{{$root.pageTitleShort}}

«Пчела садится, а я смотрю на нее, как дурак»

Возможно, скоро в Дагестан потянутся любители необычной процедуры — сна на пчелах. Апитерапию пропагандирует местный бизнесмен. Сам он практикует уже пять лет — и говорит, что сны теперь совсем другие
1003

Строил бомбоубежища, выпускал кресла для космонавтов, изготавливал премиум-кухни. Таков путь предпринимателя Омари Калаева к экзотическому бизнесу. Дагестанец занялся производством апидомиков — и теперь тиражирует в регионе «сон на пчелах». Уже нашлись любители «пчелиного СПА».

Мечта о пенсии

{{current+1}} / {{count}}

— Пчелы… Это идея, к которой нужно подходить философски, — говорит предприниматель Омари Калаев. — Мне бабушка говорила, что у прадеда, именем которого меня называли, были пчелы. Что они ему очень шли. Ну и потом, когда пчела садится, я смотрю на нее, как дурак. Получаю удовольствие, как вот смотришь на красивый цветок. Какое-то чудачество в этом есть.

Мы едем в высокогорный Гуниб — там, в пансионате, установлен один из апидомиков Калаева. Апидомик — это деревянное строение, где человек может проводить время и даже спать вместе с пчелами. Многие верят, что апитерапия оздоравливает.

Первые апидомики появились в Дагестане благодаря известному в республике бизнесмену и меценату Омари Каллаеву два года назад. Один из санаториев на берегу Каспия установил для своих посетителей сразу два объекта. Сейчас пчелиных домов в Дагестане уже пять, еще 20 «ульев» изготавливают для Махачкалы. Производство находится в дагестанском поселке Турали и в Москве, где живет Омари, в прошлом владелец масштабного мебельного бизнеса.

— Я считал, что в России должно быть производство, схожее с европейскими. Особенно мне запали в душу немецкие фабрики. Так у меня появилась идея идеальной саморазвивающейся компании. 21 год я над ней работал. Нашел технологии, начал их внедрять, обучать сотрудников, выстроил структуру фабрики, брал дипломы на международных выставках… Потом все это стало не очень интересным. Думал, бизнес поставлю, передам его и на пенсии пчелами займусь.

Эта идея преследовала Омари еще со студенческих времен.

Идея фикс

По образованию эксцентричный бизнесмен строитель. Окончив институт в Воронеже, дагестанец попал на работу в Москву — в строительную компанию Минобороны, работавшую на военно-промышленный комплекс. Возводил завод полупроводниковых приборов, бомбоубежища и делал даже «всякие неземные прибамбасы» для космонавтов — кресла, одежду, катапульты.

Так Омари работал восемь лет, пока один из заказчиков не обмолвился, что у предприятия есть свое подсобное хозяйство с пасекой, переживающее не лучшие времена.

— Я пошел, посмотрел, говорю: «О! Моя мечта! Оказывается, не надо до пенсии ждать». Подал заявление на увольнение — и устроился туда.

Омари Калаев

Под руководством дагестанца оказалось большое хозяйство — более 300 пчелосемей.

— Техника, персонал, земля, лес, рядом река Ока. Кроме того, у меня лаборатория была по искусственному выведению маток, осеменению. Пять лет я там провел. Я считаю, это мое самое счастливое время.

Там Омари и заразился идеей апидомиков. Повлияла встреча с ученым, рассказавшим историю о том, как его аспиранты с помощью пчел излечили высокопоставленного чиновника от серьезного заболевания. Омари тогда подумал, что «несправедливо прятать такие вещи».

— С этой идеей я и стал бизнесменом.

Пчелиная экспансия

Правда, начал воплощать мечту в жизнь дагестанец спустя много лет. Сегодня планы у предпринимателя глобальные.

— В марте я получил международный сертификат на 167 стран — на саму методику и изделия. До этого я получил российский патент на промышленный образец, — перечисляет Омари. — Из Японии приехали, заинтересовались моей разработкой. Сейчас идут переговоры. Я им заявил сумму за пакет франшизы. Есть выстроенные отношения с Болгарией, Абхазией, Англией и Швейцарией. Пандемия в этом году немного притормозила процесс, но он сейчас пробуждается.

Компания Омари предлагает индивидуальным заказчикам и предпринимателям несколько вариантов сотрудничества — от изготовления и установки домика на частной территории до строительства целых апикурортов. Прайс предприниматель не раскрывает, уточняет только, что самый бюджетный вариант обойдется в 250 тысяч рублей.

Жизнь в сотах

Конструкция в виде соты сразу бросается в глаза на склоне гунибских гор. У самого апидомика нас встречает запах хвои, прополиса и меда.

Кажется, что конструкция миниатюрная, но внутри довольно просторно. С двух сторон — лежанки с подушками. Их длина — два метра, а ширина — семьдесят сантиметров. Проход между ними узкий, чуть больше пятидесяти сантиметров. Можно и объединить две лежанки в одну с помощью специальной вставки.

— Я выбирал этот объем из субъективных ощущений. Тесноты не хотелось. Но в тоже время, чтобы его перевозить, надо учитывать габариты, — говорит Омари.

Домик называют модульным: он как конструктор. Основные элементы — спальное место, прихожая, веранда, еще можно включить биотуалет и душ, если клиент планирует проводить внутри много времени. Мини-батареи висят под окном — работают от электричества. Другие варианты — газовый баллон или солнечная батарея на крыше.

Уют в маленьком жилище создает декор: над спальными местами висят картины художника Лак Буни, он же брат Омари Буньямин Калаев.

А вот секрет домика сразу и не отыщешь. Он спрятан под тонким матрасом. Три дверцы открываются вверх. Под каждой из них — пчелиная семья среднерусской лесной породы.

Другие сны

— Здесь пчел пока мало, а вот когда сильно гудит, ты чувствуешь будто покалывание от вибраций. Аромат постоянный, когда спишь, как полезная ингаляция. Я читала про силу пчел. Думаю, воздействие какое-то есть, — рассказывает гостья гунибского пансионата Ольга Раджабова.

Интерес среди туристов к новой услуге пансионата есть, но пока апидомик работает не в полную силу. Ждут теплого сезона, когда гул пчел будет куда более сильным. Фиксированных расценок на услугу поэтому пока нет. До весны, говорят владельцы, бизнес будут развивать в режиме лайт. Гостям дадут возможность знакомиться с «ульем» бесплатно. Ограничивать во времени их тоже никто не будет.

В том, что положительный эффект от лежания с пчелами, а точнее, над ними есть, Омари уверен. Уже пять лет он проводит эксперимент над самим собой — ночует с пчелами. Цифра в дневнике — 624 дней.

— Там сны другие. Феномен какой-то, — говорит он.

А еще в популяризации апидомиков он видит пользу не только для людей, но и для пчел. И в этом сверхидея его бизнеса — у предпринимателя даже расписана целая программа. Популяция пчел сокращается, говорит Омари. Однако приводит как причину не меняющиеся климатические условия и плохую экологию.

— Пчел для чего держат? Для меда, для дохода. А сейчас это уже становится невозможным. Нерентабельно. А домики через призму здоровья позволяют посмотреть на пчеловодство по-другому.

Патимат Гусейнова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка