{{$root.pageTitleShort}}

Чеченец против мафии

Выражение «чеченский боевик» обрело новый смысл — в российский прокат вышла криминальная драма «Иммигрант», снятая чеченцами о чеченцах и французской наркомафии. Фильм основан на реальных событиях

— Да, это реальная история, с реальным прототипом, который оказался в такой же ситуации, как наш герой. Многие диалоги и сцены взяты из жизни, — утверждает режиссер картины Руслан Магомадов.

В кино он работает с 18 лет, окончил Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве. Его короткометражные фильмы «Дом» и «Февраль» не раз побеждали на международных кинофестивалях.

Руслан Магомадов, режиссер, сценарист и продюсер фильма «Иммигрант»

«Иммигрант», снятый на базе кинокомпании «Лам» совместно с французами, — его третий полнометражный фильм. Главный герой картины — криминальный авторитет Малик, чеченец, живущий в Париже, — противостоит местному наркоторговцу Жану-Мишелю, который с помощью продажных полицейских убивает его друга и угрожает его семье. Драки, погони, убийства — и любимый россиянами «таксист» в роли наркобарона.

«Таксист» против «Шварценеггера»

— Как вам удалось заполучить Сами Насери?

— Я с детства его фанат. Как и многие, вырос на фильмах «Такси» и очень хотел с ним поработать. «Иммигрант» — наш первый фильм для широкого проката. Конечно, захотелось привлечь звезд кино. Помогли наши партнеры и связи по международным фестивалям. Сначала были некоторые сомнения: как веселый, добродушный, юморной таксист будет смотреться в роли злого босса мафии? Но после проб сомнения отпали.

— Как с ним работалось на площадке?

— Хотя Насери говорит только на французском и приходилось общаться через переводчика, с ним было очень комфортно и интересно работать. Он большой профессионал. Практически все сцены снимали с первого дубля. Правда, во время съемок на улице многие подходили сфотографироваться с ним, взять автограф. Это затягивало съемочный процесс.

Кстати, он немного обижается, когда о нем говорят как о знаменитом таксисте. Этот шаблон его раздражает.

{{current+1}} / {{count}}

— Расскажите про других актеров.

— Главного героя играет Руслан Дадаев. Уникальный человек. Он работал охранником у Ван Дамма и каскадером у Жана Рено. Владеет пятью языками. Когда я снимал фильм «История одной картины», он проходил у нас кастинг на роль чеченского художника. Вы представляете, как выглядит художник? А тут пришел такой Шварценеггер. В итоге дали ему небольшую роль. В «Иммигранте» тоже хотели дать сыграть какого-нибудь второстепенного бандита, но после проб поняли: он очень убедителен в роли главного героя.

Друга Малика сыграл чеченец Ислам Авурханов, это его первая роль. В роли помощника Жана-Мишеля Филиппа тоже чеченец — Анзор Мембатыров. По сюжету Жан-Мишель в порыве ярости скидывает его в Сену. Окунуться в грязную реку ни один французский актер не решился даже за деньги. Анзор оказался самым смелым и согласился бесплатно. Сцену снимали в конце дня. Сначала решили отрепетировать. Насери предупредили, что ни в коем случае Анзора в реку толкать не надо. Но он, видимо, не расслышал… Запасного костюма у Анзора не было, и мы поняли, что второго дубля не будет. К счастью, оператор Михаил Белов включил камеру. Благодаря ему эта сцена есть в фильме.

Париж — Махачкала — Итум-Кали

— Главный герой фильма занимается продажей оружия и гонками. Зачем было закреплять очередной стереотип о чеченцах?

— Никогда не стремился к стереотипам. Предыдущий мой герой был человеком искусства. В этом фильме чеченцы показаны исключительно с положительной стороны — главный герой противостоит распространению наркотиков. У него принципы и убеждения настоящего мужчины.

— В фильме классный саундтрек.

— Музыку для нас написал 24-летний композитор из маленького городка Верхняя Пышма Артем Малков. А песни на французском исполнил актер Армель Авокандото.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Людям просто не хватает драмы в жизни»
На Кавказе очень популярны турецкие исторические сериалы. Откуда такая любовь к Осману, Эртугрулу, Сулейману и Хюррем, рассказывает боксер и актер, чеченский бей Османской империи Турпал Токаев

— В одной из песен, в сцене с сыном Малика, звучит много имен подряд. Что за имена?

— "Сегодня очень хороший день, давайте пойдем все в горы, будем гулять и веселиться" — и перечисляются имена детей, которых приглашают на прогулку. Мы немного сымпровизировали и включили в песню имена своих родных.

— Малику приходится бежать из Франции. Он летит в Махачкалу, где его встречает друг Костя на машине 95-го региона. Почему не Грозный и не друг Магомед?

— Аэропорт в Грозном уже был в «Истории одной картины» (смеется). Мы решили не повторяться. Почему Костя? Его сыграл Денис Никифоров — звезда российского кино. Нам очень хотелось, чтобы именно он был на машине с номером нашего региона. Кстати, в Махачкале мы сняли, как самолет приземлился. А как Малик выходит из аэропорта и встречается с Костей, снимали уже в Крыму. Из-за напряженного графика Никифорова пришлось ехать к нему всей съемочной группой.

— Кажется, Чечни в фильме очень мало…

— Почему же? Все горные кадры сняты в Итум-Калинском районе вблизи села Тазбичи.

Открытый финал

— Малик в молодости работал в российском спецназе. Его эмиграция во Францию политическая?

— Нет. Мы не затрагиваем политику и религию, зная, что не сможем показать все правильно и детально. А спецназ — чтобы как-то объяснить зрителю, откуда у Малика такая сила и сверхспособности.

— В фильме нет ни одной сцены с женщиной. Это связано с чеченской этикой? Не боялись, что такая скромность придется зрителю не по вкусу?

— Конечно, мы придерживаемся чеченской этики. К тому же история не требовала присутствия женщины. У нас есть подтекст с бывшей женой Малика, но мы ее не показываем, все решается через сына.

— Как думаете, кассовые сборы от проката оправдают ожидания?

— Пока делать выводы рано. Прокат большой — от Калининграда до Новосибирска. На данный момент по количеству зрителей лидируют Краснодарский край и Дагестан.

Мы понимаем, что у нас среднебюджетное кино, — фильм снят полностью на средства частных инвесторов. В регионах практически не было рекламной кампании. Только в Чечне. Не вкладываясь в рекламу, невозможно получить больших сборов.

— Зрители пишут в соцсетях, что готовы вложиться в съемки второй части фильма. Допускаете продолжение?

— Мы, конечно, будем рады, если это случится. Ученики одной из дагестанских школ после просмотра пригласили Руслана Дадаева на встречу. Говорили ему, что очень хотят продолжения фильма. Но люди, которые пишут о деньгах, должны понимать: съемки фильма со звездами — это не сто тысяч рублей, а десятки миллионов.

— И все же — в вашей голове картина завершена?

— Финал остался открытым. Малик победил всех, даже шефа полиции. Но, возможно, появится кто-то еще, с кем возникнет новый конфликт.

Диана Магомаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Десять шедевров, ради которых стоит пойти в Дагестанский музей изобразительных искусств

Васнецов и Айвазовский, Реджанини и Родченко, оружие и кубачинские украшения, ковры и археологические находки — все эти сокровища собраны под одной крышей в махачкалинском музее

«А где парень, который за рулем был?»
Как живет и работает чеченская девушка-водитель

На женщин за рулем на Кавказе уже перестали коситься. Но девушка, которая открыла свое дело и возит туристов по разным республикам и даже за границу, — это все еще очень необычно для Чечни