{{$root.pageTitleShort}}

Земля предков, или Откуда произошли карачаевцы?

Карачаевцы верят, что их народ зародился в трех селах. Сейчас они находятся в запустении, но купить здесь участок сложнее, чем на Рублевке. Его просто никто не продаст: ведь земля предков бесценна
24070

Въезд в Хурзук, груды камней на переднем плане и позади — это остатки фундаментов домов старого аула

Многие из нас не знают даже собственных прабабушек, а вот карачаевцы могут назвать имена своих предков, живших много столетий назад (правда, легендарных). А место их поселения и вовсе остается настоящей святой землей до сих пор. Долину в верховьях Кубани и три древних села — Карт-Джурт, Учкулан и Хурзук — в народе называют не иначе как Большой Карачай.

Карачаевцы приезжают сюда, несмотря на отсутствие благ цивилизации. Молодые — на каникулы, пенсионеры — «доживать» на родной земле, а некоторые даже умудряются открыть в ауле небольшой бизнес для туристов, на которых здесь вся надежда.

Едем в Карачай

Вид на башню Мамия-Кала в окрестностях Хурзука

Добраться до прародины карачаевского народа не так уж и сложно, хотя путь и неблизкий: от туристических Кавминвод около четырех часов на машине, от ближайшего республиканского города Карачаевска — около полутора.

Однако туристы готовы тратить время на дорогу: в последние годы их здесь прибавилось. Гости проезжают села по пути к другим достопримечательностям республики: урочищу Джилы-Су, ущелью Махар и Худесскому лабиринту. Такое соседство стало неплохим подспорьем для местных. Теперь посреди разрушенных деревянных построек открывают сезонные кафе с хычинами, продают овощи, сувениры из шерсти и домашний сыр.

— [Курорты] «Архыз» и «Домбай» многим приелись, — рассказывает Диана, местная жительница и владелица небольшого кафе с вывеской «Хычины». — Сюда приезжают подышать свежим воздухом, попить родниковой воды, собрать грибы, ягоды. Летом людей много, даже нанимала помощницу: сама не успевала готовить.

Хурзук, Карт-Джурт и Учкулан граничат друг с другом и считаются древнейшими аулами Карачаево-Черкесии. Их отличает необычная деревянная архитектура — нетипичная для горцев Северного Кавказа и больше напоминающая скандинавские хижины. Некоторым из них по приблизительным оценкам более трех сотен лет.

Правда, сейчас большинство домов разрушено, да и жителей в них осталось немного: в самом густонаселенном ауле Хурзук проживает примерно полторы тысячи человек, в двух остальных — около 800. А когда-то здесь был центр культурной и политической жизни всего Карачая, численность населения доходила до 15 тысяч.

Легенда о Карче

Аул Карт-Джурт

О появлении этих аулов есть предание, согласно которому первый дом на этой земле поставил Карча. Тут верят, что именно легендарный герой объединил народ и даже заложил основы государственности. По легенде, его отец, выходец из знатного рода, был взят в плен Тамерланом и позже умер. Перед смертью пленник завещал своему сыну найти родную землю.

Однажды Карче и его соратникам удалось бежать. В рукояти отцовского меча он нес стебель травы с напутствием: «По аромату травы, произрастающей на склонах гор, ты поймешь, что нашел родину предков». Поиски земли затянулись: от Архыза до Баксана обнаружить ее никак не удавалось. Наконец, с объединившимися остатками алан, разбитых Тамерланом в XIV веке, Карча основал селение Эль-Джурт (неподалеку от современного Тырныауза), но все равно продолжал поиски Карачая. Нашли долину случайно: на нее во время охоты набрели сын Карчи Джантуган и его друг Боташ. По роковой случайности на ночлеге княжича укусила змея. Боташ повез умирающего друга домой, обложив носилки свежей травой, чтобы облегчить дорогу, но привез его к родным уже мертвым.

«Нагнулся печальный Карча к сыну, сурово обнял его и хотел повернуться назад, как вдруг схватил в охапку траву с носилок и закричал:

— Боташ! Где ты ее нарвал?! Это она — трава Кара-чай…»

М.Х. Батчаев, Е.Л. Стефанеева. «Горы и нарты», Ставрополь, 1978 г.

Боташ указал место, где росла та самая трава, и после похорон княжича народ Карчи выдвинулся в путь. По легенде, часть людей решила остаться в Эль-Джурте — их стали звать балкарцами, а тех, кто ушел с Карчой, — карачаевцами. Вскоре они дошли до родной земли и поставили там первый дом первого карачаевского аула Карт-Джурт.

Национальные мифы

«Камень Карчи», по легенде, оставленный в верховьях Кубани прародителем карачаевцев

Многие карачаевцы верят, что именно в верховьях Кубани они зародились как нация. Однако историки с этим соглашаться не спешат.

— "Колыбелью народа", как считают многие, Кубанское ущелье не является, — говорит доктор исторических наук Зарема Кипкеева. — Употребить термин «колыбель» можно в отношении Архыза, там находятся наиболее древние свидетельства проживания народа. Но, как это всегда бывает с легендами, исторические факты в ней тоже упомянуты. Действительно, следы длительного пребывания народа находят в Эльтаркаче, Эль-Джурте и в нескольких других поселениях. В верховья Кубани часть народа переселилась с Баксана под руководством князя Крымшамхалова, зятя Карчи. Легенда о Карче и его соратниках — политическая, но не этническая. До сих пор доподлинно не известно, был ли Карча реальной исторической личностью или это собирательный образ нескольких предводителей первой династии, правившей Карачаем с XV века.

Еще один национальный миф гласит, что весь карачаевский народ произошел всего от четырех праотцов — практически каждый карачаевец считает своим предком одного из сподвижников легендарного Карчи: Трама, Будияна, Науруза или Адурхая.

— Это, конечно, не так: четыре человека не могут быть биологическими предками всех карачаевских фамилий, — говорит Кипкеева. — Каумы (кланы) объединялись не по родству, а скорее по политическим соображениям. Современные ДНК-исследования по гаплогруппам показывают, что предки у родов, причисляющих себя к одному «кауму», разные.

{{current+1}} / {{count}}

Реконструкция традиционного карачаевского дома. Учкулан, краеведческий музей

Реконструкция быта карачаевцев в краеведческом музее Учкулана

Впрочем, со временем три аула стали если не колыбелью, то «сердцем» всего Карачая. Вплоть до революции это был политический, культурный и духовный центр. В Учкулане были открыты первые в Карачае школа, светское училище и лечебница, медресе и мечети. Здесь родились первый покоритель Эльбруса Хиллар Хачиров, основоположник карачаевской литературы Исмаил Семенов, полный Георгиевский кавалер, герой Первой мировой Джатдай Байрамуков, первый президент Карачаево-Черкесии Владимир Семенов и другие.

— Тот факт, что этногенез карачаевцев был завершен к моменту их переселения в верховья Кубани, нисколько не умаляет исторической ценности Учкулана, Карт-Джурта и Хурзука, — объясняет историк. — Известный кавказовед Валентина Невская писала, что это древнейшие сохранившиеся аулы в Северо-Западном Кавказе. На протяжении столетий, уже после «времен Карчи», они оставались экономическим и политическим центром, местом, где вершилась судьба народа. Именно здесь было принято решение о присоединении Карачая к Российской империи, например.

Вдали от дома

{{current+1}} / {{count}}

Выходец из села Хурзук Ахмат Чотчаев показывает дома своих предков

Руины домов в ауле Хурзук

Хурзук. Остатки каменных фундаментов на склонах, раньше здесь были семейные кварталы

Свой статус культурного и политического центра Карт-Джурт, Учкулан и Хурзук не теряли до 2 ноября 1943 года, когда всех его жителей депортировали в Среднюю Азию. Ущелье передали в состав Грузинской АССР, а древние аулы переименовали: Карт-Джурт стал называться Мтисдзири, Хурзук — Зедваки, Учкулан — Маднисхеви.

Исторические названия вернули лишь 14 лет спустя, после реабилитации карачаевцев. Однако значение аулы уже утратили. Центром восстановленной автономии стал Карачаевск. Вернувшиеся карачаевцы обнаружили древнюю родину разоренной — устояла едва ли сотня древних домов.

— До депортации это были не столько аулы в привычном понимании, а крупные поселения с уникальным для Кавказа внутренним устройством, — рассказывает Кипкеева. — В составе каждого были свои тийре (родовые кварталы) с достаточно плотной застройкой, внутри которых жили представители одного рода. Даже сегодня местные вам покажут, где находилось тийре Джанибековых, Чотчаевых, Салпагаровых и другие. Память о них сохраняется в каждом роду.

Там, где рождается Кубань

Сегодня память о прошлом зарастает барбарисом — аулы представляют собой мозаику из построек разных периодов, а местами, на склонах гор, и вовсе остались только каменные остовы фундаментов.

{{current+1}} / {{count}}

Во дворе придорожного кафе. Хурзук

В Хурзуке

Карт-Джурт

Школа в Карт-Джурте

Вид на мечеть в Учкулане

Учкуланская капуста — местный специалитет, у каждой семьи -- по 2−3 огорода

Сейчас села Большого Карачая мало чем отличаются от других республиканских аулов. Единственное местное производство — ковровая фабрика на 600 работников — разорилась еще в 90-е годы. Приостановлена вырубка леса, и лесопилки, обеспечивавшие работой десятки мужчин, закрылись. Из работодателей остались только школы, детский сад, почта, дом культуры, медпункты. Все остальные живут либо натуральным хозяйством, либо зарабатывают на год вперед в туристический сезон.

Так, местная жительница Диана обустроила небольшое кафе прямо во дворе своего дома. Кормит туристов местной кухней: хычинами, шорпой, айраном и мясом по-горски по 100−200 рублей за порцию. Вместе с мужем выращивает овощи и держит коров.

— Мы с родителями тоже сажаем три своих огорода да еще пару соседских, — рассказывает 25-летний Расул Каракотов из Карт-Джурта, недавно вернувшийся на родину после армии, — в сезон домой возвращаемся лишь в потемках. Так здесь все живут, впрочем, оно того стоит: сезон весь год кормит.

При деле в аулах не только молодежь. 70-летний Сагид Джадтоев, выйдя на пенсию, вернулся в Хурзук. Обустроив за пределами аула «дачу», все лето он проводит там: ходит на охоту, а в импровизированном музее хранит охотничьи трофеи и старинную утварь, найденную в окрестностях.

— Я всю жизнь работал сначала егерем, потом охотоведом и до сих пор охоту люблю. Сам хожу, ну и, друзьям-знакомым места показываю, — говорит Сагид.

Сагид Джатдоев показывает свои находки

Теперь у него появились и последователи: молодые парни подрабатывают гидами, водят на охоту туристов с конца лета до зимы. А некоторые занялись пчеловодством, выделкой кожи, валянием войлока и вязанием.

И хотя такие начинания дают скромные доходы, а в самом селе не хватает благ цивилизации, уезжать отсюда никто не планирует. Купить дом или землю в Большом Карачае трудно, «земля отцов» не продается.

Строительство мечети в Хурзуке

Восстанавливают села, как часто принято на Кавказе, всем миром. Молодежь строит в ауле новые дома, в Хурзуке все вместе возводят новую мечеть. На федеральные средства отремонтированы школы (по одной в каждом ауле), музей, дороги. Настрой жителей оптимистичный: на жизнь можно заработать, главное — сохранить села, чтобы было что «показать внукам».

Мариям Тамбиева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Подход нужен особый». Как реабилитируют пациентов после коронавируса

С выпиской из стационара перенесшие COVID-19 нередко вновь попадают на больничную койку. Но уже в реабилитационный центр. Рассказываем, чем им там помогают и почему важно пройти такое восстановление
В других СМИ
Еженедельная
рассылка