думается, местным жителям долголетие.

Все это вдохновило Наталью собрать книгу из трех разделов. Первый — миникнига с фотографиями Гуниба и местных жителей. Сами рецепты, в форме «графически-магических формул», вошли в отдельную брошюрку. Третья книга в книге собрала на своих страницах травы Гуниба — это высушенные веточки укропа, крапивы, мяты, чабреца, полыни.

Музейные проектировщики, создатели экспозиций и других проектов в культурных институциях Лондона, Москвы, Самары, Дербента Андрей Рымарь и Ксения Филатова подошли к теме по-другому: они провели двухдневную мастерскую «Идентичность места: экспозиция, сайт, сувенир». Группы участников из представителей музейного сообщества республики, дизайнеров, фотографов, предпринимателей, художников и жителей самого Гуниба придумывали, как превратить так называемую «ауру места» в реальные продукты.

— В первый день участники спроектировали вполне реальные к осуществлению музейные экспозиции. А во второй — две команды придумывали сувениры, которые можно было бы тут, в Гунибе, создавать, — делится Ксения Филатова.

Андрей Рымарь и Ксения Филатова

Для Гуниба это важно, соглашается с ней Андрей Рымарь.

— Здесь, к сожалению, очень бедное предложение для туриста, он не может, уезжая, забрать с собой исконно гунибский сувенир. Только переночевать и посмотреть в большей степени то, что сделано природой. Поэтому и над обновлением музея, и над созданием бренда Гуниба надо еще потрудиться, — отмечает он.

Ксения Филатова тоже призывает больше работать и активнее вовлекать в процесс местных жителей.

 — В таком случае в Гунибе по примеру многих стран мира вполне может возникнуть такой микроград, куда за вдохновением будут приезжать люди творчества из других регионов страны.

{{current+1}} / {{count}}

Апофеоз войны по-дагестански

— В Гунибе практически все, от мала до велика, зациклены на прошлом этих мест, истории Кавказской войны. Каждый норовил рассказать почти одно и то же. На второй день мы немножко устали и деликатно просили гунибцев говорить о личных, более приземленных вещах, — рассказывает режиссер из Санкт-Петербурга, руководитель общества актуального кино Илья Герних.

На «Арт-Гуниб» он привез проект «Взаимодействие». Режиссер вместе со своей спутницей Анастасией снимал в Гунибе экспериментальный фильм, где приняли участие и местные жители.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Три Хаджи-Мурата
Историческое лицо, мифологический образ, герой великой повести — почему легендарный сподвижник Шамиля стал самым загадочным персонажем в истории русско-кавказских отношений

— После нескольких тщетных попыток я понял, что люди, несмотря на внешнюю открытость, не привыкли раскрывать миру внутренние переживания. Лишь однажды мне повезло, когда один из местных мальчишек, который тоже рассказывал об имаме Шамиле, к концу беседы все же поделился своим самым сокровенным желанием: «Чего я больше всего хочу, так это чтоб на центральной площади села появилось футбольное поле».

Илья намерен создать кинокартину продолжительностью около часа. Презентацию планируют в августе. Если получится что-то интересное, фильм отправится на кинофестивали и конкурсы. А через год «Взаимодействие» будет в открытом доступе в интернете. Но лента не будет фильмом в привычном понимании, говорит автор.

— Мы снимали кино, где абстрагируемся от картинки и так даем возможность зрителю думать независимо от изображаемого. И нам интересно было именно то, что здесь происходит сейчас. Это взгляд на прошлое или на будущее Гуниба, но именно из этой точки, точки настоящего, — делится Илья.

Других участников арт-резиденции, напротив, интересовало прошлое. Авторы проекта «Народные объекты» Зайнутдин Исаев, Тагир и Елена Гапуровы создали инсталляцию в Верхнем Гунибе на месте старого разрушенного аула — в память о гунибцах, выселенных отсюда после Кавказской войны. В течение недели они превратили одну из пустовавших полянок в арт-площадку, где теперь возвышаются семь каменных исполинов. Доминанта инсталляции — каменная пирамида высотой в два метра, сложенная из местного камня. Предполагается, что она будет разрастаться, и каждый посетитель этих мест оставит свой камень памяти в общей горке.

— Камень всегда был неотъемлемой частью культуры, быта и истории наших народов. Но самое главное, мы хотели показать, что люди, жившие здесь, были тверды как камень и, несмотря на свалившуюся на них трагедию, сохранили свои устои и дух, — рассказывает Тагир Гапуров.

И, наверное, именно этот проект больше всех привлек внимание простых обывателей. Новость, что в старом Гунибе художники создали своеобразный мемориал в память о древнем селе, сразу облетела район. Узнали об этом и потомки гунибцев, когда-то живших здесь. После пленения Шамиля, в 1859 году, их предки были выселены из этих мест в другие районы Дагестана. Теперь их правнуки приехали в Верхний Гуниб поблагодарить художников. Одна из них — Шамсият Раджабова.

— Мы, потомки тех самых выселенных гунибцев, сохранили наш коренной диалект, культуру и традиции. Так и живем по сей день. Больше 15 лет назад мы хотели воссоздать в селе саклю Шамиля, сторожевую башню и комнату, где молился имам, — говорит она. — Художники сделали то, что, увы, нам не удалось — увековечили память об этом священном для нас месте. То, что инсталляция выполнена в камне, очень символично, ведь каждый камень в этой местности пропитан кровью людей.

***

Второй этап резиденции «Арт-Гуниб» завершился в том же живописном парке Верхний Гуниб под звуки Дагестанского государственного оркестра народных инструментов. Организаторы облегченно выдохнули, но ненадолго. Самая южная арт-резиденция страны «Арт-Гуниб» скоро заработает вновь.

— В августе к нам приедет режиссер из Тамбова снимать документальный фильм о гунибской семье, все члены которой — незрячие от рождения, но научились справляться со своим недугом, создают семьи и работают. Кинолента будет здесь же, в селе, презентована, — рассказывает Патимат Алискандиева.

По ее словам, на арт-резиденции представят и проекты, посвященные пребыванию семьи Романовых в Гунибе и юбилею окончания Кавказской войны.

 — К этой работе хотят подключиться многие — и приехать к нам на «Арт-Гуниб», — говорит она.

Еще Патимат и Наида задумали, мобилизовав все свои ресурсы, добиться признания статуса охраняемой зоны территории древнего Гуниба.

— Уже почти не осталось камня на камне от старинных жилищ. А мы хотим сохранить этот музей под открытым небом. Друзья из других регионов страны обещали помочь.

Диана Давудова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка