{{$root.pageTitleShort}}

Ассинское ущелье, Столовая гора и другие must-see Ингушетии

Глава комитета по туризму Ингушетии — о главных достопримечательностях республики и о том, что с ними делать
863

Беслан Мизиев возглавляет комитет по туризму Республики Ингушетия два с половиной месяца, но опыт работы в отрасли у него богатый: прежде он трудился в различных турфирмах и даже сам водил туристов по родным горам. По нашей просьбе Беслан дал несколько советов, что стоит посетить в республике в первую очередь и почему.

Башня Согласия в Магасе

{{current+1}} / {{count}}

—  Если говорить о равнинной части, то, конечно, это 99,9-метровая Башня Согласия в Магасе с музеем и различными экспозициями, — считает Беслан Мизиев.

Башня, повторяющая форму традиционных родовых башен ингушей, была построена по проекту архитектора Сергея Ткаченко в 2013 году. На первом этаже расположен этнографический музей в виде жилых комнат, хозяйственных построек и кузни.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Что-то мистическое в этом есть»
Почему стометровая Башня Согласия на самом деле не стометровая, для чего в ней гольф-кары и при чем здесь идеология. Архитектор Сергей Ткаченко — о построенном им символе Ингушетии

Ни лифта, ни лестницы в башне нет — посетителям, которые хотят добраться до стеклянной смотровой площадки, предстоит долгий (1,7 километра) подъем по квадратной спирали. По пути можно любоваться картинами из истории Ингушетии, развешанными по стенам, перекусить в кафе, познакомиться с местной фауной в виде чучел и сфотографироваться в тронном зале старейшин, который заставит вспомнить и короля Артура с его столом, и «Игру престолов».

Чем ближе к куполу, тем чаще повороты, так что начинает кружиться голова, но открывающийся на все четыре стороны вид искупает неудобства: отсюда весь город как на ладони. И не только город — видны даже соседние регионы, Кавказский хребет, гора Казбек.

Вход в Башню Согласия платный — 100 рублей, посетителей много, но сооружение себя не окупает. Беслан Мизиев полагает, что нагрузку на городской бюджет можно снизить за счет грамотной коммерциализации:

— Можно сделать тусовочное место, зону притяжения. У башни есть все шансы, чтобы народ пошел туда погулять, посидеть. У нас ведь в Магасе ничего больше нет. Кафе сделать нормальное (сейчас оно никакое), создать вокруг фотозоны, фотовыставки, организовать продажу сувениров, и тогда она, может быть, выйдет на самоокупаемость.

Мемориал памяти и славы в Назрани

{{current+1}} / {{count}}

Второе место в рейтинге главного по туризму в Ингушетии занимает Мемориал памяти и славы:

— Здесь отражена история ингушей, их трагедии и подвиги, те моменты истории, которые мы стараемся не забывать и чтить.

Мемориал расположен на федеральной трассе между Назранью и Магасом, так что ни один турист не проедет мимо. Популярен он и среди местных — во всяком случае сюда приезжают свадебные процессии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Война и музы Мурада Полонкоева
Все туристы в Ингушетии в обязательном порядке посещают мемориал «Девять башен» в Назрани. Но не каждый может попасть в дом-музей-мастерскую его создателя. Мы — попали. Рассказываем и показываем

Мемориальный комплекс призван рассказать о 250-летней истории Ингушетии в составе России. История была во многом трагической, поэтому в центре возвышается мемориал жертвам политических репрессий «Девять башен» по проекту художника Мурада Полонкоева. Башни опутаны колючей проволокой и символизируют сплотившийся в беде народ.

Аллея ингушских героев представлена конным памятником воинам «Дикой Дивизии», воевавшим в годы Первой мировой, мемориалом защитникам Брестской крепости и плитами с именами выдающихся деятелей Ингушетии. О депортации вайнахов в Среднюю Азию напоминает паровоз с теплушками, о возвращении — могильные плиты с разрушенных кладбищ. Есть и памятник «чернобыльцам», и БТР как символ новейшей истории.

По словам Беслана Мизиева, территория вокруг мемориального комплекса будет благоустраиваться:

— Ищем инвестора, который поставит мечеть в национальном стиле, куда любой турист сможет зайти, поговорить с имамом или просто послушать рассказ гида о нашей вере. Есть в проекте кафе. А слева будет центр «Посети Кавказ» — буклеты, компьютеры, дежурные гиды, два микроавтобуса, которые будут регулярно ездить в горы. И, что тоже немаловажно, санузлы, в том числе для инвалидов. В этом центре туристы смогут получить любую информацию о наших маршрутах и заказать машину в удобное время.

Ассинское ущелье: по дороге в Грузию

{{current+1}} / {{count}}

Храм Тхаба-Ерды

— Если говорить о горной Ингушетии, — продолжает Беслан Мизиев, — обязательно надо посетить Ассинское ущелье. Лучшее время для посещения — с мая по ноябрь. Здесь влажный климат, в мае начинают цвести сосны, что очень важно для людей с заболеваниями легких. Единственный возможный способ посетить Ассинское ущелье — на своей машине или на транспорте турагентств. Рейсового транспорта нет. Но зато можно в любой момент остановиться, чтобы сфотографировать понравившийся вид или посидеть, помедитировать.

Помимо чистого воздуха и великолепных пейзажей ущелье знаменито историческими памятниками. Здесь находятся башенные комплексы и христианский храм Тхаба-Ерды, построенный грузинскими миссионерами более тысячи лет назад, но и сегодня почитаемый как святыня.

— Сейчас такой тренд: люди едут в Грузию, по пути заезжают в Дагестан, потом — в Чечню, потом — в Ингушетию и через Ассинское ущелье выезжают на Военно-Грузинскую дорогу. Такой маршрут в последние годы я у многих заметил, — говорит председатель комитета по туризму. — Плюс ущелья в том, что там нетронутая природа. Надеюсь, в 2020 году мы сделаем кемпинговые площадки в виде беседок с мангалом и котлом. Абсолютно бесплатные. Пока три планируется, потом будут еще. Это просто необходимо, чтобы люди там останавливались. Со временем, когда мы увидим высокий спрос, высокую посещаемость, лояльность к нашему региону, тогда можно ставить что-то более комфортабельное, интересное и платное.

Эгикал в Джейрахском районе

{{current+1}} / {{count}}

Древний город ингушей Эгикал — самое крупное в Ингушетии скопление каменных сооружений. Тут находится около сотни полуразрушенных башен, домов, святилищ и склепов. Они относятся к эпохе Средневековья, но люди здесь жили гораздо раньше — об этом говорят и местные легенды, и находки археологов. К сожалению, после депортации ингушей в 1944 году люди сюда так и не вернулись.

— Если бы Эгикал находился в Швейцарии, он снаружи выглядел бы точно так же — там ведь никто не посягнет на исторический вид. Но внутри сделали бы аккуратные тротуары, беседки, лавочки, гостиницы, кафе, рестораны. Чтобы человек приехал и захотел остаться хотя бы на 2−3 дня. Во всяком случае я бы хотел пожить в этом историческом месте, откуда пошли мои прапрадеды, погрузиться в прошлое. Чтобы, выглядывая из окна гостиницы, я видел горы и башни полутысячелетней давности. Но сам при этом находился в комфортной среде. Это ведь бренд республики, такого нет больше нигде, его надо развивать и продвигать.

Почему не продвигаем? Не доверяем сами себе. Сейчас там ничего нельзя делать: закон о защите памятников запрещает. Этот объект в списке ЮНЕСКО, заповедник федерального значения. Но это не защита. Настоящая защита — когда мы возрождаем жизнь в таких местах. И еще есть тейповые ограничения. Это уже другая юрисдикция — межродовая. Получить разрешение на какую-то деятельность там от представителей рода — большая проблема. Чтобы с ней не сталкиваться, мы вообще закрываем эту тему.

Столовая гора — символ Ингушетии

Храм Мят-Сели

— На Столовую гору к языческому храму Мят-Сели можно подняться только пешком, и лучше делать это летом, — советует Беслан Мизиев. — Если зимой, то надо брать проводника, потому что поход займет целый день, часов двенадцать, а без проводника можно заплутать. Кстати, в марте 2019 года я водил туда на экскурсию пару из Санкт-Петербурга, и парень возле этого храма сделал своей девушке предложение, причем он заранее ничего не планировал. Для меня это показатель. Девушка? Согласилась.

Еще лучше устроить поход с ночевкой. Тогда успеете нафотографироваться. С вершины в хорошую погоду открываются очень красивые виды на горы, Назрань и Владикавказ. Честно говоря, меня удивляет, что большинство ингушей сами не поднимались туда ни разу.

Когда-то этот маршрут был благоустроен, сейчас там ничего нет. Я рассчитываю найти инвесторов или грантовые программы, чтобы сделать метки, указатели, предупредительные знаки. Там есть колодец с родником, и половина туристов его не замечает, если не показать. И сделать кемпинговую беседку из дерева, чтобы можно было переночевать.

Наталья Крайнова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Все, мы к вам приедем»: как Дагестан готовится к туристическому сезону после пандемии

Пока границы между странами закрыты для путешественников, туристов готовятся принимать на Кавказе — здесь верят, что никакие страхи и ограничения желающих приятно провести лето не остановят
В других СМИ
Еженедельная
рассылка