{{$root.pageTitleShort}}

Спасти Тарантино

Родился в Осетии, женился на немке, живет в Южной Африке, работает в Голливуде, дружит с Гойко Митичем… Мы поговорили с каскадером Эльбрусом Уртаевым. Или Брюсом, как его еще называют
4385

Эльбрус Уртаев родился и вырос в Осетии, но вот уже более 20 лет живет в ЮАР, снимается в голливудских фильмах и возглавляет собственную компанию каскадеров Film Equus, конный театр и школу верховой езды. А началось все в 1993 году, когда с труппой Московского цирка он отправился на гастроли в Южную Африку. Талантливый осетинский наездник так понравился местной публике, что ему предложили продлить контракт. И завертелось! Гастроли, съемки, тренировки…

Два вождя краснокожих

— В Африке я познакомился с будущей супругой, что тоже сыграло свою роль, когда я решил остаться здесь, — делится Эльбрус. — Первое время было, конечно, тяжело: другие люди, другой менталитет, но постепенно привык. Тем более что с годами семья росла, сейчас у нас двое сыновей — Александр и Ариан — и дочь Меган. Кстати, все они пошли по моим стопам — снимаются в кино, работают с лошадьми, выполняют различные трюки. Меган, например, дублировала Риз Уизерспун в фильме «Воды слонам» — том самом, где снимался Роберт Патиссон, это был прекрасный опыт для нее.

— С детьми понятно, а как вы сами попали в кино?

— Благодаря лошадям, вся моя жизнь связана с ними. Но путь был нелегким. Делал себе имя упорным трудом. Своеобразным трамплином стал фильм «Стрелки чести» с Мартином Шином в главной роли. Сначала дублировал актеров как каскадер и обучал их верховой езде. Приходилось «сажать в седло» в кратчайшие сроки. Потом и сам стал актером. Работал на одной площадке со многими звёздами.

— И как впечатления?

— Не все они, конечно, безупречны, как на экране, но многим стоит отдать должное — они истинные профессионалы. Мартин Шин, Чарли Шин, Омар Шериф, Патрик Суэйзи, Уэсли Снайпс, Эд Скрейн, Гойко Митич и многие другие — это актеры, совместная работа с которыми переросла в теплые отношения, со многими поддерживаю связь.

— С Патриком Суэйзи в каком фильме вместе работали?

— «Копи царя Соломона». Он был очень простым и доступным в общении, никогда не «звездился». Это было странно для актера его уровня, но и очень приятно. Жаль, что его так рано не стало.

Но особые дружеские чувства связали меня с Гойко Митичем. Невероятный человек и потрясающий актер! Он всегда был моим кумиром, в юности много раз пересматривал фильмы с его участием. А три года назад довелось сниматься в одной картине — «Свобода». Оба играли вождей индейских племён и за время съемок сдружились. Когда он узнал, что я из России, очень обрадовался и разговаривал со мной по-русски. А два года назад я пригласил его к себе на родину, и он с радостью согласился приехать.

— Вот так просто согласился?

— Договориться о поездке было непросто, так как он очень занят, мы долго выкраивали удобное для всех время. Его очень радушно встретили, мои друзья организовали насыщенную программу: в Осетии ведь масса достопримечательностей, красивейшая природа! Он пробыл у нас две недели, и каждый день был расписан под завязку! Встречался с творческой интеллигенцией, со студентами, с правительством республики… Посетили конный спортивный центр «Алгус», где Гойко даже оседлал коня, несмотря на свой солидный возраст. Так что визит запомнился. И не только гостю. Местные жители останавливали его на улице, просили автограф, фотографировались. По сей день практически при каждом нашем разговоре он вспоминает то время, вкус осетинских пирогов и наше гостеприимство. Он даже немного научился говорить по-осетински!

«Спасай, Эльбрус!»

— В вашей фильмографии более полусотни фильмов, среди них «От заката до рассвета»…

— Я снимался в третьей части — «Дочь палача», съемки проходили в Южной Африке и были очень динамичные. На площадке познакомился с Тарантино, он крайне интересная персона. При всей своей культовости очень доступен, всегда советовался, как лучше выполнить трюк. В съемках участвовали каскадеры из разных стран, но практически все сложные трюки выполнены мною, пришлось даже дублировать каскадера, который не мог выполнить трудный каскад. Весело звучит, да? — «дублировать каскадера».

Один момент особенно запомнился. Когда я выполнил все трюки — падения, волочения, Тарантино подошел ко мне с широченной улыбкой на лице, похлопал по плечу и сказал: «Thanks for Russian!». Было очень приятно.

На съемках этого фильма я переодевался в женское платье. По сюжету главный герой, главарь банды, сбегает с дочерью палача — Эсмеральдой. Ее должна была дублировать девушка-каскадер, надо было на полном скаку запрыгнуть на лошадь. За полдня сняли несколько дублей, но режиссер был недоволен: трюк никак не удавался. В конце концов, Тарантино воскликнул: «Спасай, Эльбрус!» Ну и в итоге пришлось мне надеть красное платье и стать Эсмеральдой.

— А какие съемки запомнились больше всего?

— Самое яркое впечатление оставила лента «10 000 лет до нашей эры» — это крупномасштабный фильм с большим бюджетом. Съёмки длились восемь месяцев в разных странах. Условия были непростые: от 25 градусов мороза в Новой Зеландии до 40 градусов жары в Намибии. Тогда, кстати, я выполнил самый сложный трюк в моей практике. Надо было дублировать актера, которого по сценарию из седла вырывает здоровенная птица. Ко мне привязали кабель, сорвали с лошади и бросили на расстояние в 30 метров. Я должен был приземлиться на маты, но где-то, видимо, допустили ошибку в расчетах, не вывели верную траекторию… В общем, до матов я не долетел, приземлился жестко. От серьезных травм спасла только защитная одежда — я был в полной экипировке.

— Оправдан ли такой риск? Тем более когда есть компьютерные технологии.

— Современные технологии в какой-то степени отнимают наш хлеб, но большинство крупных киностудий по-прежнему предпочитают максимально достоверные, естественные кадры. Поэтому каскадеры еще долго будут востребованы. Что касается риска, в Голливуде очень серьезно относятся к технике безопасности, вероятность несчастных случаев сведена к минимуму. Каждый трюк, даже самый несложный, отрабатывается множество раз, чтобы учесть любую мелочь. Но полностью исключить элемент риска все же нельзя, особенно когда ставятся трюки с животными. С машинами или байками проще, а лошади, если испугаются, могут повести себя непредсказуемо. Поэтому очень важно найти подход к каждой лошади, а они все, как и люди, разные, каждая со своим характером, привычками.

— Некоторые трюки с участием лошадей выглядят довольно жестоко. Животные не страдают на съемках?

— В Голливуде на всех съемочных площадках присутствуют представители организаций по защите животных, они строго следят, чтобы лошади не страдали, не получали травм. Это, как правило, довольно влиятельные организации, у них даже есть право остановить съемки, а это затратно для кинокомпаний. Понятно, что режиссер требует зрелищности, но грань в работе с животными мы не переступаем никогда.

«Викинг» под «Черными парусами»

— Смотрите фильмы с вашим участием? Какой нравится больше всего?

— Смотрю, но не очень часто. Один из наиболее запомнившихся — «Викинги», люблю исторические фильмы. Кстати, сейчас жду ответа от одной крупной компании по поводу нового проекта. Голливуд готовится снимать в ЮАР исторический сериал «Troy», надеюсь, моей компании удастся поучаствовать в этом проекте.

— Когда дублируете в кадре актера, не бывает обидно, что все лавры достаются ему?

— Иногда такое чувство возникает. Но это раньше дублер был неизвестной тенью актера, сегодня в кино многое меняется, и каскадеры поднялись на более высокую ступень, их работу признают. Хороший каскадер нынче ценится на вес золота.

— Есть профессиональная планка, которой хотелось бы достичь?

— На сегодня главное достижение — это создание собственной компании каскадеров Film Equus. К этой цели я шел долго и сейчас могу похвастаться прекрасным коллективом наездников и каскадеров, а также отлично подготовленными лошадьми, их у меня около сорока. Компания молодая, но репутация у нас уже есть. И есть чем похвастаться! В январе выходит в прокат четвертый сезон голливудского приключенческого сериала о пиратах «Черные паруса». Наверное, все мы в детстве зачитывались историями о корсарах и воображали себя покорителями морей. Мне удалось воплотить эту детскую мечту в реальность. В «Черных парусах» мы с командой Film Equus выполнили множество трюков.

— Любой человек может стать каскадером? Или для этого необходим определенный «ген», жажда риска?

— Конечно, без пресловутой жажды риска тут никуда не денешься, она должна быть априори. Еще важны физическая подготовка, самодисциплина, смелость.

— А вам знакомо чувство страха?

— Скорее, присутствует волнение. С годами привыкаешь, и выполнение любого, даже самого сложного и опасного трюка становится обычной работой.

Рыцарь Иристона

— И вам никогда не хотелось сменить род занятий? Даже после травм?

— Нет, ни разу! К травмам отношусь как к неизбежной составляющей моей работы. Хотя было их, конечно, много. Ломал ноги, ребра, не говоря уже об ушибах… В фильме «Лабиринт» пришлось дублировать двух ведущих актеров и выполнять все конные трюки. За два съемочных дня совершил около 15 падений на высокой скорости… Потом еще целый месяц чувствовал во всем теле эти съемки. Но это часть моей работы, любимой работы, поэтому особо не сокрушаюсь по таким поводам.

— Как относятся ваши родные к столь опасной профессии?

— С полным пониманием! Более того, практически все они вовлечены в нее. Про дочь я уже говорил. Мой младший брат Сослан снимался в фильме «Висельники» с участием Уэсли Снайпса. И с женой у нас общие интересы. Мы с ней познакомились опять же «на почве» лошадей. Эдда — немка, но родилась в ЮАР, выросла на ферме, ее отец разводил арабскую породу. И сейчас у нее ранчо, из-за этого никак не могу свозить ее к себе на родину: нельзя бросить лошадей. Сам в Осетии тоже, к сожалению, бываю редко и скучаю по близким и по родной земле.

— Помимо ранчо и каскадерской компании у вас ведь еще и конный театр…

— Да, он существует уже 10 лет, даем представления, делаем постановки: средневековые турниры, древние игры, периодически выезжаем на гастроли по ЮАР. Людям очень нравится этот жанр. Сейчас поступило предложение от крупной компании подготовить рыцарское шоу к декабрю. Работы предстоит много, но, думаю, это будет интересно.

— Каждый актер видит себя Гамлетом. Какую роль хотелось бы сыграть вам?

— Воина в историческом фильме.

— А если бы вы жили в эпоху рыцарей, какой девиз красовался бы на вашем щите?

— «Иратта, разма!» («Осетины, вперед!»)

Фотографии предоставлены Эльбрусом Уртаевым

Альбина Цомартова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка