{{$root.pageTitleShort}}

Сулакский каньон: дагестанское Эльдорадо

Уникальная природная территория стала анклавом предпринимательской свободы, где за короткое время безо всякой поддержки государства был создан туристический кластер. Рассказываем, как это произошло
3894

В Дагестане есть много мест, которые привлекают туристов. Но в последние годы серьезную конкуренцию древнему Дербенту и каспийским пляжам стал составлять Сулакский каньон. Фото с бирюзовыми извивами реки среди крутых скал встречают вас в аэропорту, в интернете, на рекламных плакатах. Ежедневно из Махачкалы туда отправляются десятки маршруток с желающими полюбоваться на глубочайший каньон Европы. И помимо эстетического удовольствия туристов ждут вкуснейшие обеды и развлечения на любой вкус — от прогулки в персиковом саду до катания на катерах и экстремального зиплайна. «Это Кавказ» выяснил, почему именно эта территория стала такой популярной и доходной для местного бизнеса.

День рождения каньона

Как известно, у победы всегда много отцов, и в этой толпе трудно отыскать «генетического папу». Но в случае с туркластером у Сулакского каньона все просто — местные единодушно сходятся во мнении, что первые туристы приехали сюда благодаря Юсупу Магомедову, который в 2005 году построил небольшую коптильню на окраине селения Зубутли-Миатли.

Сначала Юсуп коптил рыбу для себя и многочисленных друзей, потом, освоив все нюансы процесса, стал выходить со своей продукцией на рынок. В 2014 году на выставке «Золотая осень» в Москве услышал, что Россия обеспечивает себя рыбой лишь на 38%, и решил немного откорректировать эту статистику. За короткое время он разработал программу развития рыбной отрасли Дагестана «100 прудов» и попытался внедрить ее в республике. Правительство региона программу всерьез не восприняло, и он решил на собственном примере доказать ее актуальность.

Юсуп Магомедов (в центре) с друзьями

В 2017 году на водохранилище Миатлинской ГЭС он открыл свое понтонно-садковое хозяйство и начал выращивать форель. И в этом же году произошло событие, которому поначалу Юсуп особого значения не придал.

— Занимаюсь я монтажом садков, — рассказывает он, — и вижу на берегу незнакомых людей. Муж, жена, дети. Подошли, поздоровались и рассказали, что они из Донецка, что познакомились в интернете с девушкой из поселка Дубки и она пригласила их приехать в Дагестан. Добирались до Дубков на попутках, а когда подошли к смотровой площадке у Сулакского каньона и посмотрели вниз, так восхитились открывшимся видом, что решили спуститься к воде. Накормил их рыбой, покатал по водохранилищу на катере, оставил контакты. И забыл: меня в то время больше садки мои волновали. А через некоторое время они выложили в интернет множество фотографий каньона и рассказали, что побывали в одном из самых красивых мест в стране. Я тоже снимал в тот день, поэтому точно знаю, что это было 2 августа 2017 года. И именно эту дату я считаю днем рождения Сулакского каньона как туристического кластера.

После этого Юсуп начал приглашать в каньон своих многочисленных друзей. Из Дагестана, Москвы, других городов. Кормил рыбой, водил по окрестностям, катал на катере. Вскоре сюда стали приезжать друзья друзей, а также те, кто прочитал о гостеприимном владельце форелевого хозяйства в интернете.

— Смотрите, — Юсуп открывает фотографии в телефоне. — Видите дату — 29 сентября 2017 года. А теперь посчитайте, сколько машин стоит на берегу. К этому времени я уже понял, что надо делать ставку на туризм, и серьезно занялся этой работой. На одни только бесплатные обеды для гостей я тогда потратил рыбы примерно на 2 миллиона рублей. И, знаете, ничуть не жалею об этом.

«Янтарное»: туристы вместо рыбы

Между тем опыт Юсупа по выращиванию форели оказался настолько успешным, что очень скоро форелью в этом районе начали заниматься сразу несколько хозяйств — «Главрыба», «Янтарное», «Османов». Все они делали ставку именно на рыбу и даже не предполагали, что очень скоро форелевые хозяйства станут лишь вспомогательным элементом в их главной работе — приеме огромного количества туристов.

— Я занялся форелью, потому что мой прошлый бизнес (у меня была логистическая компания, заточенная под работу с Турцией) из-за сбитого российского самолета начал умирать, — рассказывает владелец «Янтарного» Салим Абдулхалимов. — Я оперативно стал искать новую нишу. И вскоре вместе с компаньоном начал строить бассейны для рыбы, закупили мальков, потом построили свой мальковый цех… Для друзей поставил на территории барбекю и небольшой навес, что-то подобное я видел в Турции. Друзья были в восторге, и я начал подумывать об открытии ресторана. Но особо с этим не спешил, был занят форелевым хозяйством. На тот момент мы выращивали в год около 200 тонн рыбы и планировали довести объемы до 1000 тонн. Готовились к выходу на российский рынок и неизбежной конкуренции с форелевыми хозяйствами Карелии, которые здесь укрепились давно.

И как раз в этот момент ко мне в гости приехал Юсуп Магомедов, который рассказал, что «Главрыба» уже не справляется с потоками туристов, которые приезжают в Сулакский каньон. Он посоветовал мне тоже включиться в это перспективное направление.

Я его услышал, и очень скоро на берегу Сулака появилось 6 кабин и навес, под которым можно было комфортно разместить еще 30 человек. Компаньон мой думал, что я сошел с ума и выбрасываю деньги на ветер. Ну, а я разбил парк на территории хозяйства, проложил дорожки, построил ресторан, музей традиционного быта горцев, мечеть. А параллельно принимал туристические группы, число которых с каждым месяцем росло. И в какой-то момент оказалось, что для торговых сетей рыбы у меня уже нет: вся выращенная форель шла на стол гостям.

А еще оказалось, что туристический бизнес приносит больше прибыли, чем форелевое хозяйство. Соответственно, в это направление я и вкладываюсь более активно. Построил и запустил банный комплекс с парилками, парк аттракционов для детишек. Работает квадроклуб — желающие могут добраться до Сулакского каньона на квадроциклах. Начал строить гостевые дома, заказал проект гостиницы на 60 мест с возможностью дальнейшего расширения.

«Главрыба»: все для семейного отдыха

Но самая развитая в округе инфраструктура туризма — в «Главрыбе»: два больших ресторана, 25 гостевых домов (их количество ежегодно растет), развлечения на любой вкус. Акцент сделан на семейный отдых, поэтому большинство площадок предназначены для детей: зоопарк, в котором есть даже тигры и львы, детские канатные дороги, игровые площадки, аквапарк, пони, детские катера на прудах и еще множество развлечений, перепробовать которые за один день достаточно затруднительно. Недавно приступили к строительству самого большого на Северном Кавказе колеса обозрения. В сезон здесь ежедневно принимают более тысячи туристов при устойчивой тенденции к увеличению потока. Ежедневно вахтовые автобусы привозят сюда на работу более 150 работников из соседних сел.

По словам управляющего гостевыми домами «Главрыбы» Абдулгапура Сайпудинова, потихоньку стирается разница между сезоном и межсезоньем, каньон превращается в место круглогодичного отдыха. При таком раскладе, естественно, большая часть прибыли вкладывается в развитие туристического бизнеса, а форелевое хозяйство превращается в придаток ресторанного бизнеса.

«Османов»: форелевая мечта

Хозяйство «Османов» оказалось единственным предприятием кластера, которое на фоне туристического бума не отказалось от планов увеличить объемы производства форели. Сегодня рыбу здесь выращивают в 40 садках, в будущем же владелец предприятия Рапаил Османов планирует перевести всю рыбу на естественный выгул. Река Сулак, на берегу которой находится его предприятие, в этом месте напоминает голубую подкову, поворачивая в сторону равнины по пологой дуге.

— Я решил воспользоваться этим подарком судьбы и при помощи системы шлюзов превратить эту большую заводь в замкнутый пруд с проточной водой площадью 22 гектара. И выращивать рыбу уже в естественных условиях, — рассказывает Рапаил. — Это сразу же снизит ее себестоимость, и я смогу успешно конкурировать с предприятиями Карелии. У них рыба тоже на естественном выгуле, но сезон работы короткий — с мая по сентябрь. Мы же находимся на юге и можем работать круглый год. Правда, создание такого пруда требует больших затрат: нужно построить дамбу, выбрать около 300 тысяч кубометров грунта, чтобы углубить русло Сулака, но дело того стоит. Если сегодня мы производим около 30 тонн рыбы в год, то после реализации этого проекта сможем ежегодно получать до 200 тонн форели.

Деньги на реализацию проекта Османов сегодня зарабатывает за счет туризма. На территории работает ресторан на 150 человек, заканчивается строительство второго — на 250 мест. В планах строительство гостиничных домиков и детской площадки. Высажено почти 3000 деревьев, большинство из которых фруктовые, а также 400 сосен и елей. Идея замечательная: солнце в районе Сулакского каньона печет нещадно, и поэтому любой тенистый уголок сразу становится конкурентным преимуществом и дополнительным фактором привлечения туристов.

Бизнес без земли

Именно поэтому не иссякает поток туристов к Камалу Салманову, превратившему семейный сад на 6 гектарах в одну из самых популярных площадок кластера. Число посадочных мест в ресторанном комплексе, работающем практически в саду, постоянно растет, вскоре рядом начнут строиться гостевые дома. Тенденция для этих мест типичная — заявки на гостевые дома в той же «Главрыбе» подаются за 1,5−2 месяца до заезда из-за их катастрофической нехватки. И поэтому сегодня эта ниша стремительно заполняется.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Хочу персик вон с того дерева!»
Как владелец фруктового сада в дагестанском селе сделал его модным туристическим местом

Рядом с крупными предприятиями в районе Сулакского каньона вскоре начали возникать островки и малого бизнеса, заточенного на прием туристов. Семья Адама Джамалдинова, построившая небольшое кафе рядом со смотровой площадкой на горе Хадум, в турбизнес попала случайно. Много лет члены семьи в рамках благотворительности занимались уборкой мусора, оставленного туристами в районе смотровой площадки. Джамалдиновы установили здесь мусорные контейнеры, деревянный туалет. Очевидно, оценив их бескорыстную работу, старейшины селения Зубутли, к которому относится эта территория, предложили семье Джамалдиновых организовать кормление туристов. Сначала это была беседка на 4−5 человек, но потом, когда ураганом ее снесло в ущелье, на этом месте построили кафе на 30 человек с блюдами национальной кухни.

Кроме того, Адам занимается доставкой туристов к катерам, на которых гостей катают по водохранилищу. Дорога к причалам ужасная, в дождливую погоду практически непроезжая. Адам с родственниками закупили несколько внедорожников и организовали регулярный маршрут Дубки — причал. К слову, многие владельцы катеров (в районе Сулакского каньона уже образовалась небольшая флотилия) — родственники Джамалдиновых, а остальные — односельчане. Это еще один очень прибыльный бизнес, возникший на этой территории в последние годы.

По словам Адама, на фоне туристического бума земля в окрестностях каньона подорожала в разы, появилось много желающих организовать здесь свой бизнес.

— Еще несколько лет назад, — рассказывает он, — мы попытались взять в аренду два гектара земли рядом со смотровой площадкой, но до сих пор этот вопрос решить не можем. Пока работаем в рамках «сельского права» и надеемся на то, что указания Меликова районным главам — всемерно поддерживать развитие туристической инфраструктуры на местах — наконец будет услышано.

Где подоить козу

«Сельским правом» в Дагестане называют неофициальное разрешение джамаата — общественности села — пользоваться землей. Как правило, речь идет о земле, принадлежавшей семье еще до революции и коллективизации. Память у джамаата хорошая.

В рамках «сельского права» работает у каньона и предприятие «Дубовая роща», которое создала семья Муслимат Абдурахмановой.

— Однажды руководитель компании «Шангереев-тур» (он наш земляк из селения Дубки) предложил нам накормить гостей хинкалом на природе, в дубовой роще неподалеку от каньона, — рассказывает Муслимат. — Опыт оказался настолько успешным, что в это место начали регулярно ездить гости. Сначала рассаживали туристов на бревна, рядом с которыми клали клеенку, потом построили маленькую кухоньку, навес на 30 человек. Готовим для туристов хинкал, чуду и другие блюда дагестанской кухни. И, конечно, форель, ставшую кулинарным символом этих мест. Не скажу, что работать легко. Газ привозной, электричества в лесу нет, освещаем территорию за счет солнечных батарей, воду приходится носить из родника.

К сожалению, документов на эту землю пока получить не можем (подали заявку на два гектара), хотя все в округе знают, что этот участок испокон веков принадлежал моей семье. Мой прадед Абдулвахид пас здесь овец, пока его не арестовали в 30-е годы. Когда за ним пришли энкавэдэшники, дочь (моя бабушка) протянула прадеду поднос с чуду, сказала: «Съешь на дорогу, отец», но один из всадников выбил этот поднос из ее рук сапогом. Сегодня этот поднос хранится в маленьком музее, который я организовала в роще. Там еще есть бабушкин сундук, старинные платки, другие семейные реликвии, которые вызывают неизменный интерес у туристов.

Я не только кормлю гостей. Параллельно веду очень востребованные мастер-классы для приезжих, учу их готовить чуду, хинкал, горский фасолевый суп. Кроме того, мы катаем гостей на лошадях, у нас их девять. А еще у меня есть коза, которую очень любят доить туристы, и я подумываю о том, чтобы прикупить еще несколько козочек. Но сначала хотелось бы решить проблемы с арендой, поскольку пока мы тут существуем на птичьих правах. Но при этом все налоги, пенсионные и страховые взносы я плачу регулярно.

Проблемы с землей для этих мест очень типичны, и из-за них страдает не только малый бизнес. Тот же владелец «Янтарного» Салим Абдулхалимов посетовал на то, что из 10 гектаров территории хозяйства лишь четыре принадлежат ему, оформить аренду на остальную землю пока не получается, хотя прежний председатель правительства Дагестана Артем Здунов давал поручение оперативно решить этот вопрос.

Тем не менее бизнес продолжает потихоньку осваивать территорию каньона. Между смотровой площадкой и поворотом на «Главрыбу», где дорога делает поворот и туристы массово фотографируются на фоне отчаянно голубой ленты Сулака внизу, буквально недавно появился матерчатый навес на четырех кольях, под которым подросток из близлежащего селения готовит чай. Скорее всего, к концу сезона здесь будет уже капитальный навес со столиками, а то и маленькое кафе. А его владелец будет бегать по инстанциям, пытаясь оформить аренду на 20 квадратов золотоносной земли.

Андрей Меламедов

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка