{{$root.pageTitleShort}}

Свадебный сундук

Когда-то он был неотъемлемой частью приданого каждой дагестанской невесты. Но сегодня его можно увидеть не только в музеях и в спальнях у бабушек, но и на рынках, в модных гостиных и вновь на свадьбах

Пять сундуков Айдемировых

Село Губден славится своей приверженностью традициям и особой «модой»: в каждом доме здесь хранят, собирают и дают в приданое антикварную мебель, дорогие сервизы, старые ткани и украшения.

Местный плотник Айдемиргаджи Айдемиров вспоминает, как выдавал замуж дочерей:

— В то время сундук 60−70 тысяч рублей стоил. Но если я сам умею, зачем деньги отдавать? Да и память им останется. Решил сделать им по сундуку и один на продажу, чтобы работать интереснее было.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Губден — это красиво
Считается, что в Губдене женщин баловали и берегли. Им не приходилось работать так, как горянкам. Возможно, поэтому село славилось красавицами и модницами и там все так же живут «модные» ремесла

Люди приходили посмотреть на работу Айдемиргаджи, торговались, старались сбить цену.

— Все говорили: красивый такой, не как у других, а сами хотели дешевле. За 60 тысяч не отдал, а через полтора года жена за 45 продала, потому что перестали их давать девочкам, мода поменялась. Сейчас сельчане вместо сундуков дают комоды «румынской мебели».

В огромной гостиной Айдемировых много дерева: на полу дубовый паркет, двери, столы и стулья ручной работы. У стены стоит массивный деревянный резной сундук, густо покрытый лаком. Он попал в дом с приходом снохи. Если провести рукой по поверхности, прощупывается орнамент. Золотые гвоздики немного выпирают, словно россыпь бусинок, сложившихся в замысловатый узор. Изнутри он обит алым бархатом. Отсеков нет, только с одной стороны расположена узкая полочка для хранения мелких вещей.

— Мастера часто используют готовые детали, — продолжает Айдемиргаджи. — Копируют чужие работы. Я сам вырезал весь орнамент. Просто из головы. Или увидел чужое и дополнил от себя.

Улангерек, жена плотника, показывает свой сундук — не такой нарядный, обитый железом, с узором, коваными ручками и замком.

— 42 года назад мне мама его дала. Тогда такие были в моде, — рассказывает женщина. — Во время пожара он обгорел. Я покрасила его, но он не принимает новую краску. А старшей сестре достался сундук нашей бабушки, с «музыкальным» замком — он уже антиквариат. Когда открываешь замок на старинных сундуках, пружина такой звук дает — «дзинь». Замки были ручной работы. А младшей сестре дали глянцевый сундук с золотыми ромбиками, они тогда только вошли в моду.

— Мода — она преходящая, сегодня одно, завтра другое, — философски вставляет Айдемиргаджи. — Когда стареешь, начинаешь понимать, что все равно за ней не угонишься, лучше старинное, антикварное.

{{current+1}} / {{count}}

Деревянное прошлое

Неподалеку от заброшенного аула Аймази можно увидеть три камня, один из которых напоминает женскую фигуру. По легенде, когда-то давно юную девушку решили отдать за старика. Когда свадебная процессия вышла из родительского дома, она стала молиться, чтобы ей не пришлось переступать порог ненавистного жениха. Небо сжалилось над ней, и невеста обратилась в камень, а вместе с ней — ее свадебный сундук и поднос с халвой.

В некоторых даргинских селах до сих пор сундук из родительского дома выносят с выходом невесты. Ключи хранятся у главной сопровождающей ее женщины, после завершения торжеств она вручает их невесте лично в руки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Медные кувшины Ичичали
Медные и латунные кувшины ручной работы — бренд села Ичичали. Раньше они были в приданом невест по всему Дагестану, а мастеров в ауле было не счесть. Сейчас тайну ремесла хранят лишь два аксакала

Деревянные сундуки с резными узорами встречались у всех сословий. По ним можно было судить о достатке дома. На переднюю стенку шли лучшие доски — нередко орех и дуб, а остальные элементы делались из менее ценных пород: липы, чинары. Орнамент был такой же, как у опорных столбов, ларей, домашней утвари — символы плодородия, солярные знаки-обереги. Для декора и долговечности сундуки покрывали черной краской из проваренной смеси толченого жженого ячменя, трута и сажи.

Делали их разных размеров, но всегда на ножках, чтобы днище не касалось земляного пола и не портилось от влаги.

— Сундуки — важная часть горского быта. Неверно считать их только частью свадебной символики. Они был хранилищем ценных вещей, которые нужно было держать под замком, — рассказывает Зубалжат Мирзаева, директор Акушинского историко-краеведческого музея. — В них хранили одежду, платки, ткани, Коран, дорогую посуду. Крупные вещи складывали поверх сундука. Для хранения домотканых паласов, бурок использовали потолочную жердь. Туда не добирались мыши. Хранящиеся вещи прокладывали полынью и другими травами, защищая их от моли.

В начале ХХ века появляются сундучные мастерские и новые, заимствованные приемы и техники. Изделия начинают обивать жестью или покрывают белым железом с тиснением. Иногда жесть окрашивали в разные цвета. У нынешних бабушек в домах стоят именно такие сундуки, и молодежь считает их традиционными горскими, хотя им немногим больше 100 лет.

Со временем отделка таких сундуков становилась проще, кованые детали исчезли. Вместо дерева в ход пошла фанера, вместо харбукских замков ручной работы стали использовать фабричные. В 70-е в сундучную моду вошли украшения в виде тонкой полоски золотистой жести.

Возвращение сундука

В 90-е годы сундуки перестали быть обязательной частью приданого. Если их и давали невесте, то заказывали под стиль остальной мебели — с тем же фасадом, чтобы они выглядели как часть гарнитура. В горной части республики традиция и сундучное дело сохранились дольше.

— На какое-то время сундук оказался ненужным. Однако ремесло и традиция свадебного сундука возвращаются. В селе Усиша и в других местностях есть хорошие мастера. На воскресном Ая-Базаре можно увидеть целые сундучные ряды, и на Манасском рынке сундуки есть, и на «Авито». Их делают похожими на современную мебель, чтобы вписывались в интерьер. За эти годы были попытки делать из разных материалов, к примеру обитые тканью со стеганным рисунком, но они не прижились, — говорит Зубалжат Мирзаева.

Городские невесты «по последней моде» укладывают приданое в коробки и чемоданы из искусственной кожи. Их изготавливают местные мастера и продают целыми наборами. В последнее время появились чемоданы-сундуки того же дизайна.

— Сначала мы ориентировались на чеченских невест: у них чемоданы — обязательная часть свадьбы. Но сейчас стали брать и местные. Девушки хотят иметь в доме запирающуюся вещь, — говорит продавец из Хасавюрта.

{{current+1}} / {{count}}

Современный сундук с приданым, обшитый искусственной кожей

Калеб Шмидт,
искусствовед, коллекционер:

«Традиционные деревянные резные сундуки изготавливались без применения металлических гвоздей, имели сборную конструкцию. Сейчас их можно встретить в частных коллекциях, в антикварных салонах, на рынках. Стоимость от 10 до 20 тысяч рублей в зависимости от размера, художественного убранства и возраста. Старинные деревянные ларцы для хранения драгоценностей и разной мелочи встречаются гораздо реже и ценятся у коллекционеров значительно выше».

Луиза Лукманова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Диалог прошлого и настоящего: зачем идти на выставку молодого художника из Дагестана

В Махачкале представили коллекцию эстампов Калеба Шмидта, оживившего серые рельефы древних строений и надгробий красками и новыми смыслами. Какими — рассказал сам художник