{{$root.pageTitleShort}}

Заброшенные аулы Кавказа: путешествие в прошлое

Одним из самых популярных туристических направлений в Дагестане стал аул-призрак Гамсутль, опустевший несколько лет назад. Но на Кавказе подобных мест очень много. Рассказываем о некоторых из них

Ухул, Ахтынский район, Дагестан

В одном только Ахтынском районе Дагестана, что на юге республики, насчитывается 17 покинутых сел. До большинства из них нет дорог в общепринятом понимании, добираться нужно на внедорожнике, а то и вовсе пешком, зато уединение гарантировано. К самому отдаленному аулу Ухул ведет суровая грунтовка длиной почти 30 километров. Дальше — пешком еще около километра. Посредине пути горная тропа становится очень узкой и осыпается. Не все решаются дойти до конечной точки. Но и сама дорога захватывает дух: вокруг высоченные горы. Ухул расположен на высоте 2 335 метров на отроге горы Шалбуздаг.

Нет точных данных, когда было образовано это село, но, по свидетельствам историков, в конце XIX века в нем жили больше тысячи человек.

В советские годы здесь был скотоводческий колхоз, но к концу прошлого века он развалился, и люди стали покидать село в поисках лучшей жизни. Кто-то обосновался пониже — в селах с налаженной инфраструктурой, другие уехали в города. Последний житель Ухула навсегда оставил свой дом в 2010 году.

Сейчас Ухул — это полуразвалившиеся дома, c пустыми глазницами-окнами, на склоне горы, прилепленные друг к другу как ласточкины гнезда.

Цори, Джейрахский район, Ингушетия

В Cредние века Цори было крупным селением, экономическим, политическим и духовным центром всей округи. Теперь это почти разрушенный аул с руинами боевых и жилых башен и множеством могильников. Путь к башенному комплексу займет около трех часов из Магаса на автомобиле.

Башни древнего селения пострадали не только от времени: в 1832 году во время Кавказской войны их взрывали, закладывая под стены пороховые заряды. И все же на них сохранилось большое количество интересных петроглифов.

Осенью прошлого года река подмыла основание одного из древних трехэтажных склепов. Его стена рухнула, обнажив останки сотен цоринцев. Представители тейпа Цороевых перезахоронили кости, а найденные при них артефакты — оружие, одежду, украшения, музыкальные инструменты и многое другое — передали в Государственный краеведческий музей Ингушетии.

Шикарой, Шаройский район, Чечня

Заброшенное чеченское село Шикарой опустело во время депортации 1944 года и пострадало в годы военных кампаний. Люди сюда не вернулись, и власти не стали его восстанавливать. Башни Шикароя датируются XIV-XVI веками и являются памятником архитектуры Чеченской Республики. Большая часть села — руины. А когда-то, по словам местных жителей, тут находилась самая большая сторожевая башня в Чечне. Теперь от нее остался только первый этаж шириной 10 метров. Назвать село полностью заброшенным нельзя: тут живет несколько человек — патриоты родных мест.

Лисри, Алагирский район, Северная Осетия

Живописное селение Лисри находится в 100 километрах от Владикавказа, в самом центре Мамисонского ущелья. По данным историков, село возникло в конце XVII века и до середины XIX века было одним из наиболее крупных поселений в ущелье.

В Лисри так много интересных сооружений, что все село целиком занесено в государственный реестр объектов культурного наследия как исторический памятник федерального значения. Когда-то в ауле было 14 башен, до наших дней сохранилось семь. Башни и примыкающие к ним постройки образуют причудливую сеть из улочек, поэтому Лисри называют городом-лабиринтом.

Среди других памятников — полуразрушенная церковь Успения Богородицы, построенная в 1897 году на средства местных жителей, и уникальное святилище Мидгау дзуар, посвященное покровителю села. Это ступенчатая башня ритуального назначения, сложенная из необработанных камней без раствора.

Кюнлюм, Черекский район, Кабардино-Балкария

Башня Абаевых в ауле Кюнлюм

В переводе с балкарского «Кюнлюм» означает «солнечный склон». Когда-то это было крупное село с террасной архитектурой. На окраинах можно найти следы желобов, по которым в аул стекала вода, и остатки водяных мельниц.

Аул опустел после депортации балкарцев. Когда спустя 13 лет люди вернулись в родные края, они не стали въезжать в свои старые дома, а поселились ниже. Из уцелевших сооружений в Кюнлюме есть только одно строение. Это 17-метровая оборонительная башня рода Абаевых — Абай-кала, датируемая XVII—XVIII веками. Кстати, режиссер Алексей Балабанов снимал здесь эпизоды фильма «Война». Сегодня Абай-Кала — объект культурного наследия федерального значения.

Анастасия Расулова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Этнотуризм на Кавминводах: где погрузиться в нацкультуры и попробовать их на вкус

Ставрополье — многонациональный край, и представители каждого этноса готовы радушно встретить туристов и познакомить их со своей культурой. Рассказываем, чем удивляют гостей казаки, армяне и греки