{{$root.pageTitleShort}}

Герои ненашего времени: в Грозном поставили «Бэлу»

Московский режиссер Юрий Еремин, приглашенный Айшат Кадыровой, умудрился сохранить верность лермонтовскому тексту и не оскорбить чувства чеченских зрителей
7028

За полчаса до премьеры Грозный накрыл сильнейший дождь. Он длился недолго, но успел так затопить улицы, что многим пришлось искать объездные пути. Из-за этого спектакль начался на полчаса позже назначенного времени.

Государственный русский драматический театр в Грозном назван именем Михаила Лермонтова. Во дворе установлен памятник русскому классику, фойе театра украшено фреской с его изображением и цитатами о Кавказе, но постановки по произведениям писателя здесь еще не было. «Бэла» стала первой. Идея показать ее грозненской публике возникла у первого заместителя министра культуры ЧР Айшат Кадыровой, которая и анонсировала эту премьеру месяц назад.

Государственный русский драматический театр имени М. Ю. Лермонтова в Грозном

 — Приезжая в Москву, я всегда посещаю несколько театров и музеев и для себя, и для работы, — рассказывает дочь Рамзана Кадырова. — Увидев спектакль Юрия Еремина «Герой нашего времени» на сцене театра Моссовета, я поняла, что хочу, чтобы этот режиссер поставил его в Грозном с актерами Государственного русского драматического театра имени Лермонтова, — так мне понравились декорации, сценография, костюмы, музыка, диалоги. Мы познакомились с Юрием Ивановичем, и он согласился не просто привезти спектакль к нам, но и работать с нашими актерами и всей командой театра.

Суперсрочно, сверхсекретно

Подготовка к премьере шла в режиме строгой секретности. Вход на репетиции был закрыт не только для журналистов, но даже для актеров, не задействованных в постановке. Репетиции не разрешали снимать, чтобы не отвлекать группу, а сам Еремин не дал ни одного комментария по поводу происходящего в театре.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Папа, она по-настоящему целуется!»
В Год театра рассказываем о нашумевшем спектакле «Ромео и Джульетта» студентов из Северной Осетии — и о том, почему пьеса Шекспира о любви, свободе воли и вражде двух фамилий так зацепила зрителей

 — Конечно, эта работа отличалась от той, что Еремину приходится выполнять в Москве, — отмечает директор театра Зарета Осмаева. — И хотя прежде наши ребята с режиссером такого уровня не работали, благодаря своему трудолюбию они справились с поставленной задачей в кратчайшие сроки.

В итоге подготовка спектакля заняла чуть больше пяти недель. За все это время у актеров было всего три выходных дня, два из которых пришлись на праздник разговения Ураза-байрам.

Хотя спектакль называется «Бэла», в него вошла еще одна глава из романа Лермонтова — «Фаталист». С нее постановка и начинается под бурное приветствие зрителей. Диалог о предопределении грозненская публика встречает с интересом, к нему прислушиваются даже те, кто не знаком с творчеством классика. Дело в том, что вера в предопределение является одним из столпов ислама. Мусульмане убеждены, что все события в их жизни были записаны господом еще за тысячи лет до сотворения мира. Когда после выстрела Вулич остается в живых, все вздыхают с облегчением.

Костюмы от кутюр

Камерный, минималистичный и моноцветный спектакль со своей эстетикой — так охарактеризовали постановку в руководстве театра. Создать иллюзию и фон Кавказа помогла проекция в форме горы. Еще одной отличительной чертой стали костюмы, представленные крупнейшим модным домом республики «Фирдавс» (название переводится с арабского как «высшая степень рая». — Ред.). Его тоже курирует дочь главы республики Рамзана Кадырова.

{{current+1}} / {{count}}

— Это был очень интересный этап нашей работы, — делится Айшат Кадырова. — Мы работали по готовым эскизам. А задача наших дизайнеров и художников заключалась в том, чтобы сохранить историю, но использовать современные ткани и технологии в костюмах и декорациях.

 — «Фирдавс» плохо не шьет, — говорит Зарета Осмаева, комментируя проделанную работу. — Они сняли мерки с каждого актера. Вот смотри, я сейчас отверну брюки — каждый шов как по линейке, видишь? Просто идеалити. Я уверена, что ни для одного театра не шили костюмы такого качества.

Офицерские фуражки для героев постановки были заказаны в Москве, а обувь смастерил грозненский сапожник по имени Саламу. Он работает на столичном рынке «Беркат» и за неделю сделал 15 пар сапог — кавказских и военных.

25 Максим Максимычей

Диалоги и последовательность событий в спектакле выстроены в строгом соответствии с книжной версией. Одной из самых сложных стала роль Максима Максимыча, его играет заслуженный артист Чеченской Республики Ахмед Хамзатов. Сценарий занял 27 страниц, 23 из них пришлись на текст его героя. Чтобы выучить его наизусть, Ахмеду понадобилось три недели.

Ахмед Хамзатов (справа) в роли Максима Максимыча

— Текст здесь не самое сложное, хотя слог Лермонтова не так-то и легок для наших дней, — улыбается артист. —  Роль была сложной, потому что в ней приходилось соединять повествование и действие. Юрий Иванович поставил задачу, чтобы я поменялся 25 раз за спектакль, чтобы была контрастность и яркие переходы между моими репликами и сценами, где я уже активно включен в игру. Было непросто, но все эти трудности в итоге остаются позади, и когда во время премьеры ты видишь реакцию зрителя, понимаешь, что все было не зря.

Ее зовут Бэлою

Хотя большинство чеченцев Лермонтова любит, отношение к «Герою нашего времени» у них неоднозначное. Все из-за Бэлы. В романе единственной подсказкой, позволяющей определить ее национальную принадлежность, стал вопрос Печорина, есть ли у нее возлюбленный чеченец. Однако против этой версии о происхождении героини свидетельствует эпизод, где отец Бэлы (князь, которых у чеченцев, если верить историкам, не было) приглашает Максима Максимыча на свадьбу старшей дочери. Свадьбу дочерей в чеченском обществе масштабно не отмечают, и уж тем более не устраивают танцев. Это грустный праздник, омраченный тем, что девушка уходит в другую семью.

Именно в сцене, где Азамат танцует с сестрой, зритель и знакомится с Бэлой. Ее играет 24-летняя Амина Саралиева, выпускница актерского отделения Чеченского университета. Режиссер утвердил ее на роль Бэлы после кастинга.

Амина Саралиева в роли Бэлы

— Я очень долго не могла поверить, что мне удастся ее сыграть, — вспоминает девушка. —  У меня было ощущение, что Юрий Иванович передумает и возьмет кого-то другого. Даже когда мы сделали последнюю картину, я еще сомневалась.

Голос из ковра

В постановке не показан момент, как Азамат ворует сестру. Видно только, как они с Печориным несут сверток и кладут его на сцену. Офицер разворачивает ковер, из которого выскакивает девушка и с криком убегает за сцену.

— До работы над этим спектаклем меня никогда в ковер не заворачивали, — смеется Амина Саралиева. —  С непривычки вначале мне было страшно. Во время первых репетиций я прямо из ковра говорила актерам, которые меня несли: «Только не уроните, пожалуйста».

В зрительном зале больше 500 мест. Большая часть из них занята женщинами, мужчин на премьеру пришло немного. Наибольшее неприятие у аудитории вызывает Азамат, за коня укравший сестру для русского офицера.

— Вначале я долго сердился на Азамата за то, что он так поступил, — словно оправдывается за своего героя Муслим Мазаев. Зрители единодушно признали одним из самых удачно подобранных актеров. —  Но это театр.

Игра света и тьмы

Диалоги между Печориным и Бэлой в сценарии сведены до минимума. О желании главного героя завоевать сердце красавицы зритель узнает из его разговора с Максимом Максимычем и долго аплодирует фразе «Горянки иначе воспитаны: они за подарки не продаются». Режиссерской группой по-своему интерпретирована сцена, где девушка бежит вслед за офицером и бросается ему на шею. Создается только иллюзия прикосновения рук. Герои находятся на расстоянии друг от друга, но свет падает так, что зрителю кажется, будто они рядом. Не показано здесь и то, как Казбич похищает свою возлюбленную, — он успевает только накинуть на нее бурку, и сцена затемняется. Дальше только Максим Максимыч рассказывает, что девушку похоронили на следующий день. Зритель не узнает и о том, как, умирая, Бэла хотела обратиться в другую веру, чтобы и после смерти быть с Печориным.

 — Спектакль замечательный, очень воспитывающий, тонкий и тактично сделанный, — делится своими зрительскими впечатлениями самый титулованный чеченский режиссер, заслуженный деятель искусств РСФСР, народный артист России Руслан Хакишев. —  В нем хорошо обошли все моменты, которые могли бы быть не поняты чеченским зрителем. Режиссер, конечно, непревзойденный мастер, и нам почаще надо обращаться к такому сотрудничеству.

Печорин первого дня

Григория Печорина и Михаила Лермонтова в спектакле играют по два актера, по одному на каждый день премьеры. Актеры говорят, что это было решение режиссера, который сказал, что «только в Чечне могут одновременно так классно сыграть оба состава».

 — Я несколько раз перечитал роман, чтобы понять своего героя, у него очень сложный характер, — признается Аслан Осмаев — Печорин первого дня. — Не сказал бы, что даже сейчас я полностью понял его. Для меня это очень противоречивая личность.

 — В данном случае это же не вина Бэлы, а беда — то, что с ней случилось? — задается вопросом Зарета Осмаева. —  Она жертва обстоятельств, которые в то время сложились. Она жертва противоречивого характера Печорина, который, увидев ее, загорелся, как ребенок, захотевший очередную игрушку, а потом она ему надоела. Чем она могла его удивить?

{{current+1}} / {{count}}

В роли Печорина — Аслан Осмаев

Гордый Печорин даже импонировал бы молодежи, если бы не Бэла. Чеченцы категорически не приемлют, когда девушки выходят замуж за человека другой национальности. В современном регионе единицы подобных случаев, и они порицаются обществом, даже если девушка вступила в брак с мусульманином, что разрешено исламом. Руководствуются таким соображением: на ком бы ни женился чеченец, дети в этой семье будут чеченцами. А если аналогичным образом поступит чеченская девушка, она, став матерью, пополнит генофонд другой нации.

Не только комедии

Так получилось, что постановкой «Бэла» театр имени Лермонтова закрыл театральный сезон. Увидеть ее в следующий раз зритель сможет только осенью. Труппа планирует посетить со спектаклем и другие города, но подобный тур станет возможным только в 2022 году, после того, как «Росконцерт» — крупнейший российский организатор культурных проектов — внесет их заявку в гастрольный план. К этому времени театр планирует расширить репертуар.

 — Мы сейчас находимся в начале нашего пути, — рассказывает Зарета Осмаева. — Если наш национальный театр уникален тем, что он единственный в мире чеченский, то русских театров, таких, как мы, — провинциальных, региональных, — сотни. И не потеряться в их числе будет сложно. Но мы не боимся трудностей.

— Уже, наверно, год я думаю о том, как именно вдохнуть новую жизнь в театр, сделать его современным, успешным, интересным, модным, привлекательным для зрителей, особенно для нашей молодежи, — говорит Айшат Кадырова. — Я очень хочу, чтобы в республике развивалась традиция проводить свое свободное время в театрах и музеях.

Айшат Кадырова курирует деятельность театров, музеев и библиотек республики. При ее поддержке в прошлом году в Грозном состоялась премьера спектакля «В горы за тобой» с Ольгой Кабо, сейчас идет реконструкция Национального музея. Она же запустила флешмоб «Читать — это модно».

Первый заместитель министра культуры Чеченской Республики Айшат Кадырова на премьере спектакля «Бэла»

 — Песни и танцы сами по себе привлекают внимание, а театры, музеи и библиотеки — это место, где люди думают, — заключает Зарета Осмаева. — Пока, к сожалению, наш зритель хочет видеть только комедии, где есть семейные и бытовые разборки. Понятно, что этот жанр нельзя запретить, но ведь человек должен получать пищу и для ума. Нет пищи — ум не развивается.

Аза Исаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Десять экспонатов, ради которых стоит сходить в Ингушский музей краеведения

Скифcкий меч, аланская брошь, шапка амазонки, кольчуга вождя — вся история ингушей в бронзе, золоте, железе и парче проходит перед глазами тех, кто видит уникальные артефакты, собранные в Назрани
В других СМИ
Еженедельная
рассылка