{{$root.pageTitleShort}}

Черепок, бусинка и бронзовая птичка

Дербент полон тайн и удивительных артефактов, которые лежат буквально под ногами. Но вместо того чтобы гордиться тем, что есть, в Дагестане сочиняют мифы о том, чего не было
7739

Муртазали Гаджиев, завотделом археологии Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН

Дербентской археологической экспедицией профессор Муртазали Гаджиев руководит уже 23 года. В последнее время главный объект изучения — древнее поселение Чор у южной стены крепости Нарын-кала. Здесь, в сосновом бору на склоне горы Джалган, ежегодно разбивает свой лагерь группа археологов Дагестанского ФИЦ РАН и студентов-историков ДГУ. Палатки, вечерние чаепития, песни под гитару… Но на рассвете романтика улетучивается — завтрак, инструменты в руки и за дело, на раскоп. Он совсем рядом, метрах в пятидесяти от лагеря.

С виду раскоп — неглубокая, метра полтора, прямоугольная яма. В нем видны правильные ряды камней — остатки стен домостроений, в которых археологи обнаружили следы хозяйственной и ремесленной деятельности. Пока вскрыто 12 помещений общей площадью свыше 200 квадратных метров.

Люди поселились здесь в I веке нашей эры и прожили примерно шесть столетий. Занимались земледелием, животноводством, ремеслами, торговлей. Об этом археологам рассказали многочисленные находки-артефакты.

Кувшин с глазами

― Для каждой эпохи характерен свой набор предметов материальной культуры, ― говорит Муртазали Гаджиев. — Кувшины, горшки, пряслица, пряжки, даже простые бусины — все это предметы специфические для своего времени и места и для археологов представляют большой интерес.

Например, рецептура керамики. Одни добавляли в глину песок, другие — измельченную старую керамику, шамот, третьи — дробленую ракушку. Иногда мы видим форму, присущую одной местности, а состав глины — совершенно другой. Сопоставляем время и место, получаем взаимопроникновение культур, в данном случае в сфере производства керамики — самой массовой категории находок и одной из наиболее информативных.

― О чем рассказала керамика, которую вы нашли этим летом? Вот на кувшине глазки налеплены. Откуда тут такие?

― Многие сосуды из раскопа подтверждают, что в V веке здесь усиливается иранское влияние. На это указывает технология изготовления, формы и элементы декора изделий. Кувшины с «глазками» по бокам слива, придающими сосуду зооморфный облик, — это местная традиция, которая прошла через века и существует до сих пор в балхарской керамике.

А вот, к примеру, большой хозяйственный сосуд для хранения зерна, воды или вина. Такие сосуды почти на две трети закапывали в землю. У него округлое донце в виде шапочки, что характерно для керамики Сасанидского Ирана, особая технология изготовления на гончарном кругу. Такие изделия обжигали в больших двухъярусных печах, что говорит о высоком уровне гончарного производства.

Наш кувшин простоял закрытым 1500 лет и сохранил для нас неожиданный презент — крошечную бронзовую птичку с хохолком, служившую навершием головной булавки. Скорее всего, это удод — его почитали в Иране. Среди других интересных находок — бронзовые поясные пряжки и фибула (застежка); маленькое серебряное вотивное (то есть приносимое в дар божеству) зеркальце, похожее на пуговицу; каменные и керамические пряслица — кружочки с отверстием посредине, применявшиеся при прядении; железные наконечники стрел.

{{current+1}} / {{count}}

Тайна гибели Чора

― Их можно назвать сенсационными?

― У археологов и обывателей разное понимание сенсации. Обыватель ждет от археологов золотых украшений, оружия, чего-то зрелищного. Для нас же сенсацией станет находка, которая потребует пересмотра устоявшихся научных взглядов и даст значительную историко-археологическую информацию.

Предметы, которые мы нашли в этом году, подтвердили выводы прошлых лет: поселение существовало вплоть до середины-конца VI века, потом жители его оставили. Но еще примерно за столетие до этого здесь произошли драматические события. На это указывают следы пожара и спешки. Под обгоревшими балками крыш найдены лежащие на полу керамические сосуды, имевшие определенную ценность, и вряд ли люди оставили их по своей воле. Очевидно, они в спешке покинули поселение с надеждой вскоре вернуться.

― Что же здесь случилось?

― Сопоставив датировку комплекса с данными письменных источников, получаем две версии. Первая — антисасанидское восстание 450−451 годов в странах Закавказья, охватившее и территорию Дербентского прохода. Восставшие захватили стратегические укрепления в Дербенте и заключили договор с гуннами, ждали их военной помощи, но не дождались. Восстание было подавлено.

По другой гипотезе, в самом конце V или в первые годы VI века новая волна кочевников, на этот раз гунны-савиры, заняла Приморский Дагестан. Но после военных действий 503−508 годов Иран вернул себе контроль над Дербентским проходом.

Возможно, во время этих событий раскапываемый нами комплекс был покинут, а потом и разрушен. Я пока склоняюсь к первой версии.

Воин и девочка

― А что происходило позднее?

― В 568−570 годах, в правление знаменитого шаха Хосрова I Ануширвана, в Дербентском проходе был возведен фактически новый город, получивший имя «Дарбанд» («связь, узел ворот»). И население перебралось под защиту мощных стен. Вот уже 1450 лет наш город носит это имя. И это знаменательная дата, которую можно торжественно отметить.

Спустя тысячелетие на месте Чора возникло мусульманское кладбище. В ходе раскопок мы вскрыли около 40 погребений XIV-XVI веков. Это могилы мужчин и женщин, подростков и два погребения младенцев. К моменту появления некрополя люди уже не помнили о древнем поселении. Поэтому, когда они рыли могилы и натыкались на древние стены, то просто отбрасывали камни в сторону. Одно такое погребение воина, убитого в сражении, прорезало древнюю печь. На лобной кости его черепа следы двух ударов, а теменная часть вообще начисто отсечена саблей. Мы можем предположить, что он погиб в сражении в начале XVI века, когда Сефевиды предприняли осаду Дербента.

В нескольких погребениях найдено по сердоликовой бусинке — вероятно, амулетики, обереги для девочек. Такие «мелочи» многое говорят о верованиях этих людей.

― Кстати, о девочках. В прессе сообщалось, что археологи нашли останки девочки-подростка полуторатысячелетней давности.

― Это сообщение из серии «так рождаются мифы». Журналист подумал, что раз погребение девочки найдено среди остатков стен 1500-летней давности, то и оно относится к тому времени. Неверная информация пошла гулять по просторам интернета. Хотя погребениям около 500 лет. Такого мифотворчества в нашей профессии немало бывает. Например, пресловутый «храм» на территории крепости.

Храм или водохранилище?

― Даже экскурсоводы называют его подземной церковью.

― Я не против, пусть будет церковь. Только надо сначала доказать это. Не доказано время строительства этого сооружения. Не доказано, что оно было наземным. Следовательно, не доказано, что это было культовое здание, будь то христианская церковь или зороастрийский храм огня, который тоже имел крестово-купольную форму.

А вот доводы против того, что это храм, есть. Все крестообразные церкви ориентированы одинаково: с запада — вход, на востоке — алтарь, удлиненный отсек — западный. А у этого строения удлиненный отсек — северный, ошибка на 90º. Сторонники мифа о храме датируют постройку IV-V веками. Но в христианской архитектуре такая крестово-купольная форма вырабатывается лишь в VII веке. А если его возвели позже, то получается абсурд. С чего бы эта церковь появилась в цитадели — резиденции правителя города, а ими в это время были сначала иранцы-зороастрийцы, а затем арабы-мусульмане? Это как построить мечеть в Кремле.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мистический Дербент: тайны древнего города
Дорога в потусторонний мир, волшебная люлька, старинные святыни и сестры, умеющие вершить судьбы

Версия, что строение закопали арабы, тоже из разряда фантазий. Есть много примеров, когда завоеватели перестраивали храмы, но не засыпали их землей. Наконец, есть известие албанского историка Мовсеса Каланкатваци, что арабы не разрушили патриарший храм в Дербенте!

В то же время в Стамбуле есть огромные подземные водохранилища VI века с великолепными колоннами, и их можно принять за храмы. В одном из верхних магалов Дербента есть внушительное подземное сооружение со сводом и пилястрами, очень напоминающее культовое здание. Но это именно водохранилище. Сохранились отметки уровня стояния воды на стенах, покрытых водонепроницаемым раствором. На кладке, похожей на сасанидскую, мы нашли знак мастера-строителя, аналогичный тем, что встречаются на оборонительных стенах Дербента, — кружок с тремя лучами.

― Говорят, «храм» в крепости планируют полностью откопать?

― Это нереальный проект. Это приведет к кардинальному изменению исторического облика цитадели. И мы не знаем, как поведет себя здание, будучи вскрытым, а его высота, вернее, глубина — 10 метров! Поэтому предлагаем: надо использовать неинтрузивные, не разрушающие культурных слоев, геофизические методы исследования, в том числе георадарное зондирование.

В 2018 году мы совместно с сотрудниками Физического института им. Лебедева, Института ядерной физики им. Скобельцына, Национального университета МИСиС провели исследование этого сооружения методом мюонной радиографии. Это первый опыт в нашей стране на таких объектах. Подобные работы проводились на пирамидах в Египте и Южной Америке. Наши результаты носят предварительный характер, они опубликованы в журнале Applied Sciences («Прикладные науки»). Но уже разлетелась по всему миру дутая сенсация: «физики нашли древнейшую церковь», «археологи доказали», «возведенная в 300 году церковь», «закопанная арабами в 700 году»… В нашей научной статье этих «сказок», естественно, нет. А люди читают СМИ и верят. Современный человек и журналисты падки до сенсаций.

― А если доказательства в пользу храма все же найдутся, как они изменят сложившиеся представления о христианстве в Дербенте?

― Никак. Дербент и так обоснованно считается одним из раннехристианских центров Кавказа. До 552 года здесь находилась резиденция католикоса. Но крайне сложно предположить, что католикос сидел в одной резиденции с наместником Ирана.

{{current+1}} / {{count}}

Современное мифотворчество

― У вас много противников и в вопросе о возрасте города.

― Это не противники, даже не оппоненты. Оппонент должен говорить со мной на одном языке — на языке научных фактов, а не эмоций. А все рассказы про Македонского, Геродота, упоминание Дербента в Коране, про древнейший православный храм, когда еще православия не было, — это все из разряда мифов. В наше время их конструируют с определенными целями. Меня тоже пытались на них приманить.

Понятно, что людям 30 лет активно насаждали идею «Дербенту 5000 лет». Но данные археологии говорят, что Дербенту не более 2000 лет. Пять тысяч лет назад возникло первое поселение, оно просуществовало очень недолго, и почти 3000 лет после этого не было стационарного поселения. Дербент не нуждается в вымышленных «фактах», он велик и славен своей реальной историей.

Город-музей

― Несколько лет назад около крепостной стены на улице Мамедбекова в Дербенте раскопали каменные стелы с надписями. Что это было? Какова их судьба?

― Это был культовый объект, связанный с водой, с омовением, очищением. Вода в исламе, как и в других религиях, занимала особое место в ритуальной практике. Тысячелетние стелы с религиозными текстами и уникальная система водоснабжения были обнаружены во время реконструкции улицы после катастрофических дождей. Мы остановили работы, добились финансирования и провели интересные раскопки. Тогдашняя администрация хотела все это закопать обратно: «У нас по плану тут будет тротуарная плитка». Я сказал, что не дам этого сделать. Этот раскоп нужно законсервировать и музеефицировать. Предлагал накрыть его прозрачным прочным покрытием из триплекса вровень с тротуаром. С подсветкой, с информационными текстами — это же так интересно для дербентцев, для туристов! Как, например, музеефицировали раскопанную нами землянку Петра I в Дербенте. Но над раскопом возвели пластиковую пирамидку, очень неудачную, некачественную. Пояснительных надписей нет. Этот объект сейчас представляет удручающее зрелище.

― В Дербенте ведь много подобных мест. Городские власти планируют сделать их доступными для туристов?

― После предъюбилейной «реставрации» памятников Дербента и переселения из ветхого жилья больно говорить на эту тему. Уничтожены несколько уникальных исторических памятников: мельница Саруханова, средневековые стеклоделательные мастерские рядом со снесенной гостиницей «Волна», средневековые захоронения в парке Низами. Новостройки в спешке возводились без археологической экспертизы. Вся крепость Нарын-кала разрисована замазкой в клеточку. Дубара-капы VI века, одни из самых красивых ворот Дербента, стали надстраивать из современного пиленого камня…

Каменные стелы с надписями и остатки системы водоснабжения, найденные во время ремонтных работ на улице Мамедбекова и исследованные Дербентской археологической экспедицией в 2014 году

В том же парке Низами мы исследовали еще один памятник — Баб ал-Кийама, или Кийамат-капы — «Ворота Судного дня», или «Ворота Воскресения». Это культовое место начало функционировать в X-XI веках и почиталось вплоть до начала ХХ века. Очень интересный комплекс, который предлагалось законсервировать, но все осталось тогда на уровне слов и обещаний. Надеюсь, сейчас, после благоустройства парка, его приведут в порядок. Новая администрации города нацелена на сохранение и популяризацию памятников историко-культурного наследия, на соблюдение федерального законодательства в этой сфере.

Анна Гаджиева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка