{{$root.pageTitleShort}}

Слушают и повинуются:
кто и как изгоняет джиннов в Чечне

В исламской медицине есть все обычные элементы: лечение, профилактика, стационар, аптеки, профессиональные целители и шарлатаны. Необычно только главное заболевание — одержимость джиннами
5597

Если ввести в поисковую строку «Яндекса» фразу «изгнание джиннов», поисковик предлагает продолжения «…в Москве», «…в Чечне», «…в Махачкале». А если добавить новостной фильтр — выдаст сотню публикаций о скандале, связанном с попыткой изгнать джинна из гомосексуальной девушки в Грозном, и последующие комментарии правозащитников и чеченских властей.

Власти, в частности, сочли скандал попыткой «бросить на республику мрак Средневековья». Но мракобесием назвали не сеанс экзорцизма, а его форму — с применением палки. «Это Кавказ» расспросил экспертов и выяснил, что вера в джиннов на Северном Кавказе вовсе не так экзотична, как может показаться жителю средней полосы России.

Сеанс экзорцизма в Грозненском центре исламской медицины.

Последователи Иблиса

— Джинны для мусульман не сказка. Вера в них — общеисламское явление, и верующие очень серьезно к этому относятся, — говорит исламовед, антрополог религии Ахмет Ярлыкапов. — Мусульмане верят, что Иблис (Сатана) был джинном. После того, как он ослушался Аллаха, за ним пошла часть джиннов, которые и стали шайтанами, подобно бесам в христианстве. Иблис заключил с Богом договор: он будет все время сбивать человека с истинного пути, чтобы доказать: человек не достоин божественного внимания и любви, и ему для этого будет дана отсрочка до Судного Дня. Поэтому задача плохих джиннов — вредить человеку. Не всякий джинн влезет в человека, а только плохой, вредоносный — последователь Иблиса. Есть и хорошие джинны, они в человеческую жизнь не вмешиваются. Если джинн вселится в человека, то его надо изгнать. Вот на этих представлениях и основаны обряды экзорцизма.

Обряды бывают разные. Например, существуют охранительные амулеты — это аяты из Корана, которые записывают на бумаге, зашивают в кожаный треугольник и носят на груди как защиту от джиннов. Есть амулеты для употребления внутрь: чернила, которыми написан амулет, растворяют в воде и выпивают. Считается, что это тоже воздействует на джинна.

— Сейчас на Северном Кавказе особенно распространен обряд, связанный с отчитыванием Кораном, — продолжает Ахмет Ярлыкапов. — Считается, что для джинна звуки Корана ненавистны. Он не выдерживает их и уходит из человека. Эта практика изгнания считается наиболее соответствующей исламу, потому что человек не вступает в контакт с джинном (такой контакт — это грех). Экзорцисты обязательно должны уметь читать Коран — и читать его правильно. Если читать неправильно, джинн это почувствует и будет бесноваться еще больше.

Центр по борьбе с джиннами

Обряды изгнания джиннов практикуются везде, где живут мусульмане: в кавказских республиках, в Тюменской области, в Москве. Но только в Грозном для этого создан стационар — центр исламской медицины в Грозном. Корреспондент «ЭК» побывал в этом учреждении и пообщался с богословами-экзорцистами.

{{current+1}} / {{count}}

Здание на перекрестке улицы Калинина и проспекта Кадырова во многом напоминает больницу: есть регистратура, хотя историй болезни здесь не ведут, есть дежурные целители. В штате их 27, работают в три смены. Трое остаются на ночь, на случай, если вдруг привезут одержимого пациента. Помощь оказывается бесплатно, финансирование идет из Фонда имени Ахмата Кадырова.

Центр был открыт в 2009 году, и с тех пор сюда обратились более полумиллиона человек — как грозненцы, так и жители Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Турции. Причем не только мусульмане.

Ходить к психологу в республике считается чем-то крамольным — это все равно что купить посудомойку при живой жене. Но если у человека постоянная депрессия и унылое состояние, он может обратиться в исламский центр. Именно это место советуют посетить скандальным женам, агрессивным мужьям и неуправляемым подросткам — всем, кто, возможно, одержим джинном.

На вопрос об эффективности лечения специалисты центра однозначного ответа не дают.

 — Мы ведь не можем требовать от них повторной явки, — улыбается Саид-Магомед Хадукаев. — Но если человек больше не пришел, для нас это в какой-то степени хороший знак. Значит, ему не понадобилась наша помощь.

Джинн, выйди вон!

Всех посетителей с подозрением на наличие джинна посылают в зал общего приема для «диагностики». Мужчины и женщины, стыдливо пряча глаза, стараются сесть как можно дальше друг от друга.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Контакт с потусторонними силами
Звери, растения, кресты, иудейские символы, греческие и латинские буквы. Традиционные татуировки дагестанских горянок шокируют даже ученых

Богослов начинает читать Коран, наблюдая за реакцией людей. Кто-то спокойно слушает, некоторые начинают плакать, бывают случаи, когда у человека закатываются глаза и он словно отключается. Если человек начал вести себя буйно, его отправляют на второй этаж, где будет проводиться сеанс экзорцизма. Сколько времени он займет, неизвестно никому. Иногда хватает одного сеанса, иногда процесс изгнания джинна длится годами.

В арсенале чеченских экзорцистов нет никаких аппаратов и инструментов — только имя Всевышнего, суры из Корана и глубокая убежденность: без нее джинна не победить.

Жесткого применения силы при сеансе, как подчеркивают богословы, ислам не допускает. Можно утихомирить или удержать разбуянившегося человека, но избивать его палкой нельзя. Лечение подразумевает только одно «лекарство» — чтение Корана и молитвы.

— Вообще, любого человека, который обратился за помощью в этом вопросе, должно насторожить, если «лекарь» не читает Коран, — объясняет сотрудник центра Арби Тимухаев. — У них могут быть какие-то свои книги, они могут даже что-то говорить на арабском языке, давать амулеты с непонятным содержимым, советовать сжечь что-то. Такие способы изгнания не имеют отношения к нашей религии, и прибегают к ним либо колдуны, либо шарлатаны. Мошенники не так страшны: они всего-то пропишут неэффективное лечение, а вот черные маги опасны, потому что могут сильно навредить человеку.

{{current+1}} / {{count}}

Сотрудник центра исламской медицины Саид-Магомед Хадукаев в зале общего приема.

Арби Тимухаев проводит сеанс экзорцизма в центре исламской медицины.

В кабинете полки с книгами, стол и кровать, на которой лежит свернутая зеленая простыня. Она нужна, чтобы накрывать женщин. Целитель может положить руку на человека при чтении Корана. Через какое-то время у человека начинает двигаться живот — богословы называют эту стадию «джинн зашевелился». Потом может даже состояться «диалог».

— Человек начинает говорить совершенно другим голосом и иногда на языке, которого он не знает, — рассказывает Саид-Магомед Хадукаев. — К нам как-то привезли сельского парнишку, он ни слова на русском языке не знал. А тут заговорил, причем очень красноречиво. Бывали и джинны, которые знали французский, английский и даже иврит.

— Самый страшный случай на моей памяти был связан с одной женщиной, имени ее я называть не хочу, — подхватывает Арби Тимухаев. — Джинн вселился в нее в момент, когда она упала в обморок из-за смерти матери. После этого она в течение шести лет не произносила имени Аллаха. У джинна, который в ней сидел, было словно раздвоение личности. Сначала он говорил противным визгливым голосом, а потом восклицал: «Хозяин идет!» Женщина странным образом опускала челюсть и звучал уже басовитый голос, как у вампира из фильма «Блейд». Она утверждала, что в ней сидят два джинна, мы убеждали ее в том, что один. С ней очень долго, почти шесть лет, работали все 27 сотрудников нашего центра. Нам удалось добиться значительного улучшения, но потом она перестала ходить. Кажется, даже уехала куда-то за границу. Видел ее недавно, без платка была. Мы всегда говорим тем, кто пришел: надо обязательно делать намаз и женщинам носить хиджаб, иначе все, что мы сделали, бесполезно.

ЗОЖ для души

Исламская медицина, как и традиционная, придает большое значение профилактике. Чтобы джинн не вселился в человека, тот должен вести здоровый, то есть богобоязненный образ жизни. Самое главное — своевременное выполнение обязательной молитвы, постоянное поминание имени Всевышнего. Кроме того, богословы советуют не слушать музыку и дружить с праведными людьми. Соблюдая эти предписания, человек может рассчитывать на своего рода «иммунитет» от джиннов, ведь они не могут поразить того, кто постоянно думает о Боге.

Самый надежный щит от злых сил — молитва. Мусульмане должны выстаивать ее пять раз в день, предварительно добившись ритуальной чистоты. Для этого нужно омыть водой лицо, руки и ноги. Омовение быстро «портится» — после сна, посещения туалета, случайных прикосновений, поэтому его приходится часто обновлять.

 — Среди тех, кто к нам обращается, очень много женщин, — делится сотрудник регистратуры центра. — А причина в их неполноценной молитве. Они красят ногти лаком, а когда их омовение портится, лак не смывают. Следовательно, при повторном омовении вода не попадает на ногти, и оно становится недействительным. Получается, что и молитва в таком состоянии просто физзарядка. А человек, не выполняющий намаз, — это самая уязвимая мишень и для джинна, и для порчи, и для сглаза.

Яхья Шамаев, экс-сотрудник центра исламской медицины

«Как джинн вселяется в человека? Один из способов — сглаз, то есть зависть. Поэтому, восхищаясь кем-либо, нужно читать молитву. Имя Создателя защищает от сглаза. Самое страшное, что идет от джинна, — наущения. Например, человек может быть здоров, но джинн убеждает его, что он болен. Психосоматические заболевания, панические атаки, большинство заболеваний психики — это проделки джинна.

Я работаю в тесном контакте с врачами. У меня есть и пациенты из числа медработников. Официальная медицина, конечно, не признает наши практики, однако когда врач сам сталкивается с этим заболеванием, он начинает верить. Если во время намаза или чтения Корана у него начинаются приступы, он сначала, конечно, идет обследоваться. Но официальная медицина у него ничего не находит, и тогда он идет к нам»

Не конкуренты

Исламская медицина помимо изгнания джиннов занимается снятием сглаза и порчи, лечит и обычные заболевания, применяя кровопускание (хиджама), мед, черный тмин, другие средства. В Грозном немало исламских аптек, где продают препараты из растений, о целебной силе которых упоминается в аятах Корана и высказываниях пророка Мухаммада. Такие лекарства наряду со стандартным медицинским назначением прописывают и некоторые врачи из государственных больниц. Так, пациенткам с гинекологическими проблемами нередко советуют принимать кыст аль-хинди. В рекламе его называют природным антибиотиком растительного происхождения — из молотого корня кустарника, произрастающего в Индии.

{{current+1}} / {{count}}

Сотрудники исламского центра тоже не противопоставляют свою работу традиционной медицине.

 — Первое, что мы спрашиваем у людей: обращались ли они к врачам, — объясняет Саид-Магомед Хадукаев. — Например, после инсульта у человека могут появиться галлюцинации. И это не джинн. Это вполне земные проблемы, которые человек списывает на джиннов. Кроме того, стараемся узнать предысторию обращения к нам. Человек может прийти после смерти кого-то из близких, развода или другой сложной жизненной ситуации. Или если он находится в состоянии стресса, то становится особенно чувствительным. Нам нужно знать контекст, чтобы точно установить причину его проблем.

Официальная медицина в Чечне к экзорцистам относится спокойно.

— Центр исламской медицины, конечно же, не относится к системе здравоохранения, это самостоятельное юридическое лицо, независимая от нас организация, занимающаяся нетрадиционной медициной, — сказал министр здравоохранения республики Эльхан Сулейманов. — Они для нас не конкуренты, можно сказать, что мы взаимодополняем друг друга. У нас в республики позиции религии очень сильны, и на самом деле в деятельности этого центра я вижу большую пользу для населения. Есть категории пациентов, которым можно помочь только на основе религии, в некоторых случаях, особенно когда речь идет о психических расстройствах, вера может помочь не хуже лекарств.

Аза Исаева, Наталья Крайнова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Свадебный переполох: как коронавирус обнулил рынок торжеств на Кавказе

Рядовая свадьба в Дагестане стоит миллион рублей, а обслуживают ее полсотни человек. Но из-за пандемии бизнес остался без работы в разгар сезона, а торжества переехали из помпезных залов в квартиры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка