{{$root.pageTitleShort}}

Не по-детски: как фанерные домики оказались проводниками культуры

«Игрушечная империя» началась в 90-е с обычного небольшого магазина. Сейчас дагестанское производство думает об экологичности и пытается решать социальные вопросы
333

— Я делаю экологичные, дешевые и развивающие ребенка игрушки, — объясняет предприниматель Арсен Хабибов.

Недавно его предприятие попало в число финалистов конкурса AliExpress и получило миллион на развитие магазина на его площадке. Один из крупнейших маркетплейсов решил поддержать российских производителей товаров народных художественных промыслов и продукции, «транслирующей российские традиции, историю, культуру».

Специально для конкурса Арсен и его команда разработали серию домиков с этническими мотивами. Так на фанерных игрушках появились традиционные дагестанские и даже удмуртские узоры.

Решение для родителей

Мастерская деревянных игрушек Worl4kids находится в промзоне Махачкалы. Кажется, повсюду расположились многочисленные склады, ремонтные студии и цеха. Двухметровая ажурная фигура человека, сваренная из кусков металла, встречает на входе. Здесь же и разноцветный катер с надписью «Гумбет», и старенький «Москвич» цвета потускневшего апельсина. Тут производят игрушки, которые потом разлетаются по всей России.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Лабиринт из шелка и золота
Французы узнают в ней Матисса, немцы — Пауля Клее, австралийцы — орнамент аборигенов, американцы — абстрактный экспрессионизм Джексона Поллока. Парадоксы кайтагской вышивки

Мастерская разбита на несколько зон: в углу подиум с мольбертом (тоже работа цеха), несколько ярких домиков для кукол. Отовсюду видны заготовки для игрушек. Вот в коробке сотни мечей и сабель, пахнущих деревом, на столе — люлька для кукольного младенца. Рядом крохотный стульчик и пара таких же человечков.

Еще дальше — большое пространство, стены которого расписаны дагестанским художником Мурадом Халиловым. Он и его команда — студенты местного худграфа — отвечают за художественное направление на производстве. Они и разрабатывают «этнические» дагестанские домики из фанеры.

— Все домики расписаны в национальной тематике. Гоцатлинский, табасаранский, кайтагский. Видите эти аулы и домики в них? — показывает художница Жарият Магомедова.

Гоцатлинский домик весь в цветах и стеблях растений, табасаранский, естественно, напоминает знаменитые ковры. Кайтагский — платок с традиционной вышивкой.

— Мы искали в книгах и в сети соответствующие узоры. Брали их за основу, а потом уже дорабатывали. Вообще, начали, конечно, с ковровых узоров — это то, что первым приходит в голову, — объясняет Жарият.

Однако в мастерской изготавливают игрушки не только в дагестанском духе. Дизайн самого первого этнодомика — в удмуртском стиле — выполнил заслуженный художник России Александр Кулемин.

— Очень много мудрости в рисунке. Художник объяснил, что сначала этот узор пришел к нам из Византии, — объясняет руководитель предприятия. — Здесь вся Россия.

Сейчас над росписью домиков работают шесть человек. Уже раскрашенные домики — это образцы, то, как изделие будет выглядеть в итоге. Покупатель же получит фанерный конструктор, который сначала надо собрать по инструкции, а затем — раскрасить. Контуры узоров нанесены на крышу и стены. Использовать можно акриловые краски или даже фломастеры. Цветовой ключ прилагается. Стоимость таких раскрасок начинается от полутора тысяч рублей.

— Идея какая? Родителям сейчас некогда общаться с детьми, развивать их. А мы даем им готовое решение, — объясняет Арсен Хабибов. — Вот удмурт приходит в магазин и видит домики, к примеру, с казахскими узорами. «А есть удмуртские?» По каталогу — чик: да, есть. И он думает: куплю домик, поставлю дома, и я свою отцовскую задачу — передать свою культуру, уделить внимание ребенку — выполнил. Да, это маркетинг. Он нужен, чтобы были хорошие продажи. Но я люблю, когда есть еще и социальная ответственность. Не просто «бабки, бабки».

Вначале был паркет

Небольшая комната с яркими стенами, на которых развешены небольшие картины в рамах, служит одновременно и гостиной, и кабинетом руководителя.

— Я продаю игрушки 30 лет. Опыта продаж, понимания того, что нужно клиенту, мне не занимать, потому что нет в России древнее продавца розничной сети, чем я, — так Арсен Хабибов говорит о себе.

Сейчас ему принадлежит один из крупнейших в Дагестане магазинов игрушек. А начиналось все, когда 20-летний Арсен вернулся из армии и стал искать, чем ему заняться.

— Мы тогда жили в частном секторе, отец говорил: «Вот была бы у меня мастерская, я бы там на старости возился…» Потом я приехал из армии и началось: купили квартиру, паркет надо постелить. Сколько стоит? 50 долларов квадрат. «Да я сам поставлю!» Взял станок — с первого раза получилось. Поставил вместе с родственниками тысячу квадратов редчайшего вьетнамского бука. Я что угодно могу поставить на линию.

Свои организаторские способности предприниматель решил использовать в продаже игрушек, когда понял, что у этого бизнеса далеко не детские масштабы. Появился магазин, вверх росли этажи и продажи, увеличивался ассортимент и доход. Но «отцовская» идея — создавать что-то своими руками — не покидала бизнесмена. Пять лет назад Арсен решил начать производство собственных игрушек из дерева, тем более что раскрученное место для реализации уже было. Первыми моделями стали кукольные домики, затем линейку товаров пополнили сабли и кинжалы из фанеры.

Новое занятие так увлекло дагестанца, что в итоге магазин отошел на второй план, теперь он сдается. Все силы бизнесмен направил на свою мастерскую.

Станки до горизонта

Где-то в углу негромко жужжит станок, лазером обозначающий контур будущих фигурок человечков. Другие станки — погромче и помощнее — находятся в отдельном помещении.

— Станки мы придумали сами, — проводит экскурсию Арсен Хабибов. — Мой станок работает на 20 процентов быстрее и чище. Они должны не выключаться круглосуточно. Они же не потеют, выходные им не нужны. Это роботы. Как Сыроежкин пел: «Вкалывают роботы, а не человек».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Бизнес по дереву
Как финансовый кризис помог предпринимателю найти новую нишу на рынке и будет ли дизайнерская кавказская мебель популярна в Москве

Один человек может контролировать три подобных станка, тогда как обычно на каждую машину нужно по работнику. Сейчас на предприятии работают десять человек. Ассортимент состоит почти из двух десятков игрушек. Это разные модели домов для кукол, наборы мебели к ним, парковки для авто и крепости с солдатиками, мечи, сабли и разнообразные человечки.

Вдохновение Арсен видит в своих пятерых детях и троих внуках, но, кажется, сам не прочь поиграть в игрушки.

— У внуков большинство игрушек — мои. Они любят фигурки человечков. И еще я придумал такой конструктор — квадратики с щелями, из них можно собирать все что угодно. А вот эта штучка еще в разработке, — показывает Арсен на трехэтажную крепость. — Ребенок сам может ее собрать: все адаптировано под детские руки.

Все игрушки из березы можно купить в магазинах Дагестана, но у предпринимателя куда более глобальные планы, которые уже привели его на мировую онлайн-площадку.

— Что такое AliExpress? Это маркетплейс, который за нас, коммерсантов, все задачи решил. Он сделал сайт, сделал логистику. Если ты хорошо работаешь, продажи будут. Это возможности, которые не ограничены, — убежден Арсен.

За год с начала момента работы на сайте дагестанское предприятие продало более пяти тысяч единиц товара. Ежемесячная выручка с площадки — 350−500 тысяч рублей.

Выход в финал в конкурсе добавляет еще больше дивидендов: предприятие получило один миллион призовых.

— Конечно, деньги нам не дали в руки. Этот миллион дали на развитие и продвижение внутри сайта. Например, нам делают скидку на затраты на логистику — свои восемь процентов комиссии с нас не возьмут, — говорит предприниматель.

В планах — увеличение мощностей производства и расширение ассортимента.

— Я хочу, чтобы было темное помещение до горизонта — и там работают станки: ж-ж-ж! Планы покорить мир есть, конечно. Я смотрю на конкурентов и вижу людей, которые придумали ерунду.

Анастасия Расулова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка