{{$root.pageTitleShort}}

Ногайская шапка: магия чистой воды

Сколько у девушки братьев и приданого, готова ли она к замужеству, в каких богов верит и каких болезней опасается — обо всем этом можно узнать по женскому головному убору. Читаем ногайскую шапку
6141

В старину одежда защищала человека не только от холода и зноя, но и от темных сил и дурного глаза, а еще рассказывала о своем носителе не хуже, чем сейчас — аккаунт в соцсетях. Ногайцы в этом смысле не исключение. Исключительными являются, пожалуй, их женские головные уборы и любовь, которую питает к ним Фатима Канокова — доктор искусствоведения, дизайнер, коллекционер, реконструктор ногайского национального костюма. Специально для читателей «Это Кавказ» Фатима показала свою коллекцию и рассказала, как расшифровать ногайскую шапку.

Шапочное знакомство

Фатима Канокова

Фатима выросла в Черкесске, в семье известного ногайского художника Юрия Карасова. Отец часто отправлялся в творческие экспедиции по ногайским селам, которые раскиданы по всей стране и даже по зарубежью. А вернувшись, делился впечатлениями с друзьями. С детства слушая разговоры в отцовской мастерской, листая блокноты с полевыми зарисовками, рассматривая старинные фотографии, Фатима увлеклась родной культурой. Сейчас она единственная на Кавказе и самая молодая в России женщина — доктор искусствоведения, безупречно владеет старинной техникой золотного шитья, сама ткет галуны и плетет басонные изделия. Свой первый костюм она сшила, чтобы перенести старинный орнамент на ткань, а последний, копия музейного экспоната, стал частью коллекции, представленной на защите диссертации.

Когда-то, рассматривая фотографии, Фатима думала, что ногайцы в старину носили одежду серых, черных, белых цветов и оттенка сепии. Но, побывав в десятках музеев, поняла, что сильно ошибалась. Национальный наряд ногайцев ярок, а головной убор — не только диковинка, а целое послание.

— Раньше, лишь взглянув на шапочку или на платок ногайки, можно было определить, к какой этнографической группе она относится, является ли просватанной девушкой, невестой, замужней женщиной, вдовой, представительницей знатного рода или простой семьи. По декоративному решению головного убора оценивали эстетический вкус мастерицы, а по ценности меха, обилию вышивки и серебряных украшений — ее материальное благосостояние, — рассказывает Фатима. — До принятия ислама ногайцы верили в силу воды, огня, ветра. Старались умилостивить злых духов, защитить себя при помощи магии чисел, знаков, цвета. Например, все открытые срезы на одежде тщательно обрабатывали тесьмой, стежкой или галунами, словно закрывая все «входы» в наряд от злонамеренных сил.

В коллекции Фатимы можно встретить шапки привычных и самых причудливых форм, которые носили ногайки, жившие в Карачаево-Черкесии, на Ставрополье, в Дагестане, Крыму, Приазовье… Все сделаны руками мастерицы по старинным гравюрам, фотоснимкам, музейным образцам. И хотя они принадлежат разным эпохам, есть то, что их объединяет, — настоящая магия.

Магия узора: козлиная шапка невесты

Сразу привлекает к себе внимание самая высокая в этой коллекции шапка — теке борк («козлиная шапка»), свадебный конусообразный головной убор, каркас которого традиционно делали из тонко выделанной кожи козы, затем обтягивая его бархатом или сукном. Высота шапки могла достигать 80 сантиметров, а ее масса с учетом ювелирных украшений — 4−5 килограммов. Понятно, что носить такое сооружение уже само по себе было искусством.

{{current+1}} / {{count}}

Теке борк — женский свадебный головной убор высотой до 80 сантиметров

Антропоморфный орнамент — изображение богини огня Тамыз, покровительницы домашнего очага

Треугольник, вышитый на навершии, призван защитить невесту и ее семью от злонамеренных сил и сглаза. В одежде треугольник-оберег наносили на все открытые срезы, словно закрывая все «входы» к телу человека. В женских нарядах золотой треугольник порой усиливался отходящими от него орнитоморфными и растительными мотивами. В древнетюркской мифологии треугольник являлся символом богини плодородия Умай, покровительницы детей и матерей.

Для этой шапки брали мех лучшей выделки, привозные ткани, металлизированные нити и серебряные украшения, инкрустированные драгоценными камнями. Все это не только выделяло невесту из окружающих девушек, но и заряжало носительницу на благополучную семейную жизнь и счастливое материнство.

— В теке боьрк удивительным образом переплетались символы мужского и женского начала, — поясняет Фатима. — Форма шапки и вышитый в центральной части зооморфный орнамент отражали мужские символы, указывая на готовность новобрачной к продолжению рода. А ювелирные украшения, к примеру выгравированный на металлических пластинах орнамент, — это завуалированный образ хранительницы домашнего очага, богини огня Тамыз. Это антропоморфное изображение довольно часто встречается у разных северокавказских народов. У ногайцев этот орнамент можно увидеть на войлочных изделиях, например, над входом в юрту новобрачных.

Магия чисел: тройка, семерка, Крым

Ногайцы верили и в магию чисел. Сакральными считались 3, 7 и 40. Это отлично видно в шапке-митре тах борк. Такие носили крымские ногайки — представительницы княжеского рода. На богатых рынках Крыма можно было найти какие угодно ткани и фурнитуру, чем и пользовались мастерицы.

— К сожалению, сегодня этой шапки нет ни в музейных, ни в частных коллекциях, — говорит Фатима. Сама она воссоздала митру по гравюрам и описаниям в исторических трудах.

Шапка-купол собирается из семи кожаных долек, сшитых сухожилиями животных. Этот каркас обтягивали бархатом или сукном. Для придания объема в пространство между тканью и основой забивали шерсть. Швы прятали под полосами галунов, радиально расходящихся от навершия и символизирующих солнечные лучи.

Околыш шапочки декорировали галунными полосами, вышитыми треугольниками или узорным плетением. В сплетенные узоры мастерицы вкладывали различные пожелания. Например, розетка из семи лепестков — символ семейного благополучия, из трех — узел счастья.

— Тройка — символ триединства, соединения трех миров: верхнего — небесного, нижнего, населенного змеями и драконами, и среднего — нашего. Магическая сила узла счастья в княжеском головном уборе удвоена боковыми петлями, — проводит экскурс в мир древних суеверий Фатима и тут же ловко плетет образец из тесьмы, оказавшейся под рукой.

{{current+1}} / {{count}}

Шапку тах борк могли носить только представительницы княжеского рода

Магия металла: защита от злых духов

Еще не засватанные кубанские и кавказские ногайки носили низкую шапку ока борк, украшенную металлическим навершием, на которое цепляли красный платок. Предпочитали серебро. Этот металл у ногайцев был даже в большем почете, чем золото: считалось, что он отгоняет злых духов. Учитывая его обеззараживающие свойства, не так уж и ошибались.

У незамужних девушек навершие имело форму птицы. Оно означало, что девица уже готова упорхнуть из гнезда, то есть ее можно сватать. Вообще, стилизованные изображения птиц и отдельных частей их тела (такие орнаменты, как «гусиная шея», «ласточка», «крылья птицы», «курица») можно встретить на вышивке девичьего кафтанчика, в ювелирных украшениях. Этот символ перекликается и со старинной кавказской гастрономической традицией, известной и здешним ногайцам: если в доме готовится блюдо из птицы, то девочкам подаются только крылышки. Иначе засидятся в девках, боятся суеверные родители.

{{current+1}} / {{count}}

Ока борк — шапка-тюбетейка незасватанных девушек

Навершие в виде птички — знак того, что девушка достигла возраста, когда ее можно сватать, и она готова «упорхнуть» из родительского дома

Головной убор невесты украшало навершие в виде шара или полумесяца.

— Часто ногайцы добавляли в сплавы больше меди, и они имели более теплый оттенок. Вообще, с тех пор, как занимаюсь изучением национального костюма и собираю старинные украшения, совершенно не могу носить новодел. Эти вещи кажутся мне холодными, пустыми, тогда как энергетика изделий, созданных в старину, ощущается очень явственно. Они были теплыми, брали энергию человека и возвращали ее.

Магия цвета: вся палитра пожеланий

После сватовства ногайки надевали более высокую галунную шапку. Галуны не просто украшали шапку, их количество информировало, сколько у девушки братьев. Во время свадьбы красный платок заменяли белым. Этот комплект новобрачные носили до рождения первенца. Затем шапку снимали и носили только белый платок.

Галуны из серебряных нитей были знаком почтения к силам Луны, из золотых — к Солнцу и златовласой богине Умай, которую считали прародительницей тюркских народов.

{{current+1}} / {{count}}

Головной убор засватанной девушки украшало серебряное навершие в виде шара или полумесяца

По количеству полос на шапке можно было определить, сколько у девушки братьев

Чаще всего праздничная одежда и головные уборы ногайцев были красного цвета. Он считался цветом огня, молодости, красоты и оберегал от дурного глаза. Синий был цветом воды, жизни. Зеленый — символ весны, пробуждающейся природы. Желтый — цвет плодородия, богатства. Цветом чистоты и непорочности считался белый.

Прежде чем отправить невесту в дом жениха, ей на голову накидывали шелковое красное или бордовое покрывало буьркеншик так, чтобы оно закрывало невесту до пояса. Покрывало украшали аппликацией из ярких лоскутков ткани. В каждом цвете лоскутка были сокрыты благие пожелания новобрачным.

Магия камня: украшает и исцеляет

Самым диковинным в коллекции шапок Каноковой по праву можно назвать головной убор ногаек северного Приазовья, реконструированный по гравюре немецкого миссионера XIX века Даниэля Шлаттера.

{{current+1}} / {{count}}

Головной убор ногаек северного Приазовья

Украшения с сердоликом призваны благотворно влиять на женское здоровье

Трилистники из семи петель — символ счастья и семейного благополучия

Немногим уступавшая по убранству тюрбану какого-нибудь султана, эта шапка была богато украшена монетами, подвесками и камнями. Причем выбирали их не только из соображений красоты. Так, предпочтение отдавалось сердолику: считалось, что он благотворно влияет на женское здоровье. Впрочем, носить его не гнушались и мужчины, верившие, что красный камень помогает исцелиться от всех хворей, связанных с кровью. Но в ансамбле обязательно должно было быть два-три сердолика — этот камень не терпит одиночества.

Сложная конструкция и внимание к деталям затягивали процесс изготовления ногайских головных уборов. Мастерицы трудились над каждой шапкой от полугода по полутора-двух лет.

Магия Сююмбике: загадка легендарной правительницы

Ареал расселения ногайцев-кочевников огромен, поэтому коллекция головных уборов Фатимы Каноковой как старинная географическая карта, исторический документ, по которому можно узнать о народе, его образе жизни, культурных связях, миграции и мировоззрении. Но пока, считает Фатима, эта карта неполная.

Женских головных уборов у ногайского народа не меньше десяти, поэтому коллекцию нужно дополнить меховыми шапками, платками, свадебными покрывалами и накосными украшениями. Но сейчас у Фатимы есть идея, которая заставляет просыпаться по ночам и делать зарисовки. Однажды знакомый прислал ей фотографию старинного головного убора и спросил, кем могла быть его обладательница.

— Месяца три-четыре этот головной убор не давал мне спать, — говорит Фатима. — Я закрывала глаза и видела его детали. Вспоминала, где встречала подобные украшения. Вставала, искала в книгах своей библиотеки и находила. Пыталась сложить пазл…

Фатима пришла к выводу, что головной убор имеет отношение к ногайцам и принадлежал особе из высшего сословия, и датировала его XVI—XVII веками. Спустя какое-то время она прочитала в интернете статью об уникальной коллекции семьи Халитовых и о шапке, которая, как допускают эксперты, могла принадлежать самой правительнице Казанского ханства — легендарной Сююмбике. Так что Фатима была недалека от истины. И теперь она живет мечтой сделать точную копию этого головного убора, собирает антикварные украшения и продумывает конструкцию станка, способного воссоздать затейливый узор царской шапки.

Мадина Хапаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка