{{$root.pageTitleShort}}

Тюнинговых дел мастер: как автоательер из Северной Осетии сумел заработать на любимом деле

Зачем покупать новое, если можно отремонтировать старое? Так считает житель города Ардон. А растущий поток клиентов лишь подтверждает слова мастера

Перетянуть потертый руль, обновить водительское сидение или испачканный потолок в салоне — эти навыки житель города Ардон Лаша Джавахишили освоил несколько лет назад. Теперь у него успешный бизнес и нет отбоя от клиентов.

Подарок для сына

Лаша Джавахишвили

На восемнадцатый день рождения Лаша Джавахишвили обещал сыну машину. Мужчина подумал: лучший подарок тот, который сделан своими руками. И взялся за дело. «Заготовкой» будущего презента стала ВАЗовская «Девяносто девятка». Автомобиль должен был получиться особенным. Отец сказал — отец сделал!

— Машину начал собирать с голого кузова, улучшил характеристики двигателя, перешил все сидения, перетянул руль и потолок. Если не получалось, переделывал и снова устанавливал. И так почти полтора года. Ко дню рождения подарок был готов. Второй такой машины в Осетии не было, — говорит Лаша.

Накопленного опыта хватило, чтобы тюнинговать машины друзей и родственников. Потом заказы стали поступать и от посторонних людей.

— Не только в Ардоне, но и в соседних районах республики нет автоателье. Ближайшие мастера тюнинга работают во Владикавказе. Жители со всей республики ездили в столицу, чтобы привести машину в порядок. А это лишние деньги и время.

Во Владикавказе два автоателье европейского уровня, говорит Лаша. Еще несколько мастеров работают «в гаражах». Джавахившили тоже решил не тратиться на аренду помещений — шьет и клеит на дому.

Новая жизнь старых вещей

По обе стороны небольшой комнаты — швейное оборудование и столы для кройки. Сегодня в работе заводской руль от «Лады». Клиент попросил перетянуть его кожей, чтобы сделать деталь красивее и более практичной в использовании.

— Основная часть заказов — это перетяжка рулей. Приезжают также с провисшими и испачканными потолками, потертой обшивкой дверей, просят обновить сидения или консоль авто. Все, что касается салона машины, это моя работа, — объясняет мастер.

Поначалу Лаша не жалел сил на рекламу: ездил по соседним районам и расклеивал объявления. Сегодня реставратор ведет только социальные сети — этого достаточно для бесперебойной работы мастерской. Время ожидания для клиентов иногда составляет несколько недель.

— Люди на машинах представительского класса приезжают редко. Мои клиенты — это молодые парни и люди в возрасте. У них нет возможности переплачивать за реставрацию авто в тюнинг-ателье, но такие водители влюблены в свои машины, чистят салон зубной щеткой.

Некоторые детали или инструменты не больше сантиметра. Мелкую моторику не самых маленьких рук Лаша развил до совершенства. Иногда переделывает заказ по несколько раз, пока не достигнет желаемого результата.

— Я люблю дрессировать свое терпение, мелкая работа меня успокаивает. Если что-то не получилось, я не психую и не швыряю инструменты, оставляю работу на пару часов, попью кофе, подумаю и возвращаюсь в мастерскую. Эта профессия не для людей с плохими нервами, — предупреждает Лаша Джавахишвили.

Гаражная экономика

Свой маленький бизнес Лаша Джавахишвили начинал с одной швейной машинки. Потратил на нее 60 тысяч из накоплений. Сегодня оборудования больше: помог социальный контракт.

— Я долго вел внутренний диалог: «Государство хочет тебе помочь, а ты отказываешься». Потом все-таки собрал документы и получил 350 тысяч рублей.

Средства пошли на покупку двух швейных машин по тяжелым тканям. На них стежок получается красивым и ровным до миллиметра.

— Мне нужно несколько видов шва. Раньше приходилось тратить время на перенастройку. Сменить нити, иглы — это минимум час. Сейчас у меня под каждый шов есть машинка.

Клей на обшивку дверей и потолка Лаша теперь наносит новым компрессором, раньше делал это кисточкой. Часть средств соцконтракта ушла на мелкое оборудование и материалы.

Непростая ситуация в автопроме подстегнет спрос на услуги реставраторов, уверен Лаша Джавахишвили. Подорожание новых и б/у машин заставляет владельцев лучше следить за «ласточками».

— Большинство моих клиентов не могут позволить себе «выгнать» новый автомобиль из салона, поэтому стараются поддерживать комфорт и чистоту в своих машинах.

В планах у Лаши перевезти мастерскую в отдельное помещение. Сейчас там идет ремонт. С количеством заказов специалист в одиночку уже не справляется, поэтому в новый цех намерен нанять двух опытных работников.

Валерий Тайсаев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Итальянская опера, спектакль во дворе дома или творческий вечер в арт-кафе — на что сходить во Владикавказе

Какие театры есть в столице Северной Осетии и что можно увидеть на их сценах в июне перед закрытием театрального сезона? Собрали все самое интересное

«Это спаржа!» Чем интересен гастрофестиваль во Владикавказе

В столице Северной Осетии проходит первый фестиваль спаржи. Республика не случайно приглашает на столь экзотическое мероприятие. Именно здесь расположена крупнейшая в России плантация аспарагуса

По городу без гида: за что туристам полюбился владикавказский трамвай

Трамвай в столице Северной Осетии — один из старейших в России, в 2024 году ему исполняется 120 лет. И поездка на нем может стать альтернативой обычной экскурсии по достопримечательностям Владикавказа

Гастрогид по Владикавказу: где попробовать главные блюда местной кухни

Пять заведений столицы Северной Осетии, где подают легендарный фыджын, наваристую лывжу, кашу из сыра, гигантскую шаурму и уникальный напиток осетиано. Рассказываем, куда идти и сколько это стоит

«Семь черных бумаг»: как в горах Осетии снимали фильм о войне

В День Победы в широкий прокат выходит осетинская картина о жителях горного села, куда приходят похоронки. Поговорили с авторами о съемках, мистических совпадениях и возрождении национального кино