{{$root.pageTitleShort}}

«Чечня станет местным Дубаем для российских парашютистов»

Чем Чечня похожа на Флориду и Аризону и почему сюда едут парашютисты из Москвы? Все дело в солнце, ветре и… трубе
834

В 1934 году в чеченском поселке с японским названием Катаяма открылся авиационный клуб, где проводились международные соревнования по парашютному спорту, готовились зарубежные спортсмены и были свои самолеты и вертолеты. Спустя 85 лет Чечня решила вернуть себе славу российского центра воздушной подготовки. Сегодня здесь, в Университете спецназа, официально открывается комплекс с уникальной аэротрубой пятиметрового диаметра и начинается Чемпионат России по аэротрубным дисциплинам.

Труба зовет

Комплекс Российского университета спецназа, расположенный при въезде в Гудермес, занимает более 400 гектаров и состоит из 95 зданий и сооружений. Несмотря на грозное военное название, университет рассчитан и на гражданскую аудиторию: любой желающий может научиться здесь стрелять из пистолета, карабина и снайперской винтовки, испытать на себе, что такое военный туризм, а теперь и проверить свою способность летать. Для этого в Гудермесе открыт центр воздушной подготовки GoodSky — крупнейший в Европе и один из крупнейших в мире.

Александр Коровин, заместитель руководителя Российского университета спецназа, куратор авиационного направления

Гигантская аэротруба, ради которой в Гудермес уже едут парашютисты со всей страны, расположена в четырехэтажном здании. Ее высота — 11 метров, диаметр полетной камеры — пять, скорость потока воздуха — до 300 километров в час. По словам замруководителя Российского университета спецназа, куратора авиационного направления Александра Коровина, таких аэротруб в мире не больше пятнадцати.

Сейчас в ней тренируются спортсмены, приехавшие из Москвы, — готовятся к чемпионату России по аэротрубным дисциплинам, который будет проходить здесь с 3 по 8 декабря. В эти же дни состоится и открытие аэродинамического комплекса.

— Сегодня достичь высоких результатов в парашютном спорте без тренировок в аэротрубе практически невозможно, — рассказывает Александр. — Наша труба позволяет проводить любые международные соревнования, даже по такой сложнейшей дисциплине, как групповая восьмерка, для которой нужны только пятиметровые диаметры.

Помимо размеров, чеченская труба, спроектированная и построенная чешскими специалистами, отличается системой кондиционирования. В любое время года температура воздуха в камере комфортная — она выставляется в соответствии с пожеланиями спортсменов. В жару обычно ставят 25 градусов. А зимой спортсменам хочется тепла, поэтому температура в полетной зоне — 30 градусов.

Сразу после чемпионата аэродинамический комплекс начинает свою работу для всех, кто мечтает полетать и испытать на себе чувство невесомости. После нескольких минут полета в аэротрубе кто-то перестанет мечтать о небе, а кто-то захочет полетать там наяву — с парашютом.

{{current+1}} / {{count}}

Ребята с нашего двора

За спортивную часть в комплексе отвечает шеф-инструктор Максим Лемешенок из Москвы.

— Я родом с Урала. Свой первый прыжок совершил там в 97-м году. В армии тоже прыгал, потом ушел из спорта на 10 лет, но с 2010 года и по сей день прыгаю постоянно. Когда меня пригласили возглавить инструкторское направление в Чечне, согласился не раздумывая. И вот уже год, как я здесь.

Максим входит в состав сборной России по парашютному спорту. А с напарником Александром Субботиным — в сборную Чечни, где они выступают в дисциплине «Фристайл» — это «артистический» вид спорта, в котором один выполняет сложные элементы, а второй снимает их на камеру. На Чемпионате мира в Австралии напарники заняли 6-е место, на Кубке мира в Америке — 5-е, а на чемпионате России в прошлом году стали первыми.

Максим Лемешенок, шеф-инструктор аэродинамического комплекса

Набрать местных инструкторов для аэродинамического комплекса было непросто.

— Как оказалось, в Чеченской Республике из молодого поколения мало кто знал, что такое парашютный спорт, тем более — аэротрубная дисциплина, — рассказывает Максим. — Инструкторов мы искали месяца четыре, ходили чуть ли не по дворам и в итоге взяли обычных ребят с улицы. Устроили конкурс: из 12 человек выбрали трех лучших, после обучения в центре их протестировал приглашенный нами европейский экзаменатор. Ребята успешно сдали экзамены, получили международные сертификаты и уже самостоятельно выполняют прыжки с парашютом. В силу менталитета нужны были и инструкторы-девушки. С ними вышло еще сложнее. В Чечне желающих не нашлось. Обучили двух начинающих парашютисток из Владикавказа.

{{current+1}} / {{count}}

«Четыре сыра» и другие

Накануне чемпионата в аэродинамическом комплексе бурлит жизнь. Спортсмены один за другим входят в трубу, из-за специальных комбинезонов и шлемов они похожи на космонавтов. Другие тренируются вне трубы, играют в теннис или отдыхают в кафе, смотрят ролики прыжков с парашютом на огромном экране. Во время соревнований на этот экран будет выводиться информация из полетной зоны и с судейских камер. Так что в перерывах между выступлениями у спортсменов будет возможность посмотреть свои полеты глазами судей.

Сейчас воздушный поток покоряет команда с неожиданным названием «Четыре сыра».

— Эти ребята из Москвы, — поясняет Максим Лемешенок. — Тренирует их чемпион мира Валерий Коннов. Для них это новая площадка, поэтому приехали заранее, чтобы привыкнуть. Ведь аэротрубы отличаются друг от друга. На Чемпионате России ребята будут отбираться на более высокий уровень. Состоит команда из четырех перформеров, их задача — выполнение блоков и фигур.

Следующим к трубе подходит Алексей Чижов — инструктор по полетам в аэротрубах, член российской сборной по аэротрубному спорту.

— Я привез сюда своих студентов, так как в Москве нет таких больших труб, не говоря уже про сам комплекс, — говорит Алексей. — Чеченская труба позволяет летать достаточно амплитудно, это очень захватывает. Труба очень ровная, поток воздуха и температура комфортные, поэтому тренируемся эффективно и получаем большое удовольствие от полетов. Кстати, физические ощущения очень приближены к тем, что испытываешь в небе. Единственное, в небе падаем сверху вниз, а тут поток воздуха поднимает снизу вверх.

Команда «Четыре сыра»

Чеченская Флорида

В полукилометре от здания комплекса начинается дропзона — зона выброски парашютистов. В центре две взлетно-посадочных полосы. Одна бетонная — 1600 на 40 метров, способная принимать все типы малой и часть средней авиации, вторая — грунтовая для легкой авиации, с нее уже осуществляются полеты.

— В советское время люди были умные, — говорит Александр Коровин. — Поэтому Центральный авиационный клуб Советского Союза открыли именно в Чечне. Здесь уникальные погодные условия: много солнечных дней, слабый ветер и при этом очень комфортная температура, особенно весной и осенью. Вот ноябрь месяц, а на улице +12 градусов, солнечно и очень подходящие для прыжков условия. Сегодня 10 человек проходят первоначальную подготовку, будут выполнять прыжки впервые, и семеро уже самостоятельных спортсменов. Пока мы работаем в тестовом режиме, самолет взяли в аренду. В следующем году планируем приобрести свои. Уже решили какие.

Со временем в воздушном центре планируется открыть авиационный учебный центр, где будут обучать пилотов сверхмалой и малой авиации.

— Мы планируем, что Чечня по погодным условиям станет местным Дубаем, — улыбается Коровин. — В центральной полосе России подготовку можно проводить с конца апреля или начала мая. В Чечне же — с конца февраля. Имея на два месяца больше, наши спортсмены будут лучше подходить к сезону. Сейчас они тратят большие деньги, время и силы на то, чтобы ездить в альтернативные места. Как правило, это Дубай, Флорида, Аризона. Появление в России дропзоны высочайшего уровня, которая может работать почти круглогодично, повысит конкурентоспособность наших спортсменов на мировой арене.

И вновь продолжается спорт

У Александра Коровина 695 прыжков с парашютом. Он выполнял прыжки на Северный полюс, Землю Франца-Иосифа, палубу атомного ледокола «Советский Союз».

— На дропзоне у нас сильный инструкторский состав, — отмечает Александр. — Бисани Сулиманов и Байбетар Вайханов — представители молодого поколения, но они также прыгали на Северный полюс и Землю Франца-Иосифа. Бисани перешел в Воздушный центр из летучего отряда (боевая группа чеченского спецназа. — Ред.), в его копилке порядка 300 прыжков. Байбетар за пять лет совершил более 500 прыжков, среди которых масса сложнейших — прыгал на ограниченные площадки, на крыши зданий.

Помимо молодого состава, в GoodSky работает и старая гвардия. Один из руководителей центра — инструктор Хусаин Сабиров — в свое время начинал в авиаклубе ДОСААФ, допрыгал до кандидата в мастера спорта, представлял сборную ЧИАССР. Совершил более 2 тысяч прыжков с парашютом, является судьей республиканской категории.

Еще одна легенда чеченского парашютного спорта — Эсет Махаури. Мастер спорта по классическому парашютному спорту, она в советское время работала инструктором, подготовила многих известных парашютистов. На ее счету тоже более 2 000 прыжков. Сейчас занимается делами Воздушного центра, ведет всю документальную часть.

{{current+1}} / {{count}}

— У нас очень смелые и талантливые ребята. Что мальчики, что девушки, — говорит Эсет. — У них прекрасное будущее. Я вот видела недавно, как первый раз в трубе летали девушки-чеченки. Они такие молодцы. Обычно в первый раз человек боится ступить даже на эту сетку. А тут так правильно держались — и руки, и голова, все как положено. Я точно знаю: в спорте наши девочки многим дадут фору.

Диана Магомаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Я шокировала людей фразой: „Ну и прекрасно, что замуж не возьмут“»

Альбина Ицхоки работает в Netflix, воспитывает троих детей и ведет блог об успешных женщинах. Узнали, как девушка из дагестанского поселка попала в Кремниевую Долину и при чем тут табасаранские ковры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка