{{$root.pageTitleShort}}

Всем миром и Хабибом: как в Дагестане разработали сервис для благотворителей

«Помогать легко» — таков девиз мобильного приложения Tooba, позволяющего перевести средства в благотворительные фонды в два клика. Но превратить выдающуюся идею в реальность было совсем не просто
771

Рамазан Меджидов — предприниматель из Махачкалы. 38-летний экономист занимается садовым бизнесом. Но с недавних пор его знают как автора мобильного приложения, помогающего собирать деньги на благотворительность. С момента запуска в мае 2018 года сервис Tooba собрал на лечение детей и другие нужды более 43 миллионов рублей.

В поисках простого решения

Тимур Шарапудинов (слева) и Рамазан Меджидов

Вид из окон офиса Tooba — мечта многих. Бесконечная синь моря, волнолом, вдали порт, а прямо под окнами — железная дорога, по которой несколько раз в сутки курсируют поезда.

— Здесь все фотографируются, — кивает Рамазан на окно с видом на море.

Большинство из 30 сотрудников проекта работают удаленно в разных точках мира. В маленьком уютном офисе Рамазан вместе с несколькими программистами собираются для очередного мозгового штурма.

Меджидов и раньше помогал нуждающимся. Но однажды ему пришла идея — создать приложение, где парой кликов можно перечислить деньги тем, кому они очень нужны.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Отвечает за слова
Дагестанский программист Заур Агамов работает в Дубае — создает боты для крупных компаний. А в свободное время спасает от забвения исчезающие языки. Если вы носитель — присоединяйтесь

— Тогда был месяц Рамадан. В это время мусульмане стремятся сделать побольше добрых дел. Оставалось два дня. Думаю, хоть бы было такое приложение, чтобы можно было помочь, не выходя из дома. Начал искать. Не нашел. Это было пять-шесть лет назад. Чуть позже нашел одно, американское. Но оно было сделано топорно, тяжело было помогать, — вспоминает Рамазан.

На помощь он позвал давнего знакомого — Тимура Шарапудинова, айтишника, с которым сотрудничал по основному бизнесу, поделился своей идеей, спросил, можно ли ее реализовать. И мужчины решили «замутить» приложение.

Но с этого дня до первого теста прошло почти четыре года. Такой длительный срок программисты объясняют тем, что аналогов у приложения не было. Правда, за это время в России появилось несколько подобных сервисов, но они не стали успешными.

— Посмотрите, разве идеи других проектов, таких, как Instagram или Facebook, — разве они не лежат на поверхности? — говорит Тимур. — Но эта простота кажущаяся. На самом деле создание по-настоящему удобного и красивого сервиса — сложнейший технологический процесс. Мы осознали это в полной мере, когда взялись за дело. Четыре года ушли на скрупулезное проектирование, придумывание. В какой-то момент мы с Рамазаном поняли, как будет выглядеть наше приложение. Мы просто его увидели — это будет агрегатор благотворительных фондов. Такова была наша окончательная идея. А ведь первая идея была у Рамазана более абстрактная: я хочу иметь возможность легко помогать. Выдающаяся идея, но она абстрактная. Мы долго думали над этим вопросом. Были десятки встреч, бурные обсуждения, были конфликты, было много ужинов…

— Сотни встреч, — поправляет напарника Рамазан. — Я их даже подкалывал, что на их желудки потратил больше, чем на само приложение.

Между фондами и благотворителями

В результате долгих обсуждений и споров было найдено решение, которое и взялись воплощать в продукт разработчики.

— Они делали приложение, удобное для фондов. А я, благотворитель, донор, делал приложение, удобное для меня. И, я думаю, поэтому у нас пошло, — рассказывает Рамазан.

Первую версию запустили в мае 2018 года. Проект назвали Tooba. Так, по преданию, называется дерево в раю. Получилось коротко, красиво и со смыслом, говорит Рамазан. Но работа приложения его не устроила. Чтобы сделать пожертвование, нужна была регистрация. Это усложняло процедуру и противоречило слогану проекта — «Помогать легко».

— Человеку, который что-то жертвует, не нужно, чтобы его знали, где-то регистрировали или отмечали. Но ребята все равно уперлись, уговорили меня и сделали регистрацию. И это был провал.

Но когда регистрацию убрали и запустили новый тестовый сбор, дело пошло. С помощью приложения через фонд «Надежда» удалось за пять дней собрать 450 тысяч рублей на акцию «Накорми тысячу бедных».

Последняя рабочая версия приложения выглядит так: после скачивания пользователь сразу видит тех, кому нужна помощь. На экране указан фонд, объявивший сбор, фото нуждающегося в помощи и его история, необходимая сумма, сколько уже собрано и кнопка «помочь». Жертвователю остается только ввести номер карты и сумму.

Доброе дело Хабиба Нурмагомедова

Сегодня с Tooba сотрудничают больше 20 фондов из регионов Северного Кавказа, Астрахани, Омска, Москвы. В планах — работа приложения во всех странах мира.

— Сейчас к нам уже из дальнего зарубежья обращаются: из Франции, Бахрейна, Арабских Эмиратов, — перечисляет Рамазан. — Хабиб Нурмагомедов выставил у себя пост о нас — сразу арабский мир нам начал писать.

Поначалу было много вопросов.

— Как мы будем это реализовывать? Как привлекать фонды? А как отправлять деньги? А как контролировать? Как делать отчеты? И, в конце концов, мы поняли, что все это должны делать фонды, а мы должны сосредоточиться на предоставлении удобной площадки. Но мы проверяем фонды юридически, репутационно, — говорит Тимур.

Все деньги, собранные с помощью приложения, сразу поступают в тот или иной благотворительный фонд. Когда необходимая сумма собрана, Tooba ждет отчета от фонда. Тот размещает информацию о расходовании средств у себя в соцсетях. Tooba также публикует видеоотчеты или благодарности от тех, кому помогли, в своем Instagram.

В отличие от сборов в соцсетях, Tooba защищает благотворителей от мошенников.

— В последнее время многие сталкиваются с такой проблемой: когда вы делаете рассылку в соцсетях сбора на тот или иной благотворительный проект, где указаны номер карты, реквизиты и картинка, мошеннику достаточно просто поменять номер карты, а также имя и отчество получателя, и все. История больного ребенка реальна, но деньги уходят не ему, а на карту мошенника. Эти случаи — массовые, они известны. Поэтому те люди, которые с нами сотрудничают, практически все рассылки в соцсетях перевели на наше приложение. Здесь такая мошенническая схема не сработает, — увлеченно рассказывает Тимур про ноу-хау Tooba.

На рекламу проекта не было потрачено ни рубля. Сарафанное радио работает лучше всего. Сейчас приложение не приносит своим создателем никаких денег. Изначально такой цели и не было. Но его содержание влетает в копеечку Рамазану. Над проектом постоянно трудятся около 30 человек. И хотя многие из них работают бесплатно, каждый месяц функционирования приложения обходится в 500 тысяч рублей. Часть этой суммы вносит дагестанский спортсмен Хабиб Нурмагомедов, есть и другие благотворители. Но Рамазан и Тимур думают, как монетизировать процесс, чтобы приложение хотя бы частично окупало ежемесячные траты.

— Спонсоры сегодня есть, а завтра их нет. А хотелось бы не зависеть ни от кого, быть на самоокупаемости. Пока мы рассматриваем разные варианты. Сейчас хотим сделать кнопку «Помоги проекту», — делится планами Рамазан.

«Просто удивляешься, как все складывается»

{{current+1}} / {{count}}

По признанию Меджидова, чаще всего помощь нужна в лечении детей. Гораздо реже бывают сборы для малообеспеченных людей. Сотрудники Tooba не отслеживают истории всех, кому помогают. Но переживают за каждого.

— У нас история была, — вспоминает Рамазан. — Один из первых сборов. Мы собирали средства для подопечной фонда «Надежда», девочки 5−6 лет, которую отправляли на реабилитацию в Турцию. Я летел из Стамбула домой и встретил ее в автобусе в аэропорту. Я сразу ее узнал, подошел к ее матери. Кажется, ее звали Маржана. В России ребенка уже чуть ли не хоронили, говорили, что не могут ей помочь, и фонд «Надежда» нашел клинику в Турции, которая взялась за нее. Туда ее отвезли на носилках, а после лечения и реабилитации она уже бегала. Вспоминаю, и дрожь по телу пробегает. Просто удивляешься, как все складывается, как все это работает. Когда нам нужны люди, получается, Всевышний нам их отправляет.

Анастасия Расулова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Свадебный переполох: как коронавирус обнулил рынок торжеств на Кавказе

Рядовая свадьба в Дагестане стоит миллион рублей, а обслуживают ее полсотни человек. Но из-за пандемии бизнес остался без работы в разгар сезона, а торжества переехали из помпезных залов в квартиры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка