{{$root.pageTitleShort}}

Просветитель ингушей: как на Кавказе ищут потерянные рукописи Фомы Горепёкина

Долгие годы терский лесничий по крупицам собирал сведения об истории и культуре ингушей. Спустя столетие ученые пытаются отыскать его архив, бесценный для народа, ставшего жертвой тотальной депортации

7 июля Ингушетия празднует 100-летие своей государственности. Эта дата привязана ко дню образования отдельной Ингушской автономной области после упразднения Горской Республики. Так совпало, что в этот же день, 7 июля, исполняется 150 лет выдающемуся кавказоведу и просветителю Фоме Ивановичу Горепёкину, который всю свою жизнь посвятил изучению языка и истории ингушского народа. К сожалению, большинство его научных работ так и не было опубликовано, но в Ингушетии чтят память этого бескорыстного подвижника, создателя азбуки ингушского языка, и продолжают искать и изучать его труды.

Казак-ученый

— О Горепёкине я впервые узнал в 1972 году из книги «Героический эпос чеченцев и ингушей». Автор Уздият Далгат отмечала, что труд Горепекина «Ингуши» утерян. С тех пор меня не покидала мысль найти что-нибудь из его сочинений, — рассказывает этнограф, краевед, архивист-исследователь Берснако Газиков.

Фома Иванович Горепёкин

Поиски увенчались успехом лишь в декабре 1995 года: в архиве Российской академии наук в Петербурге Газикову удалось обнаружить несколько рукописей Горепёкина. Позднее, найдя служебные документы, исследователь восстановил биографию Фомы Ивановича.

Горепёкин родился 7 июля 1874 года в станице Ессентукской Терской области (ныне город Ессентуки) в семье священника. В 1898 году окончил Аргунскую низшую лесную школу и четверть века отработал на лесной службе, пройдя путь от помощника лесничего до ревизора лесов Горской Республики. Женился на Софии Поляковой, у них родились дочери Валентина и Татьяна и сын Владимир.

Работая лесником, Горепёкин увлекся изучением природы и народов Кавказа. Круг его интересов был огромен — от ботаники и зоологии до истории и лингвистики. Он выявил 150 видов дикорастущих кустарников, собрал 2000 видов жуков и 500 видов бабочек, на спине перенес в Тифлисский ботанический сад 1500 живых растений, в Терский областной музей сдал гербарий из 3000 экспонатов. Причем всю эту работу Горепёкин проводил на собственные средства.

Его научное и творческое наследие состоит из 37 работ. Главный свой труд Горепёкин назвал «Искра знания соседям ингушам от Терского казака». И правда, сколько усилий пришлось приложить этническому русскому, казаку Фоме Ивановичу, чтобы в совершенстве выучить ингушский язык, описать его фонетику и грамматику, разработать азбуку, а потом записать ингушские пословицы, поговорки, другой фольклорный материал на языке оригинала, составить прямой и обратный словарь ингушской речи, включающий 5000 слов!

Незамеченная сенсация

Какова была мотивация для этой невероятной работы? Горепёкин был убежден, что «ключ к познанию наших предков, происхождения, первичной культуры, языка и других сторон лежит на Кавказе. и его хранит ингушско-чеченский народ, как осколок древних наших предков… Этим всем население Кавказа, а ингуши и чеченцы в особенности, приобретает особое значение в мировой этнографической науке».

Проводя раскопки могильников близ ингушского селения Салги, Горепёкин обнаружил кувшины с надписями, напоминающими древнеиндийское письмо, и предположил, что ингуши еще 5 тысяч лет назад имели письменность, которую утратили примерно в XV веке. «Разгадка знаков на могильных кувшинах… должна почитаться сенсационным событием в ученом мире и иметь громадное значение для самого ингушского народа», — считал он. Казак-лингвист взял на себя миссию восстановить ингушскую письменность, он стал автором первого ингушского алфавита, сначала на кириллице, потом на латинице. Оба, правда, так и не были официально приняты.

При жизни Горепёкина были опубликованы всего две его работы: «Мага-тэ или Мага-ерда — языческий бог-покровитель у ингушей» и «Путеводитель по горам Терской области». Он прилагал огромные усилия, чтобы добиться издания и других своих работ. Но первая мировая, революция, гражданская война, конфликт с создателем «нового учения о языке» Николаем Марром — все эти обстоятельства трагически сказались на судьбе ученого. Его труды остались невостребованными, а сам он чудом избежал репрессий. В годы советской власти Горепёкину пришлось испытать голод и нищету. Он умер 4 января 1943 года. Станица, где он жил, находилась под оккупацией немцев, но тем не менее очень много людей пришло проститься с ученым.

Алфавит общего чечено-ингушского языка, разработанный Горепёкиным; ингушская азбука

Три тезиса Горепёкина

Ингуши высоко оценили деятельность Горепёкина. В 1918 году по просьбе делегатов ингушского народа руководство Терской области удостоило его почетным званием «Нáха сийдер» («Почитаемый народом») и даже выплатило премию в размере 1500 рублей золотом.

— Фома Иванович Горепёкин из плеяды русских людей — писателей, интеллигентов, которые брались за «ингушское дело» очень искренне и с болью, становились на защиту интересов этого народа. Увлеченные, справедливые, искренние, бескорыстно преданные своему делу люди, которые обладали внутренней порядочностью — чертой, имманентно присущей русской интеллигенции, — считает директор Научной библиотеки Ингушского госуниверситета Адам Мальсагов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Страна великанов
Археологи в Ингушетии изучают не только средневековые башни, древние храмы и склепы эпохи бронзы. Еще им приходится искать старые деревья и способы спасти могилы предков от жадности современников

Справедливости ради следует заметить, что о кавказоведе Горепёкине периодически вспоминали, к примеру, в 80-х годах. Этнографы знали, что он делал хорошие фольклорные записи, но доступа к ним, как правило, не имели.

С середины 90-х годов Берснако Газиков по выявленным материалам Горепёкина делает ряд публикаций в средствах массовой информации, в 2004 году организовывает в Малгобеке «Горепёкинские чтения». Имя Фомы Ивановича высечено на плите в Мемориальном комплексе в Назрани. Доступные рукописи Горепёкина Газиков включил в три тома своей книги «Сборник сведений об ингушах», изданных в разное время.

Историк Алихан Ахриев, изучив труды Горепёкина, пришел к выводу, что гипотезы ученого небезосновательны:

— Я нашел подтверждение трех его тезисов. Первый — что у ингушей в древности существовала письменность. Второй — что можно провести параллель между европейской и кавказской архитектурой, в том числе ингушской. Изучая архитектурное проектирование ингушских башенных комплексов, мы обнаружили такие же решения, что и в западноевропейской замковой архитектуре. И третий — что ингушская архитектура своими корнями уходит в древность, то есть она не средневековая, как принято датировать ее в современной науке, а гораздо более древняя, относится к эпохе до нашей эры, и этому тоже удалось найти подтверждение в архитектуре ингушских башен.

«Почитаемый народом»

Слева: Фома Горепёкин со старшей дочерью Валентиной, женой Софией Григорьевной и сыном Владимиром. 1906 год.

Вверху: Фома Горепёкин, Владикавказ, 1890 год. Дочери Фомы Ивановича Татьяна и Валентина.

Внизу: Эльбузур Эльджаркиев, Владикавказ, 1915 год. Фома Горепёкин с внуком Виктором.

Очевидно, что работы Горепёкина имеют научную ценность, они могут пролить свет на многие исторические, этнографические и лингвистические явления. Берснако Газиков ищет их не только в архивах. В 1997 году вместе с единомышленниками он поехал на родину Горепёкина, чтобы найти его близких родственников.

— Мы не сразу поняли, что станица Ессентукская — это современный населенный пункт, а старая станица с таким названием слилась с нынешним городом Ессентуки, — рассказывает Газиков. — Но поездки оказались плодотворными: нам дали адрес правнучки Горепёкина Ларисы Чугуевской, которая живет в Москве, мы познакомились с другой правнучкой — Нонной Светашовой. Нонна Алексеевна очень тепло нас приняла, мы узнали много подробностей из жизни Фомы Ивановича, и, самое главное, она показала фотографии Горепёкина, бумаги, написанные его рукой, и даже портфель, с которым он ходил по Ингушетии, делая свои записи. Женщина подарила нам некоторые семейные снимки прадеда, а также фотографию лесничего Эльбузура Эльджаркиева, одного «из многих природных ингушей», которые помогали Горепёкину в его работе. Мы очень благодарны Нонне Алексеевне за этот бесценный архив. Кстати, именно эти снимки мы впервые выставили на конференции, посвященной 150-летию ученого. После встречи с наследницей у нас укрепилась надежда, что рукописи все же удастся найти.

Газиков убежден, что республика должна чтить память ученого, который всю свою жизнь посвятил служению ингушскому народу. К примеру, стоит назвать его именем учебное заведение, улицу в Магасе. А пока, чтобы увековечить память о Горепёкине, общество «Дзурдзуки» обратилось в парламент Ингушетии с инициативой возродить звание «Нáха сийдер». После долгих обсуждений депутаты приняли постановление об учреждении ведомственной награды Народного собрания Ингушетии — Ордена «Нáха сийдер», который будет присуждаться за выдающиеся достижения в развитии науки, культуры, искусства, спорта, благотворительной и иной общественной деятельности.

Орденом № 1 будет посмертно награжден Фома Горепёкин, награда будет вручена его правнучкам. Автор этой идеи Танзила Дзаурова считает, что это станет не только оценкой заслуг кавказоведа, но еще и возрождением первой и самой древней награды законодательной власти. Среди трудов Горепёкина Дзаурова особенно мечтает найти его «Альбом рукоделий ингушских женщин», поскольку «Дзурдзуки» активно занимается возрождением древних ингушских ремесел.

Мадина Хадзиева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Бронзовый Осирис и другие артефакты, ради которых стоит сходить в Ставропольский музей-заповедник

Древнейший скипетр власти, погребальные украшения скифской воительницы, двухтысячелетняя амфора — рассказываем о новых экспонатах археологической коллекции краеведческого музея в Ставрополе