{{$root.pageTitleShort}}

С собакой, тушью и патчами:
как модный тревел-блогер покорила Эльбрус

Чем Кавказ похож на Северную Америку, зачем тащить на вершину Европы хаски и как оставаться красивой неделю без душа, знает звезда Instagram Ирина Голдман
904

За последний год тревел-блогер и бывший редактор Cosmopolitan Ирина Голдман вместе со своей собакой Спейс объехала Америку и Европу и набрала более 300 тысяч подписчиков в Instagram. Ее аккаунт попал в рейтинг Glamour Influencers Awards 2018 в категории «travel-гид». В августе Ирина приехала в Россию из США и поучаствовала в экспедиции на Эльбрус. И теперь признается, что хочет повторить восхождение.

***

Ирина Голдман с собакой Спейс

Ты поднималась на вершину Эльбруса с собакой. Не было страха, что у края пропасти она потянет вниз?

— Я хорошо знаю Спейс и доверяю ей, ведь это мой пес. По отвесным лестницам ее на руках спускала! Мы много всего пережили… И раз уж вместе пришли на гору, значит, вместе должны и уйти.

— В твоем Instagram довольно много фото разнообразных гор. Эльбрус чем-то отличается от других горных курортов, на которых ты была?

— Это одно из самых крутых приключений. Обычно приезжаешь на место и идешь пешком два, три, четыре часа. При этом у тебя есть все необходимое. Заселяешься в гостиницу, пьешь вино — и все круто. А Эльбрус — история про преодоление себя. Путешествие, выводящее из зоны комфорта. Да, тяжело, но за это время ты можешь о многом подумать. Помолчать, поразмышлять. Скучно просто так ходить по горам, но, когда стоит цель взять высоту, появляется дополнительная мотивация.

На вершине я расплакалась от переизбытка эмоций. До последнего не верилось, что мы туда действительно доберемся.

Я родом из Тольятти, мне с детства говорили: у тебя ничего не получится, выйдешь замуж и будешь на заводе работать, как и все. Да, на Эльбрусе понимаешь, что ты по-прежнему маленький человек. Вот только тебе все по силам, раз способен подняться на высшую точку Европы. Такое каждый должен попробовать. Во-первых, Эльбрус в России, во-вторых, это недорого.

Ты как-то готовилась к этой поездке?

— Спортом я начала заниматься за два месяца до восхождения. Приводила себя в форму и готовилась к Эльбрусу.

Что тебя больше всего удивило на Эльбрусе?

— Почти везде ловила сотовая связь. Например, в Альпах, в Шамони, стоит подняться чуть повыше, и связи уже нет никакой. А на Эльбрусе — отличная.

Нам, конечно, повезло с гидами: все объясняли четко и с толком. Они — влюбленные в горы люди, властные, но без «синдрома вахтера». Запрещали только то, что делать действительно нельзя.

— А что разрешали?

— Когда мы шли по безопасным участкам, нам со Спейс разрешали двигаться впереди группы. Она любит быть во главе каравана. Вообще, этого делать нельзя, но собака всегда оглядывалась назад и поджидала других, мы спокойно шли цепочкой.

Немного выпить за двое суток до восхождения тоже разрешили. Как и спуститься с гор, чтобы принять душ. Правда, я не ездила: решила, что хочу прочувствовать всю атмосферу восхождения.

— Назови пять самых тяжелых для тебя моментов на горе.

— Во-первых, тяжело было, когда Спейс испугалась на пути к вершине. Она не может мне ничего сказать, а я несу за нее ответственность. Тогда думала, что развернусь и дальше не пойду. Было очень обидно. Но мы все-таки смогли идти дальше.

Второе, когда нас не хотели селить в гостиницу вместе со Спейс. Я много путешествую, у меня нет дома, но я никогда не расстаюсь с собакой. А тут нас едва не разлучили. Это было психологически сложно, сидела и плакала.

Третье — мы шли вниз после первого долгого трейла, и у меня заболело сухожилие на ноге. Пришлось идти через боль.

Четвертое — ночевать в палатке на жестком настиле. Не было даже подушки, а я не умею спать в спальнике. Люблю мягкую постель. Холодно и думаешь: ну, что это такое!

Тяжелее всего было уезжать вниз и понимать, что все закончилось. Эйфория прошла и встал вопрос: что делать дальше?

— Подняться на вершину вашей группе помогал ратрак. На какую высоту он вас довез?

— На 5100 метров. Он провез нас по самым скучным участкам с точки зрения восхождения. Сами мы поднимались с 3800 до 4800 метров. А до 3800 — на канатке. Это все был южный склон. Один день мы тренировались на северном и там шли с 2500 до 3800 метров.

Обидно, когда идешь по горе сам, а тебя обгоняет ратрак. Поэтому, я считаю, транспорт надо обязательно брать.

— Нужна была специальная экипировка для собаки?

— На морду я надевала ей маску — свет, отражающийся от снега, мог повредить глаза. На лапы — ничего. Спейс понравилось. До отметки в 5000 метров у нее было все отлично — получала удовольствие. Потом начала переживать и мерзнуть. Так что на Эверест пойду без собаки, будет ждать меня в лагере на пяти тысячах метров.

— Ты собираешься идти на Эверест?

— В течение 3−4 лет точно пойду на Эверест. Покорю все семь высочайших вершин мира.

— С кислородом?

— И с носильщиком кислорода. Все должно быть круто, но зачем себя сильно мучить? После Эльбруса я все-таки серьезно разболелась.

— Тяжело на горе оставаться красивой?

— Я наносила на лицо защитный крем с SPF, сверху — обычный тональный, и все. А еще делала патчи под глаза. Хорошо, что взяла их, потому что на высоте отекаешь и становишься как удод. Тем не менее на части фотографий я стояла в маске, а после горы на меня смотреть было страшно. На финальное восхождение накрасила ресницы. Но фотографировалась все равно в маске.

— Акклиматизация нормально прошла?

— Горной болезни у меня не было, зато после спуска поднялась температура и знобило полтора дня. И остался вопрос — а что делать дальше? После Эльбруса поездки, например, в Европу больше не кажутся приключением.

— А у собаки какая была реакция на смену давления и высот?

— Вполне нормальная. Она хорошо ела, с собой мы взяли много вкусных косточек. Она, конечно, дерзкая девчонка, но очень теплолюбивая. Поэтому Спейс забиралась ко мне и спала в ногах. Ей было холодно и хотелось быть поближе к хозяйке.

— Еще раз на Эльбрус пойдешь?

— Да, но с другой стороны.

— Там нет ратраков, канаток и кафе.

— Но, если нет выбора, то берешь и идешь.

— Куда поедешь теперь?

— У меня идея — совершить кругосветку, причем проехать только по тем странам, куда не нужна виза россиянам.

После этого хочется посмотреть Дагестан. Мне кажется, Кавказ по ландшафту очень похож на штат Вашингтон. Бесконечно прекрасные горы и леса — просто невероятно. Я жила в тех краях с января по апрель и, когда приехала на Кавказ, подумала, что места похожи. И там, и там горы необузданные. Например, в Европе горы лощеные, хорошенькие, овцы с пастухами фешенебельные, а силы не чувствуется. А высота должна быть мощной и дикой.

Мне кажется, скоро будет серьезный блогерский тренд на путешествия по России: всем уже наскучили эти лавандовые поля и эйфелевы башни.

Когда я все это сделаю, можно будет осесть на Аляске и писать книгу — сказку для детей.

Екатерина Филиппович

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка